• Погода
  • -20
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

Алик ищет жену…

по переписке. Начал еще во времена Советского Союза. За это время было много разного, но Алик не сдается и продолжает искать… 

Ко мне в руки попало любопытное письмо. Написал его мой ровесник по имени Алик. Мы с ним встретились, и я испросил у него разрешения использовать письмо хотя бы частично. Получил. Читал его несколько раз. Написано грамотно, хотя знаков препинания почти не встречается. Но это ничего. Под конец у меня сложилось стойкое убеждение, что судьба Алика повторяет судьбу страны, в которой он родился и живет не очень счастливо. Или судьба страны повторяет судьбу Алика?

Часть первая. Минор

Начинает Алик почти эпически (знаки препинания я поставил сам): «Родился я 13 июля 1959 года в Минске. В детский сад не ходил — меня воспитывала бабушка. Родители работали и жили в стесненных жилищных условиях, а у бабушки был свой дом в частном секторе. В классе я был самым тихим и спокойным, друзей у меня, можно сказать, не было. Была, правда, уличная команда из четырех человек. В школе учился я на «хорошо» и «отлично» первые пять лет, потом похуже. Но аттестат получил без «троек».

Закончил школу, переехал к родителям, уличная команда распалась. Все больше проявлялась проблема одиночества, а познакомиться с девушкой было вообще неразрешимой задачей. Я был (и есть) довольно замкнутый, непьющий, некурящий, некомпанейский домосед…»

В общем, подругу жизни Алик решил искать по газетным объявлениям. Тогда дело было новое, у нас совсем незнакомое. Как-то наш университетский преподаватель журналистики Татьяна Орлова принесла на занятия некогда знаменитую рижскую «Вечорку». Знаменита она была тем, что там печатались объявления о знакомствах, а больше в СССР — нигде. Само собой, у нас открылись рты и распахнулись глаза. Орлова показала газету издали, а в руки не дала. Аудитория сдавленно вздохнула. Почти заграница, ё-моё…

Алик все же отыскал в газете объявление от юной жительницы Лиды. Не раз ездил туда, все вроде налаживалось. Но, дело молодое, жительница Лиды приревновала Алика к подружке. В результате он остался с носом. Но без подружки.

Вторая попытка была более удачная. Уже полузабытая «Чырвоная змена» напечатала письмо Алика с бодрым заголовком «Ищу девушку». Откликнулось сразу 28 кандидаток на смену места жительства. Ни одна минчанка Аликом не заинтересовалась. Короче говоря, Алик отдал предпочтение девушке из Нарочи. Тогда она была еще школьницей, а через три года стала законной женой столичного жителя Алика. Впрочем, ничего хорошего из этого не вышло, кроме дочери Марины. Как и папаша, она родилась в июле…

Дальше опять цитирую Алика: «Жена, естественно, переехала в Минск. Жили в двухкомнатной квартире с родителями. Между женой и моими родителями начались «военные действия». Они ее так и не приняли…»

Годы стерли из памяти Алика многое, но 18 сентября он со своей женой развелся. Это он помнит. Опять одинок. Можно начинать поиски по-новой…

Хорошо помню то время, время водораздела не только между народами, но и людьми. У меня даже брали год назад интервью для книжки «Время потерянных надежд». Пока книжки нет, да и надежд тоже. Какой смысл в книжке? Ничего, историкам будет интересно, так сказать, из первых рук …

Да, Алику не повезло. Он как раз попал в тот поток истории, который в СССР начался во второй половине 60-х, а когда открыли шлюзы в 80-х, он стал только жертвой этого потока. В 60-х колхозному населению начали выдавать паспорта, и оно массово рвануло туда, где лучше — в город. Так что бывшая жена Алика все рассчитала верно: вышла замуж за нелюбимого человека, который жил в городе, немного помучилась, но, в конце концов, стала минчанкой.

Тенденция, в общем, сохранилась, но приобрела некоторую карикатурность. Молодое мужское население стремится в столицу любыми путями, у женского шансов поменьше, зато перспективы покруче. Одним словом, у сельского населения все отобрали и поделили между всеми. И все это — отсутствие работы, смешные зарплаты, невозможность реализовать себя на малой родине — прекрасно сформулировал Алик: «Мы развелись, но остались жить в одной квартире, «разъехавшись» по комнатам…»

Часть вторая. Полный минор

В дальнейшем поиски жены у Алика как-то не складывались. То есть он ее уже нашел, но время от времени находил у нее письма с признаниями в любви от разных кавалеров. Они также интересовались, что муж думает о разводе, согласен ли, скоро ли, и т.д.

Потом все вышло совсем уж затейливо: бывшая жена вышла замуж за жителя Калининграда. Поскольку у жителя жилья не было, получилась заковыристая штука. Размен не получился, новый муж старой жены поселился в квартире старого мужа. Представьте: старый муж, новый муж, старая жена, она же — новая… Трудно представить, страшно вообразить. Смертоубийством, слава Богу, не кончилось.

Кончилось все более любезно: «Жена вышла замуж, а я стал искать вторую жену старым способом — через газетные объявления. Поиски затягивались, длились больше двух лет. За этот срок я целый год встречался с одной. Думаю, уверен, что это была моя первая любовь…»

Вполне возможно, что и первая. Но у новой возлюбленной была дочь совсем не от Алика. И однажды она назвала чужого дядю папой. Алик — мужчина все же практичный: «Встречаться, ходить в кино, театры — это хорошо, но мечтаешь о семье. Проходив так год, я поставил вопрос ребром, и оказалось, что замуж за меня она и не собирается. Были еще две встречи, но безуспешные. И вообще, кто нравился мне, той не нравился я. И наоборот…»

Ах, как часто это бывает в жизни. Гораздо чаще, чем нам хотелось бы…

Вот и в политике то же самое. Любили мы Россию, любили, уж так беззаветно, а что в итоге? Не верит нам Россия, я ее понимаю: беззаветная любовь не входит в систему политических понятий. Все там, знаете ли, слишком прагматично и практично. Типа ты мне, а я тебе. В итоге, за полученную по льготной цене нефть (и успешно переработанную в «растворители») мы должны «любовнице» от 1,5 до 2 млрд долларов. И она эти доллары нагло требует. Разве можно так при любви?

Плюс ко всему, на поддержание производственных мощностей, которые еще сохранились со времен СССР и не превратились в железный хлам, не проданы, не украдены, требуется 1 млрд долларов в год. В конце концов, вырисовывается сумма в 7 млрд долларов, столько нам нужно импортных денег, чтобы не рухнуло то, что еще есть. Что делать, куда деваться, у кого еще перехватить пару-тройку миллиардов?

Думаете, Лукашенко знает? А вы спросите у него сами. Выбрали — так спрашивайте.

Часть третья. Пианиссимо

Моя жена когда-то в юности окончила музыкальную школу. Поэтому объяснила мне, что пианиссимо — это когда музыка звучит медленно, задумчиво. И у Алика все пошло как-то пианиссимо, что обычно бывает после фортиссимо, громкого, бравурного тона музыки. «Объявления, письма, встречи продолжались около двух лет. Дома я старался бывать как можно реже. «Бывшая» старалась подколоть, что она вышла замуж, а я все ищу, что никогда не найду. Это, конечно же, давило на психику…»

Короче, Алик продолжал упорно искать идеал. Ездил в другие города с ночевкой, чтобы укусить «бывшую»: и меня, мол, любят и так далее. Правда, тут сразу возникал железобетонный вопрос: а куда, собственно, я привезу будущую жену? Поедет ли она? Квартира Алика завалена газетными подшивками, письмами и прочими бумагами. «Да я и сам никуда бы не поехал — пришлось бы работу бросить, родителей. Да и вообще, все в столицу стремились, а не из столицы…»

Алик взялся перебирать старые письма, да все не мог найти идеальную жену. Видно, он забыл, что идеальных жен не бывает, их делают такими мужья. А Алик пошел по ошибочному пути, нарисовал себе выдуманный образ: пусть не красавица, но чтобы не полная. Будущие и настоящие кандидатки в него не вписывались. Да тут еще тогдашняя пассия Оля видела на почте, как Алик получал очередной килограмм писем. И подумала тоже практично: если ему столько пишут, то на фиг я ему нужна? Если ты меня нашел, то кого теперь ищешь?

Думаю, Алик просто включился в процесс, привык искать что-то неземное. Просто искать, а находить не обязательно…

Между прочим, все остальные белорусы тоже живут больше по привычке. Привыкли работать вполсилы (как в СССР), получать соответствующие зарплаты, всякие социальные подачки, пенсии, льготные выплаты. Считается, что государство все должно дать. Оно и давало, предварительно походив с протянутой рукой по миру. Да не подают уже просто так. Что государство может дать, кроме того, что вы ему дали, а потом попросили обратно?

Мы все время забываем, что государство ничего не производит, кроме бумажных денег. Производим мы. Выходит, как полопали, так и потопали. Я не против всяких там социальных выплат. За державу обидно!

Пару цифр напоследок. Чтобы покрыть дефицит в 7 млрд долларов, нужно продать экспортной продукции на 15 млрд долларов. Это если получится. Вы в это верите? И я нет. Поэтому лучше послушаем про Алика. Его проблемы, по крайней мере, всем понятны.

Часть четвертая. Финал

Что-то у Алика в любви не получалось. Он даже сделал Оле предложение, а 19 декабря 1992 года они расписались. Но, с одной стороны, Алик видел простую, душевную, замечательную женщину, с другой — брак получался по принципу «стерпится-слюбится». У них даже сын родился, а однокомнатную квартиру жены и комнату мужа обменяли на двухкомнатную квартиру. Вроде живи и радуйся этому факту. Но «стерпится-слюбится» не вышло: в 1999 году развелись…

«И стал я искать друзей знакомым способом, через объявления. Мечтал и мечтаю найти друзей среди одиноких белорусских мужчин…»

Экзотическая мечта, с ней были связаны некоторые издержки производства. У Алика это выразилось немножко причудливо, но в полном соответствии с советским образом жизни. Короче говоря, купившись на удочку «одинокого мужчины», ему стали писать в основном три категории «одиноких белорусских мужчин»: бывшие или настоящие «урки», алкоголики и, прошу прощения, «голубые», сплошь активные. Алик вежливо, но твердо уклонялся от более близкого знакомства. Романтика, конечно, но… ну его к черту.

Одним словом, пишет Алик свои письма с 1995 года. Надо сказать, у Алика есть свои достижения. За прошедшие годы ему написало около 7 тысяч человек. Полторы тысячи человек он перезнакомил. Были и свадьбы. Прямо героиня Натальи Гундаревой из фильма «Одиноким предоставляется общежитие». Только мужского пола…

Дальше все было как всегда, то есть печально. В один год умерли отец, мать и, прошу прощения, теща (бывшая). С 2011 года Алик опять живет один. Как говорится, милости просим. С 2007 года распространяет билеты «Спортлото». Другими словами, продает другим шанс, который сам не использовал…

Если посчитать соотношения, то Алику, пожалуй, пишет не меньше народу, чем президенту. У Лукашенко — аппарат, а Алик один. Алик будет нужен людям всегда. Он дает шанс, который они реально могут использовать…

Сергей ШЕВЦОВ