TOP

Любовь и футбол

Британский электрик ради любви переехал из почти полумиллионного Бристоля в провинциальный белорусский Рогачев и основал там детскую футбольную команду.

«Я никогда не помышляла, что в моем возрасте выйду замуж»

Джон и Лена Натт живут в многоэтажке на берегу Днепра. На восьмом этаже в стандартной трехкомнатной квартире. Она — приятная худощавая блондинка. Он — крупный и раскрепощенный. Хриплый голос заядлого курильщика, руки в фанатских татуировках, в левом ухе — серьга.

Лена — артистка, руководит музыкальным ансамблем. Джон при нашей переписке с гордостью сообщил, что Лена написала музыку к гимну Рогачева.

«Я никогда не помышляла, что в моем возрасте выйду замуж. Развелась в 98-м, одиннадцать лет была одна. Дочь маленькая, как тут личную жизнь устраивать. А она подросла, уехала в Минск и говорит: «Мама, ну что ты все время одна?» Я говорю: «Некого выбрать, вокруг одни алкоголики».

Лена в 2009 году написала объявление на сайт знакомств.

«Мы оба искали то, что нашли, — рассказывает Джон свою love story. — Я увидел фотографию Лены и подумал: какая привлекательная женщина! Мы очень быстро поняли, что оба любим музыку. Я же в Англии с 1977-го до 1992 года делал передвижные дискотеки. И любовь к музыке растопила лед между нами».

Они постоянно общаются между собой. Джон говорит по-английски. Лена изредка вставляет в свою русскую речь английские слова. Языка она никогда не учила. Самое невероятное — понимают друг друга. И настоящей фантастикой представляется то, как они общались в начале знакомства.

«Мы стали переписываться и очень быстро сблизились, — рассказывает дальше Лена. — Он человек с юмором, и я тоже. Мы в скайпе очень много шутили и постоянно смеялись. Потом, когда я поехала в «Зубренок» с детьми, он мне каждый день звонил — мы с ним по часу-два разговаривали. Думаю, он много денег потратил на телефон».

Первый раз увиделись на «нейтральной территории». Лена встретила Джона в минском аэропорту, и они поехали в Брест. Провели там вместе две недели. Потом Джон приехал в Рогачев. Потом пригласил Лену с дочкой Катей в Англию. Потом некоторое время ездили туда-сюда… Наконец, поженились в 2012 году. Свадьба была в Рогачеве.

Image 2537

Ему здесь нравится все

Здесь, в Рогачеве, и остались. «Это я очень сильно попросила, — объясняет Лена. — Может, это любовь к Беларуси… Летом живем в Бристоле, а остальное время здесь».

Интересно, что Лена — не белоруска. Родилась в Свердловской области. Там же и училась. В 27 лет приехала сюда со своим первым мужем. Все ее родственники в России — и родная сестра, и двоюродные. Родителей уже нет в живых.

«Я не имею права забирать ее отсюда, — говорит Джон. — Лена любит свою работу. А я на пенсии. Лена любит петь, музыку. И тут ее дочь. Поэтому я все бросил и приехал сюда. Теперь моя семья и мои друзья здесь».

Переехать в Гомельскую область из 430-тысячного Бристоля, который ведет свою историю от Римской империи, — для многих такой выбор покажется странным. Рогачев хотя и имеет славную историю, но в нем некоторые современные здания выглядят так, что ради сохранения душевного равновесия хочется, чтобы им было лет 300.

«Большой город — большие проблемы, — говорит Джон. — Нас мусульмане учат, как нам называть свои праздники. Всегда говорили «Happy Christmas». Они сейчас считают это оскорблением! Требуют, чтобы говорили «Happy Holidays!».

Джон на пенсии уже несколько лет. До этого занимался электрикой, имел свой маленький бизнес. В Британии у Джона три дочери. «Я не очень часто их вижу», — говорит он.

Его английский дом стоит в пригороде Бристоля. «Дом двухэтажный, но небольшой, — рассказывает Лена. — Он его купил года за 3—4 до нашего знакомства. И как только понял, что нас что-то будет связывать, то упорядочил сад, завел рыбок в бассейне».

Лена не скрывает, что Джону тут жить выгоднее. Одни сигареты в Британии раз в десять дороже. Правда, после свадьбы Джон стал курить намного меньше. И даже похудел на 19 килограммов.

В Англию они ездят часто. Летают через Вильнюс, так намного дешевле. В Минске уже успели побывать в оперном, в филармонии, на «Минск-Арене» и планируют, какие матчи посмотрят во время хоккейного чемпионата.

«Я знал, что Минск — столица Беларуси, — смеется он, когда спрашиваем, что знал о Беларуси. — Знал еще, что граница в Бресте. И больше ничего. И Беларусь стала для меня самым приятным сюрпризом».

Ему здесь нравится все. Говорит, что белорусы — приветливые и доброжелательные, что наша природа — невероятная, а британскому правительству есть чему поучиться у белорусского.

Даже обязательный анализ на СПИД, чтобы получить белорусский вид на жительство, Джона веселит. «Джон нет СПИД», — смеется он, описывая, как получал белорусский паспорт. Паспортов у него теперь два: британский и белорусский.

Англия дала миру футбол, а «Бристоль Сити» дал футбол детям из Рогачева

Школьный кубок города Рогачева называется «Бристоль Сити Трофи». Организовал его Джон.

«И так уже будет навсегда, — говорит он. — Даже если я умру … «Бристоль Сити» сейчас вписан в Беларусь».

В кубке сыграли все шесть рогачевских школ.

«Бристоль Сити» дал мне два больших кубка. А один маленький магазин дал мне еще маленький кубок и медали для всех детей, — все это Джон рассказывает с чрезвычайным достоинством. — И когда у нас был финал на рогачевском стадионе, каждая школа получила кубок. Каждый парень, который играл, получил медаль, независимо от того, выиграла его команда или нет!»

Все началось с Лениной школы. Лена работает в Рогачевском районном центре творчества детей и молодежи на базе школы №6. Ведет образцовую вокальную студию «Детское время». «Я пришел в школу к Лене и увидел, что дети играют в футбол. Но никакой формы, никакой организации! — Это Джон рассказывает перед тем, как мы выходим на тренировку на школьный стадион. — Я тогда собрал ребят, рассказал о моей команде «Бристоль Сити» и спросил, хотят ли они играть в красно-белых цветах. Они сказали «да». Тогда я поехал в «Бристоль Сити», и они дали мне новую форму для школы №6 города Рогачева».

Мальчики переодеваются в классе, где Лена ведет музыкальные занятия. И это самое яркое впечатление дня: футбольное поле рогачевской школы и десяток мальчишек в бело-красной форме британского клуба — той самой, которую Джон привез из Бристоля.

Джон ведет тренировку по-английски. Капитан команды Данила переводит там, где остальные ребята не понимают.

Image 2538

«Дэнни — моя надежда, — указывает Джон на парня. — Настоящий капитан, но у него мягкое сердце».

«Однажды Джон пришел на урок английского и сказал, что собирает футбольную команду. И чтобы приходили все — неважно, умеешь ты играть или не умеешь. Я позвал несколько одноклассников и своих друзей», — начинает рассказывать Данила о том, как попал в команду. «У меня есть договор с «Бристоль Сити». Я слежу за ребятами, но будущее в их руках. Моя задача — чтобы детский футбол в Рогачеве был. Это моя цель», — говорит Джон, когда спрашиваем, зачем ему это.

«Я вам еще что-то покажу

Джон и Лена все время говорят друг о друге. «Он у меня такой хозяйственный, все умеет сам делать, и не пьет, ну только что курит», — это Лена про Джона. «Она такая талантливая, вы еще услышите, какой у нее голос, как она поет!» — Это Джон о Лене.

Поют и выступают они теперь вместе с Джоном. «Дорогой длинною» выучили по-английски и по-русски. «Очень красивый номер получился, — рассказывает Лена. — Мы с девушками в цыганских костюмах, такие красивые дамы. Он между нами как цыганский барон. И по-английски поем».

Когда просим Джона рассказать о татуировках, он закатывает рукава. «Я знаю, что в Беларуси, если у человека много татуировок, то он сидел в тюрьме, — смеется Джон. — Но у нас это не так!» Все татуировки Джона — о его клубе «Бристоль Сити».

Серьга в его ухе тоже, мягко говоря, не вполне обычное явление для Рогачева.

«Я вам сейчас что-то еще покажу», — вдруг говорит Джон и задирает футболку на спине. Вдоль позвоночника у него большой и достаточно свежий шрам.

«Это рак, — говорит Джон. — У меня было 3 брата и 2 сестры. 2 брата и одна сестра умерли, — рассказывает он. — За свою жизнь я потерял 17 своих родственников от рака. И я, и другой мой брат — оба перенесли операции из-за рака. Мои родители умерли от рака. Моя семья в Англии сократилась, но она увеличилась здесь, в Беларуси».

Лена говорит, что Джон своего здоровья от нее не скрывал.

«Я за него очень переживала. Ведь когда мы с ним познакомились, он лег на обследование. Но врачи сказали: все в порядке. Мы могли бы, конечно, и в Турцию ездить, и в Таиланд, но я его берегу. Не хочу, чтобы он был на солнце. Для него это очень плохо», — говорит Лена.

Радио Свобода