• Погода
  • -16
  • EUR3,0869
  • USD2,5509
  • RUB (100)3,4592
TOP

Наталья Пинчук: «Комментировать можно дела, а не слова»

«Я слышала заявление Лукашенко на пресс-конференции. Не первый раз подобные заявления звучат, но слова нет смысла комментировать. Комментировать можно только дела».

Так отреагировала жена правозащитника Алеся Беляцкого Наталья Пинчук на слова Лукашенко о том, что если информация о компенсации ущерба подтвердится, может быть рассмотрен вопрос о применении к Беляцкому амнистии.

21 января на встрече Лукашенко с руководителями СМИ директор информационной компании БелаПАН Алесь Липай указал, что общественность давно выплатила ущерб, якобы нанесенный Алесем Беляцким в сумме 90 тысяч долларов за неуплату налогов.

«Этот ущерб государству уже давно возмещен за счет пожертвований граждан, а ведь в нашей стране не раз выпускали на свободу бизнесменов, выплативших более крупные компенсации. Да и в соседней России Путин недавно освободил из заключения своего ярого противника Михаила Ходорковского, ущерб от действий которого измерялся несравнимо большей суммой — 500 миллионов долларов», — отметил Липай.

«Это серьезный аргумент. Здесь дело не в политике и не в позиции самого Беляцкого. Клянусь вам, я его не знал и не знаю», — сказал в ответ Лукашенко, заметив, что «налоги — это святое».

«Прошедший год для Алеся оказался страшно тяжелым — его полностью лишили долгосрочных свиданий с родственниками. За два с половиной года, с 2011 по 2013 годы, которые Алесь отсидел, нам дали только одно долгосрочное свидание, и то не трое суток, а только сутки. В прошлом году из двух долгосрочных свиданий мы не получили ни одно. Насколько могут, его изолируют — и здесь, и там. Временами звонит, нет проблем с перепиской, но что касается долгосрочных встреч с родными — здесь просто катастрофа», — подчеркнула Наталья Пинчук.

Напомним, что суд Первомайского района признал Алеся Беляцкого виновным в сокрытии доходов в особо крупном размере и приговорил его к четырем годам и шести месяцам лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Кроме того, А.Беляцкий должен выплатить государству в качестве компенсации 757 млн 526 тыс. 717 рублей (около 90 тыс. долларов). В такую сумму суд оценил «ущерб, причиненный преступлением», и госпошлину, которую должен выплатить обвиненный.

18 января 2012 года Наталья Пинчук перечислила указанную сумму на счет суда Первомайского района. Деньги были собраны общественностью в надежде на то, что компенсация ущерба позволит суду смягчить приговор правозащитнику. Однако суд не принял этот факт во внимание.

Правозащитник отбывает наказание в исправительной колонии № 2 Бобруйска, он официально признан узником совести.

На той же встрече все тот же Алесь Липай поднял вопрос о возможности применения амнистии к другому известному политзаключенному Николаю Статкевичу.

«Подпадут ли под действие амнистии, которая будет в 2014 году, политзаключенные? — спросил Алесь Липай. — Насколько я понимаю, прошение о помиловании от них для этого не требуется. В частности, Николай Статкевич — кандидат в президенты на выборах 2010 года. Он получил самый суровый приговор из осужденных за организацию массовых беспорядков — шесть лет, и уже отсидел более половины срока. Но даже люди, которые штурмовали Дом правительства и били в нем стекла, уже вышли на свободу, а Статкевич не только не участвовал в таких действиях, но и не призывал к погрому. Он, видимо, из тех людей, кто не станет просить о помиловании даже под давлением. Было бы в лучших традициях христианства и белорусского народа простить ему то, что он выступал с резкой критикой власти и участвовал в организации мирной акции протеста, которая переросла в битье стекол и избиение людей вовсе не по его воле. Амнистируйте их, это поможет наладить диалог с Европейским союзом — диалог, который, несомненно, в интересах белорусского народа, а значит, должен быть и в интересах главы государства».

В ответ Александр Лукашенко напомнил, что уже не раз говорил о существующей в стране практике помилования: осужденный должен написать прошение о помиловании, которое будет рассмотрено. «Можешь не писать, что ты виноват», — добавил глава государства.

На уточняющий вопрос Алеся Липая, значит ли это, что, если Николай Статкевич напишет просьбу о помиловании, но там не будет признания его вины, то его освободят, Александр Лукашенко ответил: «Возможно, сделаем, но порядок соблюден должен быть».

«Статкевич политически для меня не конкурент, — подчеркнул Лукашенко. — Статкевич — политический труп для белорусов. На последних выборах он вел эту политику на пользу президенту. Он не был мне соперником и политиком, и не будет. Статкевич того не стоит, чтобы быть камнем преткновения в наших отношениях с Евросоюзом».

AdamovichКомментируя БелаПАН высказывания главы государства, жена Николая Статкевича Марина Адамович подчеркнула: ее муж все равно не будет писать прошение.

«Он с пониманием относится к решениям, которые принимают остальные люди. Но для себя он на сегодняшний день эту возможность исключает. Ни при каких условиях он этого не сделает», — сказала Адамович.

На уточняющий вопрос, не заставит ли Николая Статкевича изменить решение тот факт, что глава государства фактически снял требование о признании вины в прошении о помиловании, Адамович ответила: «У меня на сегодняшний день нет сомнений в решении, которое он примет. Законодательство никто не менял, условия не менялись. Прошение — значит обратиться к тому, кто имеет право тебя помиловать. Невиновного не милуют».