TOP

Промышленный перелом

Плановая экономика — это крайне дисциплинированное расточительство.Э. Маккензи Из показанных по ТВ в последнее время больших совещаний у президента мы узнали много интересного. Все плохо. Один провал следует за другим. Не складываются дела в строительстве, полный упадок в Белкоопсоюзе, накрылась медным тазом модернизация в деревообработке… 

Все же хотелось настраиваться на позитивный лад, думалось, может А. Лукашенко просто обращает внимание на те отрасли, которые в пролете, а в основном все хорошо, прекрасная маркиза.

Но вот на прошлой неделе прошло совещание, изящно названное «о проблемных вопросах развития промышленного комплекса». И выяснились интересные детали, которые, впрочем, уже стали привычными для сегодняшних белорусских реалий. Президент напомнил, что еще в июне прошлого года он, обеспокоенный чрезмерными складскими запасами промышленных предприятий, провел похожее совещание. Были даны конкретные поручения и персональные задания ответственным лицам, за членами правительства закрепили конкретные заводы, испытывающие сложности с реализацией готовой продукции.

Настало время подводить итоги. «Как заверил меня премьер-министр, сегодняшний разговор будет только на позитивной ноте, имеется в виду реализация продукции… Правительство докладывает, что ситуация с запасами продукции стала улучшаться, якобы наступил перелом», — сказал глава государства.

Но на самом деле, как выяснилось, это было не что иное, как манипуляция показателями. Вроде бы в физических объемах снижение товарных запасов действительно произошло. Но, во-первых, объем промышленного производства уменьшился почти на 5%.

Во-вторых, выросла внешняя дебиторская задолженность. Потому что ушлые директора, получив жесткое указание от президента снизить складские запасы, просто отправили продукцию своим зарубежным партнерам бесплатно. И радостно отчитались о выполнении заданий. Дескать, вы требуете сократить запасы — мы их и сократили, а то, что в результате выросли убытки, так за это пока не спрашивают.

Такова логика функционирования административной системы, в которой руководители хозяйственных субъектов работают не ради экономического эффекта, а чтобы понравиться начальству.

Естественно, это вызвало возмущение А. Лукашенко: «Какой же это перелом, если деньги на счета предприятий не поступают? Причем разрыв между внешней кредиторской и дебиторской задолженностью растет, и мы по-прежнему кредитуем зарубежных партнеров. А недостаток средств на текущую деятельность забираем из нашей банковской системы и потом стонем, что у нас дорогие кредиты».

На совещании были приведены весьма неприглядные цифры и факты. В промышленности чистая прибыль сократилась почти в два раза, число убыточных предприятий увеличилось в 1,8 раза, суммарный чистый убыток вырос в 2,6 раза. Доля продаж продукции МАЗа на российском рынке уменьшилась почти на треть.

Таким образом, можно констатировать, что промышленность Беларуси находится в состоянии кризиса. Помните, как после финансового обвала 2011 г. А. Лукашенко уверял, что никакого кризиса не было, ибо, согласно учебникам, кризис — это когда происходит падение производства, предприятия не работают. Так вот в прошлом году, даже по данным официальной статистики, объем промышленного производства уменьшился почти на 5%. А с учетом того, что увеличились складские запасы, реальная ситуация еще хуже.

Сегодня уже можно уверенно делать вывод, что провалилась широко разрекламированная программа модернизации. Яркая иллюстрация — деревообрабатывающая отрасль. Но не только. «МТЗ, МАЗ домодернизировались до того, что продать продукцию не могут», — с возмущением говорил Лукашенко на совещании. А председатель Комитета госконтроля А. Якобсон привел пример с цементными заводами, на которых произошла «глубокая модернизация» за китайские кредиты, а сейчас они загружены едва на треть и убыточны.

Премьер-министр М. Мясникович в интервью телеканалу «РТР-Беларусь» вечером 8 февраля, сравнивая нынешнее экономическое положение страны с кризисом 2011 года, заявил: «Сейчас, я считаю, что у нас ситуация тоже очень тяжелая… К сожалению, наши, в том числе предприятия брендовые, так сказать, значительно уступают сегодня по качеству. И тенденция, к сожалению, к ухудшению».

И А. Лукашенко вынужден признать, что правительство и руководство предприятий фактически не выполняют его поручений. Получается, что эффект от подобного рода мероприятий с выдвижением жестких требований, разносами и угрозами — нулевой.

Но все же на этом совещании была попытка нащупать истинную причину кризиса в промышленности. Она лежит не в сфере недобросовестности правительства и директората. В частности, вице-премьер П. Прокопович в ответ на жесткие претензии президента заявил: «Александр Григорьевич, надо же быть реалистами — у нас нет ни одного машиностроительного предприятия, которое было бы конкурентоспособно с мировыми лидерами. Для того, чтобы МАЗ и Тракторный завод были конкурентоспособными, надо еще вложить миллиарды и сотни миллионов. Это же сегодня наша реальность».

Констатация правильная, действительно, белорусские госпредприятия, за исключением НПЗ, «Беларуськалия», имеют невысокую конкурентоспособность. Но вот способы изменения этой ситуации, предложенные П. Прокоповичем, сомнительны. Как показывает опыт, миллиарды и сотни миллионов, вложенные в госпредприятия, — это выброшенные на ветер деньги. Посмотрите, каковы результаты модернизации деревообрабатывающих или цементных предприятий. Или, например, А. Лукашенко хвастается, что в агрогородки инвестировано $50 млрд бюджетных денег. И каков результат? Вся сельскохозяйственная отрасль убыточна, в прошлом году впервые за десять лет объем производства в ней сократился на 4%. Причина давно известна: государство не может быть эффективным собственником. Нужны рыночные реформы.

И ближайшие перспективы нерадостные. Вот пришла информация, что золотовалютные резервы Беларуси, рассчитанные по стандартам МВФ, за январь 2014 года сократились на $427,7 млн. У наших крупнейших торговых партнеров — России и Украины происходит существенное ослабление валют. Это значит, что белорусская продукция на этих рынках станет менее конкурентоспособной.

А президент в этой ситуации занял удобную позицию, которую, впрочем, он занимает с самого начала своего правления. Дескать, я даю правильные указания, но нерасторопные министры и директора их не выполняют. А. Лукашенко пригрозил правительству, что если за первый квартал оно не добьется положительных экономических показателей, то будет отправлено в отставку.

Но правительство и руководители предприятий за 20 лет менялись много раз, а результаты с каждым годом все хуже. Может быть, не тех меняем?

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также:
Что-то не так
Дилеммы наступившего года
Кризис управляемости