TOP

Принуждение к войне

Международные кризисы являются очень точным, безошибочным тестом, испытанием на прочность как мировой системы, так и отдельных держав. То, что в обычной, спокойной ситуации закамуфлировано, заретушировано, в момент острого напряжения выходит наружу. 

Внешний флер, все декорации исчезают, и проявляется естество во всем его неприглядном виде. Острый международный кризис вокруг Украины выявил неспособность мирового сообщества адекватно реагировать на агрессию и аннексию со стороны ядерной державы. Но и для внешней политики Беларуси он стал моментом истины.

В 2008 году, после российско-грузинской войны, Беларусь не признала независимость Южной Осетии и Абхазии. И тем самым подтвердила всему миру, что наша страна — не сателлит России, что у нее есть свои, не совпадающие с российскими, национальные интересы. Можно говорить, что собственно тогда впервые у Беларуси появилась дипломатия, выразившаяся в попытке балансирования между РФ и Западом.

С началом украинского кризиса и конфликта между Россией и Украиной официальный Минск старался сохранять нейтралитет. Было очевидно, что планы РФ аннексировать Крым не нравятся белорусскому руководству. О чем свидетельствует заявление министра иностранных дел В. Макея, который высказался за сохранение территориальной целостности Украины. Но недолго музыка играла.

Москва поставила вопрос ребром, В. Путин стукнул кулаком по столу, и сразу выявилась вся призрачность белорусской независимости. Согласие А. Лукашенко на дислокацию здесь до 15 российских самолетов можно считать актом политической капитуляции. Белорусское руководство приняло решение вопреки своему желанию и национальным интересам, уступая давлению России. Сколько раз говорили, что Союзное государство Беларуси и России — это политический труп, мираж, декорация. Но вот случился кризис, и незаряженное ружье вдруг выстрелило, «мертвый» договор вдруг ожил.

Решение о размещении на территории Беларуси российских военных самолетов зафиксировало наш статус сателлита России. Так оценивают ситуацию зарубежные наблюдатели. Это особенно заметно на фоне международной изоляции, в которой оказалась РФ. Ее поддержали только Сирия и Северная Корея, да и то всего лишь на словах. Беларусь, позволив дислоцировать на своей территории российскую авиацию, по сути, заняла место в окопах пока еще холодной войны России против всего мира. Т. е. мы оказались в союзе с агрессором, которого осуждает практически все мировое сообщество.

А. Лукашенко прекрасно понимает, что оказался в пренеприятнейшей ситуации. И почти все его выступление на заседании Совета Безопасности 12 марта было посвящено попытке оправдания своего согласия на размещение здесь российских самолетов.

Прежде всего, президент Беларуси, представить дело так, что это его самостоятельное решение, принятое добровольно, якобы вызванное активизацией НАТО у наших границ, в Польше. «На меня никто не давит, никакие Кремль и другие на меня никогда не давили, потому что это, во-первых, бесперспективно», — заявил он. Дескать, это никак не связано с крымским кризисом и не направлено против братской Украины.

И уже на следующий день после заявления белорусского правителя, 13 марта, на военный аэродром в Бобруйске приземлились 6 истребителей и 3 транспортных самолета из России.

Но российские СМИ, проинформировав об этом решении президента Беларуси, сняли с него весь пиаровский антураж, указали ему на его истинное место. И это сильно задело белорусского лидера. 13 марта во время встречи с главой Мордовии В. Волковым, на которой присутствовал и посол России в Беларуси А. Суриков, А. Лукашенко выразил резкое недовольство тем, как в РФ интерпретировали это событие. «Вчера некоторые российские каналы поставили Беларусь в один ряд с Крымом и — ай-яй-яй: Лукашенко испугался, попросил помощи, защиты у России. Зачем вы это делаете? Вы лучше скажите, что вы давно просите у нас это, и я уже тут, знаете, разными вывертами, уже я предложил, чтобы Россия приехала и тут приземлилась. А они, видите, повернули это в обратную сторону», — заявил он.

Таким образом, А. Лукашенко раскрыл секрет полишинеля, сказал то, что было и так понятно всем экспертам. Выяснилось, что Россия давно просила об этом, а Беларусь была вынуждена уступить давлению. И президент признался, что, рассказывая на заседании Совета Безопасности о том, будто бы он по собственной инициативе пригласил российские самолеты, говорил неправду. А. Лукашенко сам это назвал «различными вывертами».

Зачем же понадобились эти «выверты»? Дело в том, что ведь президент Беларуси все время презентует себя как сильного политика, который не поддается давлению. А здесь он выглядит как руководитель, которого Москва сломала.

Также быстро развалилась версия, будто бы дислокация здесь российской военной авиации никак не связана с крымским кризисом и не направлена против Украины. Ведь военные учения НАТО в Польше вызваны именно конфликтом вокруг Крыма. А тут еще МИД Украины расценил появление российских самолетов в Беларуси именно как антиукраинскую акцию. А как иначе это можно рассматривать на фоне того, что Москва и Киев осуществляют усиленную концентрацию своих войск на российско-украинской границе? И то, что российские самолеты избрали местом базирования Бобруйск, тоже очень показательно. Ведь этот город гораздо ближе к Украине, чем к Польше.

А. Лукашенко выдвинул еще одну версию. Дескать, эти самолеты прибыли в Беларусь для участия в маневрах. Эта мотивировка несколько отличается от той, что была высказана главой Беларуси на совещании Совета Безопасности 12 марта. Она выдвинута для того, чтобы успокоить общественность. Ведь военные учения — дело временное. По логике, после их окончания, самолеты должны вернуться назад.

Таким образом, предоставление своей территории для российских войск, создание военной угрозы для Украины с севера, является очевидным вовлечением Беларуси в конфликт, который может закончиться войной. Это совсем не стыкуется со страхами белорусов, начертанным как заповедь на скрижалях белорусского сознания: лишь бы не было войны. Ведь одно дело — смотреть на российско-украинский конфликт со стороны, как болельщики смотрят на спортивное соревнование, и совсем другое дело — стать участником противостояния, оказаться в окопах.

Но даже если все закончится миром, то украинцы не забудут, кто в трудную минуту угрожал им со спины. Это нужно Беларуси?

Самый главный урок этого международного кризиса для Беларуси состоит в том, что если с каждым годом все сильнее втягивать страну в сферу влияния РФ, то в критический момент, когда вопрос ставится ребром, выскользнуть из цепких объятий русского медведя не удастся. Ибо нет поля для маневра, некуда отступать, позади Москва. В итоге белорусы оказались заложниками российских интересов в ущерб собственным, национальным.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также:

Без союзников

Хотят ли русские войны?

Неоранжевая революция