TOP

Будь что будет…

Длинная, молчаливая и строгая очереди на Романовской Слободе. Дело было 31 марта, а очередь стояла в киоск «Минсктранса». За чем, спрашиваю, очередь?..— Да за проездными! — как-то весело и зло объясняет мужчина. — По старой цене еще. Становись, если надо! Дурдом, ей-богу, дурдом!

Опрошенная женщина подтвердила: да, цена еще старая и проездные есть. А завтра цена будет уже новая, и очереди растают. В тот день народ толпился и в метро. Я и подумал: будь что будет…

* * *

Иногда складывается впечатление, что мы все живем вчерашним днем. Почти все. Исключая более молодых. Все поколения и говорят, и думают, и чувствуют в одном и том же ключе. Ничего не меняется, кроме цифр в календаре. Вот и наше время, кажется, прошло. Как прошло и чем закончилось, это уже не нам судить. Самое главное в нашем случае — доживать. Желательно с достоинством. При этом нужно всегда держать себя в руках. По сути, никто не виноват в нашем сегодняшнем положении.

Кроме нас самих…

* * *

В нашем ЖЭСе, оказывается, случилась маленькая локальная революция. Сразу десять дворников подали заявления об уходе по собственному желанию. А куда они пойдут, когда уволятся? Где будут иметь свой кусок хлеба, даже без масла? В какой-нибудь марсианский ЖЭС, где платят в пять раз больше? Я про такие не слышал, везде и все одинаково.

За февраль дворникам заплатили по 2 млн 600 тысяч. На целый миллион меньше, чем в январе. При средней зарплате по стране в 5 или 6 млн рублей. Им обидно стало и страшно, тем не менее заявления написали. В другом ЖЭСе им бы заплатили на полмиллиона больше. Они и этим были бы довольны. В третьем ЖЭСе предлагают еще на 100 тыс. больше. Так сказать, магия многих нулей. Хотя в наше время это уже не значит ровно ничего.

В соседнем дворе у них такая своеобразная «стрелка». После вывоза контейнеров и ненавязчивой уборки дворники там собираются. Обсуждают общие проблемы, даже спорят. Встреча завершается традиционной «трубкой мира», выпивают в подсобке. Там, конечно, не самое ароматное место и не самое комфортабельное. Зато никто не видит.

Знает об этом мастер? Очень хорошо знает. Но закрывает на это глаза. Пусть, мол, поддают, но в целом будет видимый порядок: хоть и нетрезвые, но дворники на месте. Кому, как не начальству знать, что платят дворникам мизер. В качестве компенсации — ненаказуемая выпивка.

У дворников поэтому основной вопрос очень простой: как и на что опохмелиться. Если это вовремя сделать, все будет нормально.

* * *

Соседка тоже трудится в этом ЖЭСе. Написала заявление, а теперь задумалась. Самое близкое от дома место работы — магазин одной торговой сети. Требуются кухонные рабочие. Схема уже привычная. Два дня нужно отработать по полной программе, а потом два дня отдыха. Зарплату обещают до 4,5 млн плюс кормежка и дисконтная карта.

У соседки есть сомнения. Она моя ровесница, поэтому не уверена, что сможет работать по 12 часов. Одним словом, склоняется к тому, чтобы заявление забрать. Наверное, у нее перед глазами стоит не очень веселый пример другой соседки. Она дочка моего хорошего знакомого. Однажды он пожаловался: попивает. Почему?

— А ты попробуй постой 12 часов за прилавком!

Все правильно. Добавлю, что нужно не только стоять и обслуживать самых разных (пьяных тоже) людей, но и выглядеть. Чтобы нравиться нам, покупателям. Попав в мясорубку торговой сети, молоденькая девочка не выдержала заданного темпа. В предыдущей жизни ее к этому не готовили. Папа с мамой подсказать тоже ничего не могли. Они оказались в том же положении, что и дочка. Они все родились и выросли в СССР. Как клеймо, прости Господи…

Но продлить «социалистическую сказку» удалось только до того предела, который позволила госпожа Экономика. И никакие клятвенные речи политиков, никакие шаманские заклинания не помогут.

* * *

Примерно раз в неделю проезжаю мимо бывшей ВДНХ (теперь БелЭКСПО). Каждый раз там какая-нибудь новая выставка. В последнее время их количество растет. Это понятно: предприятия пытаются освободить склады любым способом. Это обстоятельство дало жене возможность встретиться с одноклассницей и перемыть кости всем знакомым. Мне перемыли тоже, но я не против. Взамен получил ценную информацию.

Одноклассница работает на одной трикотажной фабрике. Я помню, где она расположена. Странно, что фабрика еще работает. Наверное, по той причине, что все ходячие и не очень старые сотрудники давно ездят по всей Беларуси. Знакомая жены работает на фабрике технологом. Путешествует по родине уже третий месяц. Как раз в Минске открылась выставка, так сказать, достижений легкой промышленности РБ. Хотя достижение, мягко говоря, слегка сомнительное — склады забиты под завязку, но трикотажем мало кто интересуется. Разве что россияне. Потому что из отпуска в белорусском санатории хочется привезти что-нибудь эдакое, аборигенское. И очень дешевое. Впрочем, это для них наш трикотаж дешевый. Российский рубль для нас валюта.

Подруге жены уже за 50. Окончила техникум легкой промышленности еще в СССР. Опытный работник. А рядом с ней трудятся совсем девочки. Они тоже чего-то заканчивали, но «впарить» партию трикотажа потенциальному покупателю не умеют. Никакого опыта. Поэтому одноклассница объездила Беларусь от Бреста до Орши, от Витебска до Гомеля. «Впарить» она, конечно, умеет. Но каково заниматься этим в предпенсионном возрасте?

Ладно. Допустим, это лирика.

А вот проза. Фабрика шьет также «треники». В них 50% хлопка, а стоят они около 170 тыс. рублей. Поэтому на наших рынках их не встретишь. Не берет народ, дорого. Вместо них навалено тех же «треников», но российского производства. Ценой не выше 100 тыс. Правда, это 100-процентная синтетика. Тем не менее вопрос о том, что брать, отпадает сам собой. То, что дешевле. У нас просто нет другого выбора. Все подряд неуклонно дорожает, буквально каждый день. Это значит, что наши деньги дешевеют прямо на глазах.

Привычный пропагандистский треп о высокой средней зарплате теряет всякий смысл и просто начинает раздражать. 5, 6, 7, даже 10 млн рублей зарплаты — это пыль, фикция, большой красивый мыльный пузырь. Покачается в воздухе и лопнет…

Потому что никто не пытается даже делать вид, что ищет выход. Такое впечатление, что все чего-то ждут.

* * *

Я человек скромный. Никогда не говорю и даже стараюсь не думать на тему своих литературных способностей. Но о каком-то фатальном умении притягивать к себе всякие, скажем так, нетривиальные происшествия, не сказать не могу.

Звонок по городскому телефону. Слышу мелодичный (прямо колокольчик!), приятный женский голос:

— Здравствуйте! Мы хотим пригласить вас на презентацию кухонной посуды такой-то марки! Презентация состоится в субботу в кафе «Диалог»! Ждем вас!

Ничего себе! Слушаю, не перебиваю. Потом спрашиваю:

— А что мне за это будет?

— Да-да, мы угостим вас нашим фирменным блюдом!

Ну и так далее, и тому подобное. И прерывать разговор неудобно, слишком приятный голос. Но надо. Как бы сделать это технично, необидно? Решение приходит само собой. Спрашиваю строго, серьезно:

— Сто грамм нальете?

Девица оказалась умная, битая. Радостно засмеялась:

— Нет, ха-ха, сто грамм не нальем! Но вы все равно приходите!

Сергей ШЕВЦОВ