TOP

Эхо украинского кризиса

Украинский кризис, агрессивные действия России взорвали привычный миропорядок, вывели из равновесия всю систему геополитических балансов, создали новый общественно-политический ландшафт. Это самым непосредственным образом затронуло Беларусь. 

Многие устоявшиеся тренды внешней и внутренней политики в короткое время поломались, поменяли знаки или вовсе перевернулись. В частности, это касается массового сознания.

До сих пор социологи длительное время фиксировали жесткую зависимость доверия населения к власти, рейтинга президента от роста зарплат, уровня цен и других социально-экономических показателей. Первый квартал этого года был тяжелым для белорусской экономики, все показатели пошли вниз. Впервые с конца 1990-х годов прекратился рост валовых показателей, страна вступила в период рецессии. Был заморожен рост зарплат, зато инфляция за три первых месяца этого года составила 4,9%, повысились цены, коммунальные тарифы, подорожала стоимость общественного транспорта. Почти на 1 млрд долларов сократились золотовалютные резервы, быстро падает обменный курс белорусского рубля. Даже по официальной статистике реальные доходы граждан снизились.

Казалось бы, все это должно было обвалить все показатели доверия к власти. Однако на самом деле все произошло с точностью до наоборот. Украинский кризис изменил эту закономерность. Согласно мартовскому опросу НИСЭПИ, как ни странно, экономическое самочувствие населения улучшилось. Количество людей, которые считают, что экономика Беларуси находится в кризисе, уменьшилось на 14%. На 11,5% возросло число оптимистов.

Разгадка этой загадки довольно проста. Украинский кризис вытеснил в сознании людей экономический фактор в качестве главной проблемы. Они начали оценивать ситуацию в Беларуси по сравнению с Украиной. Испугавшись хаоса у южного соседа, белорусы прежде всего озаботились вопросом безопасности, начали больше ценить белорусскую стабильность. Возрос запрос на твердую власть и сильную руку. Вполне логично, что выросло доверие к власти. Количество доверяющих президенту вновь превысило число не доверяющих. Рейтинг Лукашенко вырос на 5% и достиг обычной в межвыборный период планки в 40%.

А доверие к оппозиции, соответственно, снизилось. Сама идея оппозиционности в глазах значительной части граждан оказалась крамольной, стала ассоциироваться с Майданом и хаосом.

Таким образом, украинский фактор появился в самый неблагоприятный для А. Лукашенко момент и оказался спасательным кругом. Судя по тому, что ситуация в Украине далека от урегулирования, это фактор долгосрочного действия. Во всяком случае, его хватит, чтобы спокойно пережить президентские выборы.

Исследование НИСЭПИ выявило еще одну важную тенденцию: украинский кризис резко усилил пророссийские настроения в Беларуси. Большинство белорусских граждан смотрят на события в Украине глазами российских телеканалов, поддерживают позицию Москвы в этом конфликте. Одновременно выросли антипатии к Западу. Не удивлюсь, если популярность В. Путина в Беларуси окажется выше, чем А. Лукашенко.

Имперские настроения белорусов — это угроза для независимости Беларуси и для существующего режима. Как показали события в Украине, этим большинством можно очень легко манипулировать с помощью российских СМИ, чем может воспользоваться Москва.

Кроме того, на фоне крымской аннексии в Беларуси сильно активизировались пророссийские, панславистские силы, выступающие за объединение с Россией. Эти люди были очень активны в 1990-е годы, когда стоял вопрос о реальном объединении Беларуси и России, они создавали Славянскую академию, издавали газету «Славянский набат» и др. Потом, когда проект Союзного государства заморозился, они притихли. А вот сейчас они почувствовали политическую конъюнктуру и опять появились на горизонте. На фоне усиления русофильских настроений в белорусском обществе это создает угрозу появления здесь пророссийской «пятой колонны». Особенно если Москва приложит для этого определенные усилия.

Эта новая тенденция не на шутку встревожила белорусские власти. В этом смысле очень показательна история с Белорусским славянским комитетом, возглавляемым ярым славянофилом Сергеем Костяном. Это общественное объединение захотело превратиться в партию. Но такое намерение белорусские власти нейтрализовали быстро и решительно. О том, что это было не какое-то рутинное бюрократическое решение, а целая спецоперация, свидетельствует следующий факт: за одну неделю власти заставили 1 тысячу человек выйти из Белорусского славянского комитета. Что вполне логично. На фоне украинских событий славянофилы становятся для режима едва ли не большей опасностью, чем проевропейская оппозиция.

Какие еще последствия имеет украинский кризис для белорусско-российских отношений? Самый главный, лежащий на поверхности фактор, это новое отношение России к суверенитету соседних стран, попытки переиграть результаты распада СССР. До сих пор белорусский режим позволял себе довольно значительную степень самостоятельности. Беларусь вела с Россией информационные, нефтяные, молочные или калийные войны. Судя по всему, теперь Россия, которая «поднялась с колен», на волне эйфории от легкого присоединения Крыма будет жестко подавлять любые попытки сопротивления ее политике. В этом смысле очень показательно, как быстро Москва уломала А. Лукашенко на размещение здесь российских самолетов.

Но есть и другая сторона. Кроме роста рейтинга А. Лукашенко новая геополитическая ситуация в регионе открывает перед официальным Минском дополнительные возможности. Вот, например, Европарламент принял резолюцию, в которой призвал остановить строительство газопровода «Южный поток». Если эта идея реализуется, то транзитный вес Беларуси возрастет, может быть, дело дойдет до строительства новой нитки трубопровода Ямал—Европа через территорию нашей страны.

Некоторые эксперты говорят, что украинский кризис может привести к увеличению российских субсидий белорусской экономике. Дескать, Беларусь осталась единственным и преданным союзником, и за это надо отблагодарить. Во всяком случае, А. Лукашенко будет активно использовать этот аргумент.

Насколько оправданы такие надежды? Вот одно из сообщений: министерство энергетики России сообщает, что РФ удовлетворила просьбу Беларуси и обещает поставить 23 млн тонн нефти в текущем году.

Главным показателем готовности России учитывать интересы Беларуси будет вопрос об экспортной пошлине на нефтепродукты, которую Беларусь перечисляет в российский бюджет. Речь идет о сумме $3,3—4 млрд долларов в год. Минск требует, чтобы с момента создания Евразийского экономического союза (ЕЭС), т. е. с 1 января 2015 года, эта пошлина оставалась в белорусском бюджете.

Последние переговоры на уровне глав правительств засвидетельствовали, что Москва пока не готова к такому решению. РФ предлагает вынести этот вопрос за скобки, решить потом, а сейчас подписывать все документы о создании ЕЭС. А. Лукашенко, принимая М. Мясниковича в среду, твердо заявил, что Беларусь будет настаивать на своем. Ведь эти деньги очень нужны перед президентскими выборами.

Судя по всему, Минск ставит вопрос так: белорусская сторона подпишет соглашение о создании ЕЭС только при условии, что Россия согласится удовлетворить требование Беларуси. Это такой легкий шантаж.

Решающая встреча президентов Беларуси, России и Казахстана состоится 29 апреля в Минске. Она должна ответить на важные вопросы. Как Россия трансформирует свою победу над Украиной в давление на союзников? Как она готова оплачивать союзникам их политическую лояльность? Ждать осталось недолго.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также:

Российское коварство

Украинский гамбит

Мир после аншлюса Крыма