TOP

Невыученные уроки

Украинский кризис, на глазах трансформирующийся в гражданскую войну, разрушил привычный миропорядок, открыл новую эпоху с непредсказуемыми перспективами. Очаг дестабилизации у наших южных границ создает новые вызовы и угрозы Беларуси. 

Осознает ли это белорусское руководство? Безусловно. В этом смысле очень знаменательно, что практически все выступление А. Лукашенко с традиционным посланием парламенту и народу 22 апреля было так или иначе посвящено урокам украинского кризиса.

Все обратили внимание, что важнейшим тезисом послания была идея независимости. Через 22 года после провозглашения суверенитета эта тема вдруг стала вновь актуальной. А. Лукашенко заговорил о внешней угрозе. И достаточно прозрачно намекнул, от кого она исходит. Как часто бывает у президента, утверждение было сделано в форме отрицания. Сначала он категорически отверг угрозу со стороны России, пообещал изгнать всех, кто сеет панические слухи, а потом сказал: «Нас пугают, что завтра Путин тут придет, захватит. Откуда бы кто-то ни пришел, мы будем за свою страну сражаться… Если завтра сюда придет Путин, неизвестно, на чьей стороне будут воевать русские». Фактически он объявил войну на два фронта: и против прозападной оппозиции, и против пророссийских «западнорусистов», русофилов, назвав последних «отморозками» и «диверсантами». И неизвестно, какие опаснее.

Чтобы как-то нейтрализовать российскую угрозу, президент Беларуси инстинктивно пытается сконструировать такую модель отношений с Москвой, которую аналитик Юрий Дракохруст образно сформулировал так: «спрятаться от России в ее объятиях». Отсюда верноподданнические заявления А. Лукашенко, что Беларусь всегда будет с РФ, его категорические опровержения обвинений насчет притеснения здесь русских и русского языка.

Но А. Лукашенко не был бы самим собой, если бы не использовал эти новые угрозы для укрепления собственной власти. Из его выступления следует, что перед лицом опасных внешних вызовов, ради выживания страны необходимо единство народа вокруг нынешнего политического курса, существующего режима и его лидера. «Всякий, кто призывает к бунту, — это враг не только власти, президента. Это в первую очередь враг нашей страны, нашего народа». Просто, понятно и изящно.

И еще один креативный ход: надо довольствоваться малым. «Пусть мы будем 500—600 долларов получать, но мы будем стабильно работать», — заявил президент, посещая предприятие «Белджи» в Борисове 3 мая. Стабильность вместо зарплат — лозунг нового политического сезона.

Еще один урок украинского кризиса для А. Лукашенко состоит в том, что не надо доводить дело до открытых конфликтов, нужно принимать превентивные меры, дабы загодя их предупреждать. Поэтому кроме угроз и подавления недовольства в послании президента звучал призыв к общественному диалогу и широкой дискуссии. Понятно, что в нынешних белорусских условиях это не более чем пустые декларации, поскольку в стране начисто отсутствуют механизмы для учета мнений политических оппонентов.

В стране начинается новая кампания борьбы с коррупцией, которую белорусский президент рассматривает как одну из причин краха режима В. Януковича.

В послании несколько раз прозвучала мысль, опять же навеянная украинскими событиями, о необходимости перемен, опасности застоя. «Власть готова к управляемой, постепенной и продиктованной жизнью эволюции… Назрела пора совершенствовать экономическую политику страны».

А. Лукашенко делает вывод, что причина всех революций последних лет, от «арабской весны» до украинского Майдана, состоит вовсе не в происках американцев, как не устает твердить официальная пропаганда, а в том, что «положили экономику». Президент интуитивно ощущает, что в белорусской экономической системе «что-то не так». Он сам обрисовал симптомы кризиса: коррупция, безынициативность и наплевательство чиновников и директорского корпуса. Хотя о самых острых проблемах белорусской экономики (рецессия, кризис финансового рынка, угроза девальвации и пр.) глава государства умолчал.

Но вместо реформ он предложил только небольшую корректировку существующей социальной модели. Все остальное — лишь много раз прежде звучавшие голые декларации, призывы, угрозы. А требование обязательного согласования с местной вертикалью любого «перемещения руководителей, заместителей и главных специалистов» в частных компаниях может окончательно «закошмарить» бизнес. И это один из главных невыученных уроков украинского кризиса.

Поэтому единственная надежда на спасение — это внешняя помощь. И прийти она может только от России. Именно поэтому белорусские власти возлагали такие надежды на минский саммит Таможенного союза, который должен был стать ключевым в создании Евразийского экономического союза (ЕЭС).

Еще на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Москве 24 декабря прошлого года президенты России, Беларуси и Казахстана договорились, что текст соглашения о создании ЕЭС должен быть готов к подписанию 1 мая 2014 г. Затем документ нужно направить на ратификацию в парламенты с расчетом на то, чтобы с 1 января 2015 года союз начал действовать. Поэтому в Минске 29 апреля А. Лукашенко, В. Путин и Н. Назарбаев должны были подписать соглашение и торжественно объявить, что новый геополитический проект по интеграции постсоветского пространства успешно реализуется.

Но союзники в очередной раз не договорились. Для подписания соглашения назначена новая дата — 29 мая. В этот день лидеры «тройки» планируют встретиться в Астане.

Одним из главных пунктов противоречий стал вопрос о беспошлинной торговле нефтью и газом. В его решении наиболее заинтересована Беларусь. Официальный Минск хочет, чтобы пошлины на нефтепродукты, которые Беларусь перечисляет России, оставались в белорусском бюджете. Речь идет о сумме 3,3—4 млрд долларов в год. Если судить по высказываниям А. Лукашенко, белорусская сторона ставила этот вопрос в форме почти ультиматума. Дескать, Минск подпишет соглашение о создании ЕЭС только при условии, что Россия согласится удовлетворить требование Беларуси. Выступая 22 апреля с посланием к народу, Лукашенко заявил: «Давайте уберем всякие ограничения. Но если готовы сегодня только подписывать договор, а ограничения убрать через 10—15 лет, то вот тогда и подпишем».

Согласно заявлению председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии В. Христенко, президенты договорились этот спорный вопрос вынести за скобки процесса формирования ЕЭС, а проблемы взаимодействия трех государств в сфере нефти и нефтепродуктов урегулировать до 2025 года.

Но это не означает, что решение вопроса о пошлинах откладывается на десять лет, как это комментируют некоторые СМИ. Урегулирование этой проблемы отложено до 2025 г. только в рамках «тройки». Что касается Беларуси и России, то, как отметил В. Христенко, «пошлины на нефтепродукты на сегодняшний день являются предметом двусторонних договоренностей и до формирования общего рынка останутся предметом урегулирования на двусторонней основе».

И это плохо для официального Минска. Ведь угроза не подписать соглашение о формировании ЕЭС была сильным рычагом давления на Москву. Кремль сильно заинтересован в скорейшей реализации (или объявлении о реализации) данного геополитического проекта, и ради этого мог бы идти на уступки. Теперь, когда вопрос о пошлинах вынесен за скобки процесса образования ЕЭС, такой рычаг давления на Москву исчезает. Останется только просить Москву. А до сих пор могли требовать. Судя по всему, этот раунд белорусская сторона проиграла.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также:

Эхо украинского кризиса
Бери и клепай
Промышленный перелом