TOP

«Нестандартный» бомж

Барановичский бомж Виктор Зубик мечтает получить работу сторожа и скромную крышу над головой.

Виктор Зубик в свои 62 года выглядит не так, как большинство людей, оказавшихся в подобном положении. Он не пьет, не курит. У него светлые глаза, застывшая улыбка на лице, трезвый ум, поразительная память и, похоже, прирожденный талант оратора. А вот характер, как признается сам Виктор, у него не сахар:

— Просто я по жизни человек слишком вольнолюбивый и с обостренным чувством справедливости: слова никогда никому не спускал, не глядя на чин. «Вспыльчив и горяч, но умеет управлять собой» — так было написано обо мне в милицейской характеристике.

В далекие советские времена Виктор больше четырех лет отработал в Барановичах милиционером, но, несмотря на заслуги и хороший послужной список, из милиции его уволили, как он говорит, за развод с женой.

— Один начальник тогда сказал мне: вдруг вам придется выезжать на семейный скандал — и что вы сможете решить с такой репутацией? — вспоминает Виктор Зубик.

Правда, после того как за него заступился руководитель областной милиции, мол, жалко терять такого работника, Виктора восстановили. Но ненадолго. Спустя пару месяцев из-за очередного скандала уже с бывшей женой Виктора уволили окончательно.

После краха на личном и профессиональном фронтах в родных Барановичах Виктор решил начать новую жизнь в столице. Работал администратором в кафе, потом печатником в издательстве ЦК КПБ…

За крутой нрав в начале 80-х Виктор Зубик побывал и за решеткой. Бытовой скандал с сожительницей в Минске грозил ему пятнадцатью сутками, но, не желая признавать обвинения в свой адрес, Виктор сбежал из зала суда прямо из-под стражи. После повторного задержания по тому же делу его осудили на два года лишения свободы. В конце 80-х Виктор попал в места не столь отдаленные еще на год. На сей раз — за неуплату алиментов: с репутацией бывшего заключенного найти работу было нелегко.

А вскоре, с развалом Союза, Виктор Зубик на долгие годы лишился и паспорта. Когда после неудачной попытки начать новую жизнь в столице он вернулся в Барановичи, родной брат отказал ему в прописке в материнской квартире. При этом брат хоть и был прописан здесь, но сам проживал в собственном доме. Без прописки Виктор не смог поменять старый советский паспорт на новый белорусский документ, а соответственно и найти официальную работу.

В безуспешных попытках получить паспорт, не имея прописки, Виктор даже обращался в Верховный Совет СССР с жалобой и просьбой лишить его советского гражданства.

— Я просил выслать меня в любую, пусть даже воюющую, страну мира, лишь бы я мог там получить паспорт и устроиться на работу. Я согласен был стать изгоем в чужой стране, но не в родной, — рассказывает Виктор.

Конечно, родина Виктора никуда не отпустила, зато различные службы с завидным постоянством штрафовали его за проживание без паспорта и прописки.

Перебивался временными подработками, сдавал бутылки, продавал книги, которых за жизнь насобирал около 5 тысяч.

До 2008 года Виктор еще мог жить в материнской квартире. Шесть лет назад из-за проблем с ногой он на три месяца попал в больницу. Вернувшись домой, Виктор Зубик увидел перед собой новую металлическую дверь с замком, которая закрылась для него навсегда.

 Виктор Зубик 1

Последние годы Виктор живет где придется: на вокзалах, в заброшенных помещениях, при монастыре… Он старается не пропускать благотворительные обеды в городских храмах. Нередко ему помогают с едой знакомые, работники магазинов и ресторанов.

— Многие удивляются моей судьбе: как я еще не спился, не извелся, как я еще живу, — рассуждает Виктор Зубик.

В 2012-м, после того как в Беларуси отменили прописку, он все-таки получил паспорт. В прилагаемом к паспорту свидетельстве о регистрации по месту пребывания указано, что Виктор Зубик — бомж.

Но, несмотря на то, что сегодня у Виктора есть и паспорт, и свидетельство о регистрации, он по-прежнему не может устроиться на работу. Увидев пометку «бомж» в его документах, все работодатели отказывают.

Найти работу сторожа, которая позволила бы получить и скромную крышу над головой, на сегодняшний день — предел мечтаний Виктора.

— Хочется верить, что найдутся сочувствующие и понимающие люди, которые, несмотря на мое положение, предложат мне работу с проживанием. Добросовестность, ответственность и порядочность со своей стороны я гарантирую, — не теряет надежды Виктор Зубик.

Алесь ГИЗУН, Intex-press