TOP

Анатолий Сахаруша: «Верю, что фермер спасет Беларусь»

Анатолия Сахарушу из поселка Малеч Березовского района местные жители знают как оппозиционера со стажем: в политике Сахаруша аж с советских времен! И сейчас его энтузиазм и несгораемая энергия приносят свои плоды на родной земле. Сегодня Анатолий Николаевич — гость «Снплюс».

О том, как из-за радиоприемника чуть не исключили из техникума

— Попал я в политику давно, случилось это еще в сентябре 1968 года. Мой брат вернулся из армии и подарил мне радиоприемник. И как-то я услышал по этому приемнику передачу на белорусском языке, в которой шла речь о протестах студентов на Красной площади в Москве против введения советских войск в Чехословакию. Как я потом узнал, это была радиостанция «Радио Свобода». Я спросил у одного из преподавателей техникума, в котором учился, об этой ситуации, после чего меня вызвали к директору. А директор позвал мою мать и сказал ей: заберите у сына приемник и не давайте ему слушать передачи до тех пор, пока не закончит учиться. Я тогда не мог понять, почему в нашей самой демократической стране в мире нельзя слушать радио. После этого начался мой интерес к политике, я стал интересоваться всем, что происходило в СССР, о чем предпочитали не говорить вслух.

Кстати, потом я узнал, что после этой истории меня хотели исключить, но нашлись преподаватели, которые за меня вступились.

О том, как попал в ряды БНФ

— В конце 1980-х свободы в стране стало больше. Можно было читать независимую прессу и смотреть Позняка по ТВ. Меня настолько сильно захватила идея народного фронта «Возрождение», что я, почти не задумываясь, вступил в его ряды. В это время у нас была организована местная ячейка БНФ, поэтому почти все оппозиционеры тогда были в нашей партии.

О том, почему фермер спасет Беларусь

— Такие хозяйственные образования, как колхоз и совхоз, уже давно должны были остаться в прошлом. У нас ведь как? Дали председателю хозяйства указку сверху, в каком объеме выращивать рапс или кукурузу, и хоть голову разбей, а выполнять план нужно. Фермер же будет ориентироваться в первую очередь на потребительский спрос. Он посадит огурцы, помидоры и картошку — то, что будет кушать народ. Фермеру никто не будет указывать, что ему выращивать и как кормить людей. Поэтому я искренне верю, что только фермер спасет в Беларуси сельское хозяйство.

Об инициативах

— Когда в Беларуси была официально объявлена африканская чума свиней, мы поставили под сомнение, что в Березовском районе крайне необходимо уничтожать поголовье на частных подворьях. Шла, можно сказать, настоящая война. Я собирал подписи, ходил на заседания райисполкома, обращался в районную прокуратуру. Разбирательства идут до сих пор.

Самое интересное в этой ситуации то, что власти решили уничтожить свиней из частных подворий, при этом оставив две государственные фермы, которые находятся в ужасном состоянии.

Одна из таких ферм находится в деревне Хойники, недалеко от нашего местечка Малеч. На ферме отсутствуют современные очистные сооружения. Мы боролись за права местных жителей избавиться от этой грязи и антисанитарии, и боремся за них до сих пор.

Интересно, что даже местные начальники с удовольствием бы распрощались со злосчастной фермой, однако указания сверху, из облисполкома, Минска, не позволяют довести нашу инициативу до конца.

О проблемах региона

— Очень остро на Березовщине стоят экологические проблемы. У нас загрязнен воздух, у нас погибают зеленые насаждения, однако об этом никто не говорит вслух. А если возникают какие-то неприятные моменты на местном предприятии, в местной «районке» тут же начинают нахваливать начальников, награждают их за высокие показатели, чтобы скрыть от людей реальные проблемы.

Но самой большой проблемой остается сельское хозяйство. И если в 1970—1980 годах был расцвет аграрной области, то позже все пошло на спад. Мы видим, что деревня вымирает, хозяйство никому не нужно, а колхозы приносят одни убытки. Что уж тут говорить, если сельчанам сегодня проще купить ту же картошку на рынке или в магазине, нежели самому вырастить что-то на своей земле. Если сравнить белорусскую деревню лет 20 назад и деревню сегодняшнюю, то можно сказать, что это совершенно разные деревни, как небо и земля.