TOP

«Зависимому человеку трудно быть патриотом»

Июньский опрос Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) показал, что в случае присоединения Беларуси к России только 14% граждан готовы защищать независимость с оружием в руках. 59% белорусов, согласно опросу, стремились бы приспособиться к новым условиям жизни после аншлюса. Почему? Рассуждает эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк.

Беларусь для сохранения независимости нуждается в патриотах. Кто бы сомневался. Но определиться с понятием «патриот» не так-то просто. Тут сколько людей, столько и мнений. Ограничусь одним мнением, позаимствованным у Александра Лукашенко: «От настоящего гражданина не требуется много: будь порядочным человеком, работай на совесть, честно плати те же налоги». Полагаю, и от средневекового крестьянина феодал большего не требовал. Но мир средневековых крестьян обрывался за околицей. Категориями «государство», «родина» и т.п. они не мыслили. Поэтому о патриотизме в средние века и речи не могло быть.

Патриотизм как любовь к отечеству, под которым понимается национальное государство, — это явление Нового времени. Европейцы строительством наций и национальных государств занимаются с конца XVIII века. Если под нацией понимать общество, овладевшее государством (Карл Дейч), то белорусы еще не вышли из стадии «нулевого цикла». У нас государство овладело обществом, расколов его при этом на две части: «большинство» и «меньшинство».

Основу «большинства» составляют периферийные социальные группы (пожилые, с низким уровнем образования, проживающие в малых городах и сельской местности). То есть те, кто в современных условиях не в состоянии прожить без опеки государства. У «меньшинства» — противоположные характеристики. Это молодые образованные жители крупных городов. Они располагают личностными ресурсами для активной реакции на вызовы жизни.

«Большинство» и «меньшинство» в первом приближении совпадает с группами сторонников (те, кто доверяет) и противников (те, кто не доверяет) главы государства. И чем выше рейтинг доверия у главы государства, тем существеннее совпадение.

Согласно июньскому опросу НИСЭПИ, только 39% респондентов считают современное белорусское государство безоговорочно своим: среди сторонников Лукашенко — 66%, среди противников — только 8%! Более убедительной иллюстрации раскола белорусского общества не так-то просто отыскать.

Казалось бы, при таком раскладе доля патриотов среди сторонников Лукашенко должна была быть на порядок выше, чем среди его противников.

Однако ответы на вопрос: «Если бы Россия присоединила всю территорию Беларуси или ее часть, то как бы Вы действовали?» — данный вывод не подтверждают. Продекларировали свою готовность сопротивляться аншлюсу с оружием в руках 23% противников главы государства и лишь 9% его сторонников!

Самым популярным оказался вариант ответа «стремился бы приспособиться к новой ситуации». Как тут не вспомнить многочисленные анекдоты о толерантности белорусов.

Процесс пассивной адаптации, то есть приспособления без существенного изменения своей жизни, фиксируется социологами НИСЭПИ на протяжении двух десятилетий.

Не без помощи со стороны «сильного государства» процесс этот зашел так далеко, что его архитектор был вынужден публично обвинить «свой народ» в стремлении «всегда полагаться на государство, требовать от него решения всех вопросов и возлагать на него ответственность буквально за все происходящее вокруг».

Готовность приветствовать аншлюс Беларуси выразило 17% респондентов. Если учесть, что опрос проводится среди взрослого населения страны (от 18 лет и старше), то простенький расчет позволяет нам определить размер «пятой колонны». Это около 1,2 млн человек! Ее костяк — сторонники Лукашенко.

Среди молодежи в возрасте от 18 до 29 лет доля потенциальных национал-предателей составила 9%, среди тех, кому 60+ — 27%; среди мужчин — 20%, женщин — 22%; среди людей с начальным образованием — 34%, с высшим — 9%.

Человеку, лишенному личностных ресурсов, человеку зависимому трудно быть патриотом своей страны. Кто его кормит, того он и воспринимает в качестве хозяина. Пообещает Россия поднять пенсии, и он поддержит вступление Беларуси в состав РФ шестью областями. Пообещает ЕС — будет голосовать за европейский выбор. И обвинять людей за это нельзя. Трагедия, согласно Гегелю, — это не конфликт правды и неправды. Трагедия — это конфликт правды и правды. А у каждой части расколотого белорусского общества своя правда.

«Любить Родину можно и на расстоянии»

Мы поинтересовались мнением наших читателей: что лично вы вкладываете в понятие «патриотизм»? Как относитесь к тому, что значительная часть лучших представителей белорусской молодежи хочет связать (или уже связала) свою жизнь с зарубежьем?

Николай, 54 года:

— Патриотизм для меня — это любовь к Родине: к ее лесам, полям, рекам и людям, конечно. Меня так еще в школе учили. Но патриотизм патриотизму рознь. Понимаете, у нас ведь почему-то сейчас принято смешивать настоящий патриотизм с удовлетворенностью политической и экономической ситуацией. Мол, одет-обут, живешь без особых проблем — значит, свою Родину люблю. А если зарплата маленькая, начальник дурак и жена сварливая — значит, страна плохая. Но ведь так быть не должно…

Страну свою нужно любить вне зависимости от того, сытно ли тебе в ней живется. Да, может быть, если не очень сытно, то и любить сложнее, но зато и патриот ты будешь настоящий, а не «по случаю» — на День Независимости или когда белорусская хоккейная сборная в каком-нибудь турнире побеждает.

Ну а если наши парни и девушки выбирают для жизни и учебы другие страны — за них можно только порадоваться. Я это «изменой Родине» не считаю.

Елена, 33 года:

— Беларусь — очень красивая и интересная страна. Мы, живущие в ней, просто разучились гордиться тем, что имеем! У нас почему-то люди с удовольствием ругают свое, а не гордятся им. Мы высмеиваем наш шоу-бизнес, вместо поддержки тех же участников «Евровидения» заранее готовимся к поражению. Мы привыкли говорить о низком уровне белорусских товаров, хотя многие из них имеют очень достойное качество и пользуются повышенным спросом в странах-соседках (это и мясо-молочная продукция, и товары легкой промышленности).

А молодежь уезжает потому, наверное, что ей наша стабильность надоела. Согласна, может, кому и надоела… Но перестрелки на улицах (как это происходит на востоке Украины), я думаю, этой молодежи тоже не очень понравились бы. Смотрю вот сейчас на то, что у братского народа творится, и понимаю, что не так уж и плоха наша эта самая стабильность. Все ведь в сравнении познается…

Олег, 35 лет:

— Все люди рождаются свободными, а значит, могут выбирать для жизни страну с подходящим уровнем комфорта. И это отнюдь не будет означать, что они перестали быть патриотами. Любить Родину можно и на расстоянии — так чувство даже сильнее.

Во-первых, надо сказать, что очень много толковой молодежи остается здесь и устраиваются они совсем неплохо. Во-вторых, я убежден, что каждый уехавший не раз всерьез размышлял над тем, чтобы вернуться обратно. Здесь все очень индивидуально.

Но если молодой человек считает, что его знания и умения в большей степени будут востребованы за границей, то он обязательно должен попытаться устроить свою жизнь там! А получится или нет — это уже другой вопрос…

Ирина, 39 лет:

— Я всю жизнь работаю на благо своей страны. Здесь я создала семью, у меня родились двое прекрасных сыновей, которые в следующем году пойдут в белорусскую школу… Конечно, свою Родину я люблю и считаю себя ее патриотом.

Но я патриот трезвомыслящий, поэтому телевизор, к примеру, стараюсь не смотреть. Я не понимаю такого ура-патриотизма, когда люди восхищаются всем, что происходит вокруг. Кому нужно это бестолковое «одобрям-с» всегда и во всем?!

Любить свою страну — это означает не только (и даже не столько) радоваться ее успехам, сколько переживать за все ее неудачи. И говорить об этих неудачах, не замалчивать их. Показывать на них пальцем и обсуждать даже громче, чем положительные изменения. Ведь положительное для многих ясно и очевидно, а проблемы всегда нужно находить и вытаскивать на поверхность, чтобы их видели и старались решить, пока еще не слишком поздно.

Вот этого мне в нашей стране и не хватает. В новостных выпусках каждый вечер одно и то же — они меня усыпляют. А я этого не хочу — мне хочется слышать разные мнения, оживленные дискуссии, споры. В обществе ведь должен быть налажен диалог! Это придало бы нашей стране импульс и силы для постепенного движения вперед.

TUT.BY