TOP

Распределение строгого режима

Система распределения выпускников вузов будет применяться, пока работодатели не заявят о готовности решать проблемы укомплектованности кадрами самостоятельно посредством найма работников на свободном рынке труда. 

Такую позицию занимает государство. Независимые эксперты считают подобные методы анахронизмом. Так, эксперт агентства гуманитарных технологий Светлана Мацкевич считает распределение давно устаревшей мерой, пережитком советских времен. Рассчитывать, что распределение сейчас каким-то образом урегулирует процессы на рынке труда в государственном секторе, по ее мнению, наивно. Она не исключает, что Минобразования не отказывается от этой системы «для сохранения идеологического контроля и зависимости студентов от решений государства». В настоящее время выпускник бюджетного отделения дневной формы обучения вуза отрабатывает по распределению два года, а ссуза — один год. Вопрос об изменении законодательно закрепленной нормы в сторону увеличения или уменьшения срока отработки в Минобразования не обсуждается. Но в прошлом году председатель Совета Республики Анатолий Рубинов сказал буквально следующее: «Я сторонник того, чтобы шире использовать целевое направление на учебу, и срок работы такого молодого человека может быть увеличен, например, до 6 лет. Но с одним условием: молодежи должны предоставляться жилье, соответствующая зарплата и т.д. Пусть человек вернется в свое село, женится, и если у него здесь будут все условия для жизни, то, конечно, он останется». Подчеркну, ключевое слово в этом высказывании — «ЕСЛИ»…

Письма о потерянном времени

«Я получила достаточно престижную техническую специальность. В Минске оставались друзья, личная жизнь и уезжать после вручения диплома, конечно, не хотелось. Половину 5-го курса в голове крутились мысли о поиске работы: начала судорожно искать вариант из разряда «только бы никуда не отправили» — то есть где угодно и с любой зарплатой. И я такой нашла. Удивительно, но факт: на «мою» работу меня не распределили… Так я оказалась в маленьком городке с 8-тысячным населением. Предприятие, где я должна была отрабатывать — одно из ведущих в своей отрасли в Беларуси, выходит на международный уровень со своей продукцией. Коллектив на работе прекрасный, жильем обеспечили, зарплата вполне приличная. Короче, работай — не хочу. Я постепенно втягивалась, но вот меня вызывает директор и говорит что-то вроде: «Нет времени объяснять — ищи работу!». Смешно? Мне было не до смеха. Уволить он меня не мог — не имел права. Как оказалось, начальство не смогло вовремя проконтролировать отправку письма в мой университет (как, для меня до сих пор остается загадкой, ведь такие документы должны непременно идти через директора), в котором они «жаждали» молодого специалиста. Собрав все силы в кулак, я добилась перераспределения…»

«…Все 6 лет учебы в мединституте беспокоила и в то же время давала стимул для учебы мысль о том, что я буду работать с детьми! Это чувство огромной ответственности врача-педиатра преследует меня и сегодня. На 5-м курсе я женился на однокурснице. Пришло время окончания университета, и вот оно, первое место работы в небольшом городке Гомельской области. Жилье — страшная комната в полузаброшенном общежитии, от которой мы с женой сразу отказались, но после того, как попытки найти съемную квартиру не увенчались успехом, пришлось все же жить там. Главврач пожимал плечами: условия договора выполнены, жилье дали, а какое это жилье, кроме нас, никого уже не волнует. Кроме диплома врача-педиатра и знаний, у меня ничего нет и, судя по всему, не будет еще долго, нормальной зарплаты, во всяком случае. Не хочу сравнивать государственную работу и частный бизнес в любых его проявлениях. Но когда продавец носков на рынке зарабатывает в разы больше, чем врач в поликлинике, не считаю это нормальным. Я не жалуюсь ни на что. Я все понимаю: государство оплатило мое образование, и я должен с ним рассчитаться своей работой. Вот только цена расчета слишком высока. На одном из сайтов прочитал такое высказывание: «тот, кто в 9-м классе мешает пиво с водкой, в 11-м мешает цемент с песком». Далеко не худший вариант трудоустройства в нынешней Беларуси».

«… Я окончил Витебскую академию ветеринарной медицины. Распределили в одно из хозяйств Ивацевичского района. По закону должен отработать здесь два года. В мои должностные обязанности входит оказание лечебной и профилактической помощи животным, но по факту я занимаюсь, например, работой погонщика. Здесь никто не выполняет правила септики и антисептики: животных лечат одним шприцем. Когда проходило распределение, нам обещали жилье, достойную зарплату и полный соцпакет. Парадокс, если ты отбыл здесь полгода, то легче «свалить», чем после двух лет. В доме для молодых специалистов нас четверо. Все собираемся «сваливать» как можно быстрее: разрабатываем любые варианты — перераспределение, армия, увольнение по статье…»

«… Почти два года назад я благополучно окончила Белорусский государственный университет культуры и искусства и была распределена в Логойский район для прохождения обязательной двухлетней отработки по специальности «библиотекарь». Место работы мне предоставили в деревне, которая располагается в семи километрах от города. Приехала я туда и выяснила, что в здании, где мне предстоит работать, нет ни канализации, ни воды. Две колонки через дорогу не работают почти никогда. Пришли холода. Температура у меня в помещении немногим отличалась от той, которая была на улице. Зимой, в мороз, термометр внутри показывал минусовую температуру. Ответ начальства был один: «Ну, это же не школа…». Две зимы, проведенные здесь, я никогда не забуду. Дальше — больше. Пришла весна. Начал таять снег. Потекла крыша, которую, как оказалось, уже давно не могут привести в порядок. Вода стала заливать всю электрику в помещении, где хранится фонд, размыла потолок, пол. На двух стенах стали гнить обои. На них появилась черная плесень, захожу на работу — воняет, как в склепе. Окна не откроешь: они заколочены гвоздями — старая, гнилая столярка. За это время я несколько раз переболела сильным затяжным бронхитом. Плесень давала о себе знать, влияя и на общее состояние — то голова кружится, то тошнит. Все это время я не жаловалась начальству: присутствовал момент страха, но однажды я не выдержала и сказала, что сообщу в санстанцию о происходящем в библиотеке, а в ответ услышала, что буду уволена по статье за прогул. Вот кажется, что библиотекарь — специальность куда как безобидная. Да не тут-то было…»

«…Я окончила факультет философии и социальных наук БГУ. Отрабатывать меня отправили туда, куда никто ехать не хотел — в город Горки Могилевской области. Распределили преподавателем на кафедру философии и политологии БГСХА. Заселили в общежитие. С одной стороны — семья с ребенком, с другой — пара студентов. Слышимость великолепная! Чтобы не сталкиваться с ними на общей кухне, я почти и не готовила. Когда я только пришла на работу, подумала, что попала в СССР. На каждое собственное действие нужно было заполнять бумажку — полная бюрократия! Но коллектив был замечательный, коллеги-преподаватели всегда помогали. Занятия со студентами, когда приезжали заочники, иногда длились по 12 часов — с 8 утра до 8 вечера. Меня, как молодого специалиста, отправляли туда, куда никто больше идти не хотел: на заседания педагогического клуба, на нелюбимые всеми субботники при любой погоде, в командировки. Зимой, в сильный мороз, ради одной пустой лекции съездила в Пинск, в другой раз — в Столин и Ольшаны — агитировать выпускников поступать к нам… Одним словом, домой в Минск через два года не уезжала, а улетала с великой радостью…»

Руководство к действию

Проблемы повторного распределения, поиска жилья для молодых специалистов, выплаты материальной помощи — они актуальны не только после «выпускного» сезона. На самые распространенные вопросы отвечает специалист по кадровой работе, кандидат юридических наук Ирина Павловец.

— Я окончила БГМУ, прошла интернатуру и с января нынешнего года принята на работу в Центр гигиены эпидемиологии врачом-гигиенистом на 1,0 ставку. Денег не хватает элементарно на жизнь. Нашла вторую работу в продуктовом киоске. Какие нужны причины и основания, чтобы написать заявление на 0,25 ставки и будет ли мне считаться это отработкой?

— Перевестись на пониженную ставку можно во время отработки распределения, и такая работа тоже будет засчитываться. Причины могут быть любые: в законодательстве они четко не прописаны. Главное условие — обоюдное согласие сторон.

— Окончила педколледж и уже второй год отрабатываю по распределению. Могут ли меня заставлять работать больше чем на 1,0 ставку?

— Больше чем на одну ставку вы работать не обязаны.

— Я окончила БНТУ в 2013 году. Была направлена на работу в один из районных городов Гродненской области. Сейчас у меня серьезные проблемы со здоровьем (хронический андексит),т.к. на работе всегда очень холодно, а зимой топят только ночью, причем не регулярно. Учитывая показания врачей, могу ли я обратиться к руководству университета с просьбой перераспределения по данной причине?

— Да, можете. При наличии необходимых справок и документов вас обязаны перераспределить. В качестве причины для перераспределения указывайте «по состоянию здоровья».

— Я — молодой специалист по распределению (медицинская сестра). В течение какого времени мне должны предоставить общежитие? На очередь поставили еще два года назад. Открылось уже второе новое общежитие, но мне сказали позвонить через полгода и уточнить свою очередь.

— Вопрос с жильем — один из самых сложных. Предоставлять или нет жилье молодым специалистам, выплачивать компенсации за аренду жилья и т.д. — личное право и собственная инициатива нанимателя, а не его обязанность. Законодательство не обязывает нанимателя предоставлять жилье, даже если на словах вам было это обещано. Оспорить можно только те случаи, когда в договоре прописан пункт о том, что наниматель обязуется предоставить жилье на весь период работы либо как-то еще.

* * *

…На одном из популярных студенческих сайтов я прочитала такое объявление: «Не опоздайте! Готовьтесь заранее! Чтобы избежать распределения, надо выйти замуж за милиционера, или за депутата, или за дипломата, или за КГБ-ешника. Выпускник любого пола может распределить себя в собственное ИП. Гарантирую помощь в любом случае. Сумма вознаграждения — договорная». Интересно, как это «работает»? Или это — «прикол»? Хотя, спрос всегда рождает предложение, а желающих «откосить» от распределения — огромное количество.

Светлана БАЛАШОВА

Читайте также:

Нашего времени дети

Отслужу, как надо! Но только не в армии…