• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Дональд Туск и «белорусский вопрос»

На состоявшемся 30 августа саммите Европейского союза было принято несколько решений, которые в определенной степени будут оказывать влияние на политику организации в течение следующих пяти лет.

Речь идет о появлении в ее руководстве новых лиц. Председателем Европейского совета вместо Хермана ван Ромпея станет премьер-министр Польши Дональд Туск, а нынешнего высокого представителя по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон заменит глава внешнеполитического ведомства Италии Федерика Могерини. Они вступят в свои должности 1 декабря текущего года.

В итоге появились предположения, что под влиянием нового главы Евросовета «белорусский вопрос» станет для ЕС более важным. Они основывались на том факте, что во время премьерства Туска из всех государств ЕС именно Польша была наиболее приверженной внутриполитическим преобразованиям в нашей стране и оказывала белорусским демократическим силам наибольшее содействие.

В самом деле, хотя председатель и не имеет прямого отношения к работе общеевропейского внешнеполитического ведомства, он может оказывать некоторое влияние на лидеров стран, в частности, используя свое право созывать внеочередные саммиты ЕС.

Дело, однако, в том, что, во-первых, любому лицу в данной должности придется заниматься таким количеством проблем, начиная от глубоких экономических неурядиц и заканчивая острейшим кризисом в Украине, что положение дел в нашей стране явно не окажется в числе приоритетов. К тому же на его рассмотрение попросту не будет хватать времени.

Но самое главное препятствие состоит в том, что при всех своих полномочиях председатель Евросовета все же является, скорее, чиновником, хотя и весьма высокопоставленным. Практически все основные решения принимают главы государств и правительств стран ЕС, а это те же персоны, что и прежде. И они, в свою очередь, зависят от настроений электората в своих странах.

Что же касается назначения итальянки Могерини, то ни она лично, ни Италия особой активностью в «белорусском вопросе» никогда не отличались.

То есть рассчитывать на некие заметные перемены политики Брюсселя в этом вопросе едва ли оправданно. Разумеется, если в Беларуси не случится чего-то экстраординарного.