TOP

Льняная химера

Александр Григорьевич Лукашенко совершил очередной подвиг Геракла. В пятницу он посетил Оршанский район, дабы осенить державной дланью и послать в даль светлую целую отрасль экономики — льноводство. 

«Здесь должно быть производство на самом высоком мировом уровне, которое есть на сегодняшний день… Былую славу белорусского льна мы обязаны возродить. В этой сфере мы должны быть законодателями моды», — пафосно возвестил президент. И сразу стало как-то спокойно за отечественное льноводство, коль сам лидер взял эту отрасль под свое государево призрение.

Все бы чудно. Но не дает покоя мысль, что нечто подобное мы уже видели и слышали раньше. И действительно, еще 5 марта 2010 года А. Лукашенко посетил Оршанский льнокомбинат. И на 17-м году правления перед его удивленным державным взором открылась нерадостная картина. Оказалось, что на складах предприятия пылится четырехмесячный запас готовой продукции. «Это же десятки миллиардов рублей годами заморожены в нереализованных тканях, — возмутился он. — Так происходит, потому что вы производите неконкурентоспособную продукцию, которая не устраивает потребителей ни по качеству, ни по размерам, ни по расцветкам». По его словам, «ни о какой эффективности льнокомбината не может быть и речи». «Когда мы пошли по закоулкам — там мы обнаружили «каменный век», — сказал он. «Государство за последние пять лет выделило организациям льняной отрасли только в виде субсидий почти Br560 млрд, — можно было ожидать более значительных результатов», — заключил президент. А результаты такие, что 33 из 49 отечественных льнозаводов были убыточными.

И тут же, как обычно, А. Лукашенко дал ценные указания: «Льноводческой отрасли Беларуси быть!.. Надо все пройти, все просчитать, прежде чем вложить несколько миллиардов рублей». Обращаясь к тогдашнему министру сельского хозяйства С. Шапиро, президент грозно предупредил: «Если не вырастишь и не поставишь нормальное сырье для предприятий — со мной работать не будешь».

Не будем задавать неудобный вопрос, почему под таким мудрым руководством льнозаводы оказались, по его собственным словам, в «каменном веке». Главное, думалось тогда, пусть и с опозданием, но приняты решительные меры, и отрасль заработает. И как будто от сердца отлегло.

Прошло больше двух лет. 15 декабря 2012 года А. Лукашенко снова посетил Оршанский льнокомбинат. И остался очень недоволен состоянием дел на предприятии и всей отрасли. Посыпались очередные жесточайшие требования, указания и угрозы: «Не дай Бог сорвете модернизацию этого льнокомбината. Через год вы должны полностью закончить, как договаривались… В течение 2013-го — первой половины 2014 года льнокомбинат должен быть как игрушка». Глава государства также напомнил о своих поручениях в вопросе повышения качества льняного сырья: «Лен вы производите плохо. Поэтому каждому губернатору в будущем году персональное задание… вырастить хороший лен… В противном случае, зачем мы затевали всю эту модернизацию».

И вот 19 сентября 2014 года президент приехал на Оршанский льнокомбинат принимать работу. И что же он там увидел? Угадали. Вы будете смеяться, но почти то же, что и четыре с половиной года назад. А это своего рода пятилетка.

Чтобы нас не обвинили в клевете, предоставим слово фактам БелТА. На совещании, которое состоялось после посещения льнозаводов, А. Лукашенко напомнил, что в марте 2010 года в Орше уже проводилось аналогичное совещание. «Тогда были вскрыты проблемы в этой сфере и, как нам тогда казалось, найдены механизмы их решения. Иными словами, определились, что и как нужно делать, чтобы вывести из кризиса льняную промышленность», — сказал глава государства. «Пришла пора подвести некоторые итоги этой работы. Как мне докладывают, они пока неудовлетворительны. Основная масса проблем, о которых говорилось на предыдущем совещании, существует до сих пор», — отметил Лукашенко. И констатировал, что модернизация льнозаводов затянулась, планы не выполняются. Кроме того, имели место факты, когда закупленное дорогостоящее оборудование простаивало на улице, и ему приходилось вмешиваться в ситуацию лично. «Сроки комплексной модернизации Оршанского льнокомбината сорваны, — отметил президент. — В итоге закономерный результат — отрасль остается убыточной. Проигрывает в конкурентоспособности на каждом этапе переработки льна».

Как обычно происходит в таких случаях, начался поиск виноватых: «И в том, что сегодня работа в льняной отрасли провалена, виноваты только губернаторы. Если бы была нормальная льнотреста, лен возделывался, как положено по технологиям, то можно переработать и на старых машинах». А. Лукашенко поручил Комитету госконтроля и Администрации президента внести предложения о привлечении к ответственности виновных за провалы в льняной отрасли, сообщила пресс-служба президента.

Итак, сам А. Лукашенко определил ситуацию в льноводстве как «провал». После всего этого на нынешние требования президента наладить льнопроизводство «на самом высоком мировом уровне» смотришь как-то по-другому. Это уже даже не смешно.

Подведем краткие итоги. Несмотря на титанические усилия президента, целая отрасль в течение 20 лет является убыточной. Попытки модернизации вылились в пустую трату бюджетных денег, закупленное дорогостоящее оборудование простаивает на улице. Угрозы в адрес министров и губернаторов, как и периодические посещения льнозаводов президентом, ни к чему не приводят. Впереди полная безнадега. Мы видим замкнутый порочный круг, по которому движется не только производство льна, но и вся страна. Движется вхолостую. Ибо льноводство — это частный случай, в котором, как в капле воды, отражена ситуация во всей экономике. Совсем недавно нечто подобное мы наблюдали в деревообработке. Вся экономика страны выживает только за счет российских дотаций.

На наших глазах происходит девальвация слов, указаний, требований, угроз А. Лукашенко в адрес подчиненных. Создается впечатление, что уже никто из чиновников не воспринимает всерьез и его риторику, и эти кампании в виде поездок по предприятиям. Он, как сбитый летчик, пытается на земле имитировать полет самолета. Думая, что мы все еще куда-то летим.

И оценка президентом ситуации в льноводческой отрасли во время совещания в Орше — это не только диагноз, но и отходная молитва. По белорусской социальной модели.

Удивительнее всего, что этот застой и длящаяся долгие годы стагнация у нас называется стабильностью и оценивается со знаком плюс. Это странно. Ибо во всем мире обыватель стабильностью считает такую ситуацию, когда годами не меняется обменный курс рубля, не растут цены в магазинах. Пусть в это время меняются президенты, правительства, партии у власти, состав депутатов.

У нас все с точностью до наоборот. Власть не меняется уже 20 лет. Зато инфляция с начала года составила 12% (почти как в воюющей Украине), а девальвация белорусского рубля — около 11%. В любой стране народ бы оценил такое положение как крайнюю нестабильность. Но мы живем в королевстве кривых зеркал, где как у Оруэлла, черное — это белое.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Новая попытка

Не мир, но перемирие

Дивиденды войны