• Погода
  • +15
  • EUR3,0615
  • USD2,5354
  • RUB (100)3,4206
TOP

Тоталитарная матрица

Для человека, у которого в руках молоток, всякая проблема похожа на гвоздь.Марк ТвенИтак, в стране объявлена кампания борьбы с так называемыми тунеядцами. 

Выступая на специально созванном для этого совещании 20 октября, А. Лукашенко заявил: «Около 500 тысяч наших граждан не задействованы в экономике страны… Любыми способами, которые мы знаем и умеем делать, нужно заставить этих людей работать! До 1 января принять меры, чтобы все работали, заставить всех работать!»

МВД выступило с инициативой ввести в Кодекс об административных правонарушениях норму, позволяющую привлекать к ответственности, в том числе к принудительному трудоустройству граждан, которые в определенный период времени умышленно не работают. Глава Беларуси поддержал это предложение. «Хотите вернуть понятие «тунеядство» — возвращайте. Не нужно ничего хорошего, что было в советские времена сделано, отбрасывать», — отметил президент. Итак, в Беларуси воспроизводится практика борьбы с тунеядцами, существовавшая в СССР.

Эти 500 тысяч включают в себя совершенно разные категории населения. Здесь и домохозяйки; и граждане, занятые в теневом секторе экономики; и люди, работающие на зарубежные структуры, но проживающие в Беларуси; и трудовые мигранты, выехавшие на заработки за рубеж, но формально зарегистрированные по прежнему месту жительства.

В связи с начавшейся кампанией против тунеядцев позволю себе несколько замечаний. Прежде всего, обращает на себя внимание один забавный сюжет. Долгое время одним из важных официозных пропагандистских клише, якобы доказывающих преимущество белорусской модели социального государства, был тезис о низкой безработице в Беларуси. Дескать, на фоне стран Европы мы в этом плане выглядим просто благостным оазисом. Официально на конец августа в Беларуси числилось всего 21,7 тыс. безработных. Мизер. И вот теперь Александр Григорьевич ненароком выдал страшную государственную тайну. Оказывается, все эти россказни о низком уровне безработицы — обычная пропагандистская туфта. На самом деле не работает у нас 500 тыс. человек.

Очевидно, что вся эта кампания никак не вписывается в действующее законодательство. В отличие от советской конституции, которая предусматривала обязанность трудиться, Конституция Беларуси провозглашает только право на труд. Наша страна подписала и, значит, обязана соблюдать международные документы, запрещающие принудительный труд.

Ведь в условиях рыночной экономики гражданину разрешено получать и «нетрудовые доходы». То есть жить за счет сдачи имущества в аренду, процентов от банковских депозитов, получать прибыль от купленных акций и др. Недавно газеты писали о белорусе, зарабатывающем большие деньги, играя в покер. Кстати, все эти доходы разрешены белорусским законодательством, только плати налоги. Но вот теперь все это объявлено тунеядством.

Кроме того, в рамках создания Евразийского экономического союза между Беларусью, Россией и Казахстаном торжественно провозглашено свободное движение рабочей силы. Этот процесс урегулирован законодательно. Например, белорусским гражданам, работающим в РФ, гарантированы определенные права, есть соглашение об избегании двойного налогообложения. А теперь наше государство объявило работающим в России гастарбайтерам войну. Вот и вся интеграция. А ведь эти гастарбайтеры привозят или присылают в Беларусь валюту, которой у нас так не хватает.

Но А. Лукашенко приказал: «Именем революции!» Само это выражение означает, что власти отбрасывают все правовые нормы и в новой форме собираются применить внеэкономическое принуждение. Собственно говоря, к этому власти с разных сторон подходили давно. Можно вспомнить и контрактную систему, и обязательное распределение выпускников вузов, и принудительный труд в отношении недобросовестных родителей, бросивших своих детей, и «крепостное право» в деревообрабатывающей отрасли, и готовый проект президентского указа о «закрепощении» чиновников. И вот теперь взялись за тунеядцев.

Иначе говоря, социальное государство в белорусском варианте без принудительного труда функционировать не может. Тоталитарная матрица, заложенная в белорусскую модель, неизбежно проявляется, вылезает наружу в виде таких постсоветских мутаций.

Почему теперь вдруг возникла эта проблема? Существует несколько причин. Прежде всего, авторитарное государство стремится контролировать в стране все. И оно чувствует дискомфорт, когда какая-то часть населения выпадает из-под этого контроля, существует автономно. «Чем они занимаются? За чей счет живут?» — вопрошает А. Лукашенко. Непорядок. Идеологический конструкт патерналистского государства основывается на эгалитаристской концепции социальной справедливости, согласно которой все должны работать на благо общества (на самом деле, государства), а уже власти от имени народа потом отблагодарят, разделят полученные блага между подданными.

Есть и чисто экономические мотивы. Белорусская социальная модель переживает кризис. Причина банальна: не хватает ресурсов. Поэтому нужно провести ревизию доходов и расходов. Если и не удастся заставить работать «тунеядцев» или платить налоги за тунеядство (что само по себе — нонсенс), то можно будет как-то сократить расходы за счет тех, кто не работает легально в экономике. Вице-премьер А. Тозик предлагает в этом плане различные варианты, вплоть до увеличения срока выхода на пенсию этих людей.

Кроме того, после кризиса 2011 года резко возросла трудовая миграция, увеличилось количество граждан, которые бегут из «сильной и процветающей Беларуси» за границу, потому что там больше платят. Возник дефицит рабочих рук. И вот с помощью административных методов власти пытаются как-то решить эту проблему.

Во всей этой кампании есть и большой элемент популизма. А. Лукашенко уверен, что получит поддержку своего электората. И не безосновательно. Идея борьбы с тунеядцами популярна среди народа. Совершенно не случайно президент на этом совещании 20 октября обратился к теме принуждения к труду родителей, бросивших своих детей. Он вновь потребовал, чтобы к этим людям принимались самые жесткие меры. Несмотря на то что реализация таких требований выявила экономическую неэффективность (ибо эти опустившиеся люди плохие работники), но, как показали социологические опросы НИСЭПИ, большинство населения это поддерживает.

И вот А. Лукашенко ставит в один ряд борьбу с тунеядцами и принуждение к труду недобросовестных родителей. Ведь смысл этой кампании не только экономический, но и пиаровско-политический. Вводить принудительный труд в центре Европы в ХХI веке — это вызов всем гуманистическим представлениям и нормам современной цивилизации. Но президент Беларуси и не пытается выглядеть цивилизованным политиком, а стремится под видом восстановления справедливости потакать архаичным инстинктам «простых людей», убежденных в том, что насилие и жестокость являются универсальным средством решения всех проблем.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

С позиции силы

Интеграционный апофигей

Заурядный пиар