TOP

Поверженная стабильность

Валюта вам зачем?

По информации главы Нацбанка Н. Ермаковой, спрос на наличную валюту с начала декабря вырос более чем в семь раз. Если в ноябре в среднем в день покупалось около $5 миллионов в эквиваленте, то 16 декабря — уже $33 млн, 17 декабря — $66 млн, а 18 декабря — $80 млн. В обменных пунктах валюта исчезла, появились очереди.

Банки вводят ограничения по операциям с банковскими платежными карточками, приостановили выдачу рублевых кредитов физическим лицам. Возник потребительский ажиотаж, люди бросились в магазины скупать технику и товары длительного пользования, появился дефицит некоторой продукции.

В Беларусь вернулся финансовый кризис 2011 года. То, что это случилось 19 декабря, в четвертую годовщину президентских выборов 2010 г., кровавого разгона митинга оппозиции, оказалось зловещей символикой. Как теперь выясняется, та победа власти оказалась пирровой.

Правда, в отличие от 2011 года, теперешний белорусский кризис стал прямым следствием финансового коллапса в России. А. Лукашенко заявил, что из-за обвала российского рубля Беларусь потеряла около $1 млрд.

Наш президент объясняет нынешние проблемы на финансовом рынке еще двумя причинами. На недавнем совещании он заявил: «Мир еще не вышел из этой рецессии, за исключением пары государств». На самом деле это не так. Никакой рецессии в мире давно уже нет, средний рост мировой экономики в этом году составляет 3,3%. Это хорошие темпы.

На вторую причину А. Лукашенко в последние дни прямо указывает пальцем: виноват белорусский народ, который зачем-то побежал в банки скупать валюту. Однако это — знакомая попытка свалить вину с больной головы на здоровую. Ибо поведение населения есть лишь нормальная реакция на ситуацию, которая стала закономерным и логическим следствием политики белорусского руководства.

Сколько уже говорилось, что с каждым годом все увеличивающаяся экономическая зависимость Беларуси от России ни к чему хорошему не приведет. Подсев на иглу российских дотаций, наше руководство отказалось от рыночного реформирования белорусской экономики, которое позволило бы сделать ее эффективной, способной функционировать без льгот со стороны РФ. И теперь Беларусь затягивает в воронку от тонущей России. Вступление в силу договора о создании Евразийского экономического союза с 1 января 2015 года выглядит откровенной насмешкой над теми феерическими перспективами, которые нам обещали в момент его подписания.

После финансового коллапса в России почти все независимые эксперты утверждали, что девальвация белорусского рубля неизбежна. Ибо российская валюта с начала года девальвировалась на 80%, а наша — только на 15%. Разница — в 65%. Именно на столько упала конкурентоспособность белорусской продукции на рынке России.

Но А. Лукашенко на совещании 18 декабря еще раз подтвердил свое намерение не допустить девальвации. Белорусы не очень поверили президенту, поэтому на следующий день очереди у обменников увеличились. Хочу лишь напомнить, что предыдущие его обещания на эту тему оказались, мягко говоря, неубедительными. Не будем далеко ходить. Не далее как в апреле 2014 года глава государства говорил: «Мы не планировали и не планируем девальвацию административно, как в Казахстане. Мы спокойно, плавно это введем — 5-6 процентов к концу года». Напомню, что девальвация белорусского рубля с начала 2014 г. составила 15%, а год еще не закончился.

Страх перед девальвацией у А. Лукашенко обусловлен предыдущим опытом. Резкое ослабление рубля сопровождается падением доверия населения к власти и лично к президенту. В момент финансовых потрясений 2011 года его рейтинг упал до 20%. Поэтому для главы государства девальвация стала не обычной экономической категорией, а почти экзистенциальной проблемой.

Надо признать, что в отличие от тех печальных событий трехлетней давности, когда власти почти полгода не решались предпринять что-либо и с олимпийским спокойствием наблюдали, как рушится финансовый рынок, в этот раз они действовали оперативно и решительно. 19 декабря правительство и Нацбанк приняли достаточно радикальные меры. В данной ситуации им пришлось выбирать меньшее из зол.

Прежде всего, власти попытались остановить бегство от белорусского рубля. Ставки по рублевым депозитам повышаются до 50%, вводится механизм индексации сбережений при изменении обменного курса рубля.

Но обратной стороной этой меры станет рост финансовой пирамиды. Где банки возьмут деньги, чтобы обеспечивать такой высокий процент по рублевым депозитам? Кроме того, высокие процентные ставки блокируют экономический рост. Ибо кредиты станут неподъемными для субъектов хозяйствования. Ведь вся прелесть ситуации состоит в том, что весь год правительство требовало снижения процентных ставок, чтобы оживить экономику. А теперь оно согласилось на их резкое повышение (почти на 20%). Не до жиру… Ради финансовой стабильности власти жертвуют экономическим ростом.

Пожалуй, главным пунктом решений 19 декабря, вызвавшим живую реакцию общества, стало введение 30-процентного сбора при покупке валюты юридическими и физическими лицами. Это правило должно действовать только до 1 февраля 2015 года. Таким образом власти пытаются сбить валютный ажиотаж, который угрожал опустошить валютные резервы как коммерческих банков, так и Нацбанка. Понятное дело, это решение очень негативно воспринято населением. В социальных сетях его тут же назвали скрытой формой девальвации, поскольку конвертация рубля сразу стала на треть дороже. По имиджу власти нанесен серьезный удар. И чтобы заглушить недовольство, были заблокированы ведущие независимые информационные интернет-порталы: Хартия, Белорусский партизан, Солидарность, БелаПАН.

Но в отличие от классической девальвации, доходы и вклады населения в белорусских рублях не дешевеют. С другой стороны, и экспортеры не получают никакой выгоды. Наоборот, теперь обязательная продажа ими валюты возрастет с 30% да 50%, причем, по фактически заниженному курсу. Весь импортный товар моментально дорожает на те же 30% за счет сбора при покупке валюты. А ведь большинство экспортеров у нас одновременно являются и импортерами. Естественным следствием решения о сборе станет появление черного рынка и валютчиков.

Что касается собственно девальвации, то в новом году властям придется, чтобы спасать свой экспорт в Россию, ослаблять белорусский рубль более быстрыми темпами, чем теперь.

В любом случае, страна вступает в следующий 2015 предвыборный год в условиях социально-экономической турбулентности. По главному идеологическому конструкту власти — идее стабильности — нанесен сильный удар. С Новым годом вас, дорогие товарищи. И ни в чем себе не отказывайте.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Сигнальные огни

Предвестник угроз

Продовольственная война

Украинские скрижали

На дне