TOP

Сигнальные огни

Продовольственная война между Беларусью и Россией вроде бы подошла к концу, стороны договорились о мирном решении конфликта. Вскоре белорусское мясо снова будет беспрепятственно доставляться в РФ, а наши таможенники и пограничники уберут свои посты на российской границе. 

Однако, несмотря на это, в белорусско-российских отношениях назрел очередной кризис, завязался новый конфликтный узел. Создается впечатление, что черная кошка между союзниками пробежала в самое последнее время, причем, неожиданно как для внешних наблюдателей, так и для самих участников политического процесса.

Ведь еще 18 ноября, принимая министра иностранных дел России Сергея Лаврова, Александр Лукашенко говорил: «Мы начинаем новый год в принципе без проблем в наших отношениях, даже мелких. Мы договорились по всем вопросам».

Видимо, возникшая тогда у президента Беларуси легкая эйфория в отношениях с Москвой была обусловлена недавним решением Кремля оставить в следующем году все пошлины за нефтепродукты в белорусском бюджете. Думаю, та щедрость РФ была неожиданной для самого руководства Беларуси. Достаточно было легкого шантажа, угрозы не ратифицировать договор о создании ЭАЭС, чтобы Москва уступила и широким жестом подарила союзнику около $1 млрд.

Но буквально через неделю после встречи А. Лукашенко с С. Лавровым грянула продовольственная война. Она длилась три недели и явилась самым острым конфликтом между союзниками за последние четыре года. За это время глава Беларуси провел два специальных совещания с высшим руководством страны по поводу продовольственного конфликта. На них, а также в ходе встреч А. Лукашенко с губернатором Санкт-Петербурга Г. Полтавченко, с госсекретарем Союзного государства Г. Рапотой он обрушился на Россию с такой жесткой критикой, какой мы давно не слышали из его уст.

Казалось бы, в чем проблема, сними трубку, позвони В. Путину и реши все проблемы. Но о телефонных переговорах двух президентов никакой информации нет. Возможно, они и были. Но о них сообщается, наверное, только тогда, когда надо похвастаться успехом. А тут хвалиться было нечем.

Но можно сделать и другое предположение: В. Путин уклонился от телефонного разговора. И тогда срочно требуется личная встреча президентов. В таком случае становится понятной другая конфликтная точка в отношениях с Москвой. Во время встречи президента Беларуси с госсекретарем Союзного государства Г. Рапотой на минувшей неделе он протестовал против планов Кремля провести заседание Высшего госсовета Союзного государства 23 декабря «все чохом в один день» с саммитом ОДКБ и ЭАЭС. А. Лукашенко не хочет «в формализм превращать наше мероприятие». Но если нет проблем, как белорусский лидер уверял С. Лаврова, то какая разница, насколько длительно заседание Высшего госсовета Союзного государства. Смысл в проведении серьезных, долгих и неформальных переговоров появляется только тогда, когда есть проблемы. И тут стоит обратить внимание на реплику президента Беларуси во время той же встречи с Г. Рапотой. «Появилась куча вопросов, которые нужно решать, в белорусско-российских отношениях», — считает А. Лукашенко.

Итак, еще раз зафиксируем этот момент. 18 ноября белорусский президент уверяет, что мы начинаем новый год в принципе без проблем в наших отношениях, даже мелких, мы договорились по всем вопросам. А уже 9 декабря он же утверждает, что у Беларуси с Россией появилась куча вопросов, которые нужно решать. Что случилось за эти три недели? Да, продовольственная война, которая очень сильно ударила по белорусским производителям мяса. Но только ли? Ведь российская сторона уверяла, что через 15—18 дней она снимет свои запреты на импорт продовольствия из Беларуси. Т. е. это было предупреждение, показательный урок: не занимайтесь реэкспортом европейских продуктов. И не более того.

Было еще странное заявление того же Сергея Лаврова, что Беларусь и Казахстан могут присоединиться к российскому эмбарго на импорт продуктов питания из западных стран. Странное потому, что ни Минск, ни Астана не проявляют никакого желания участвовать в конфликте России со всем миром. Или это была очередная неадекватность российской внешней политики, каких в последний год было немало, или отзвук неких закулисных переговоров, в ходе которых РФ давит на союзников, требуя от них солидарности с Москвой?

И самый поразительный факт. 11 декабря в Министерстве иностранных дел Беларуси прошла встреча с руководителями дипломатических миссий стран—членов ЕС. В официальном сообщении белорусского внешнеполитического ведомства отмечается: «В ходе беседы состоялся обмен мнениями по проблемным вопросам в отношении Республики Беларусь и Российской Федерации, а также развития евразийских интеграционных процессов. В этом контексте была отмечена важность диалога и сотрудничества между Беларусью и ЕС».

Итак, мы присутствуем при феноменальном дипломатическом зигзаге официального Минска. Этот знаменательный ход можно рассматривать в нескольких ракурсах. Прежде всего, интересен сам факт такой встречи в момент незаконченной продовольственной войны с Россией.

Еще более удивительна повестка дня этой беседы. Оказывается, МИД пригласил европейских послов, чтобы обсудить с ними проблемы в белорусско-российских отношениях (!). Вот так повод. Получается, что Минск пожаловался европейским дипломатам на Россию. И именно «в этом контексте была отмечена важность диалога и сотрудничества между Беларусью и ЕС» (!). И, наконец, белорусский МИД демонстративно афишировал эту встречу всему миру.

Казалось бы, этого достаточно, чтобы в Москве увидели сигнальные огни из Минска и призадумались. Но, наверное, в белорусском внешнеполитическом ведомстве сочли, что на Смоленской площади (там расположен МИД РФ) или в Кремле работают люди не очень опытные, не очень внимательные и не очень расторопные. Поэтому была добавлена еще одна информация: «Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей также провел телефонные разговоры с рядом своих коллег из стран—членов ЕС и обсудил с ними развитие ситуации в регионе и белорусско-европейские отношения».

Нужно отметить, что в прошлом, особенно в 2007—2010 годах, официальный Минск не раз использовал такой простоватый шантаж Москвы. Дескать, будете на нас давить, не хотите идти навстречу, тогда мы уйдем на запад.

Но уже целых четыре года ничего подобного в белорусской дипломатии не практиковалось. Впервые после 19 декабря 2010 года официальный Минск пытается так демонстративно играть на противоречиях между Россией и ЕС. Это говорит о той степени раздражения поведением Кремля, которое накопилось у А. Лукашенко. Его беспрецедентно жесткие для последних лет заявления в адрес Москвы теперь трансформировались вот в такой дипломатический укол. Он является гораздо более болезненным для Кремля, чем прежде, с учетом той холодной войны, которая развернулась теперь между Россией и Западом. Чем ответит Москва? Кнутом или пряником?

Валерий Карбалевич