TOP

Украинские скрижали

Исполнился год с момента начала киевского Майдана. Год, потрясший мир, а особенно наш регион. Для Украины его итоги можно оценивать по-разному. С одной стороны, потеря Крыма, отделение ДНР и ЛНР, элементы анархии и гражданской войны, экономический обвал. С другой стороны, окончание постсоветской Украины и формирование украинской нации. 

Киевский Майдан стал катализатором крутых перемен в системе международных отношений в Европе. Разрушена прежняя модель безопасности. Мировая история сегодня пишется на украинских скрижалях.

Россия пришла к выводу, что старый баланс сил, возникший после распада СССР, уже не соответствует ее возродившемуся потенциалу, ибо она «встала с колен». И Москва решила переиграть итоги «холодной войны», взять реванш за, как она считает, поражение в том историческом послевоенном противостоянии. Вылезли наружу все российские исторические неврозы и травмы. Захват Крыма, военное вмешательство РФ в Донецкой и Луганской областях нарушило все существовавшие международные правила, нормы права. Почти по Достоевскому, коль Бога (правил) нет, значит все дозволено. На историческую арену выходят новые язычники христианской цивилизации.

Однако Россию подвела пагубная самонадеянность. Создается впечатление, что она, как Германия, начавшая первую и вторую мировые войны, не рассчитала свои силы.

Да, с внутриполитической точки зрения В. Путин решил целый ряд проблем. Агрессия в отношении Украины консолидировала российский социум. Впервые с 1991 года Россия преодолела общенациональный раскол. Исчезла проблема легитимизации приватизации общенародной собственности кучкой олигархов, которая полтора десятилетия являлась национальной травмой. Рейтинг В. Путина вознесся до 84%.

Но за это заплачена очень высокая цена. Во-первых, российская экономика под тяжестью внешней политики вступила в трудный период. Девальвация рубля с начала года приближается к цифре 50%. Это значит, что каждый россиянин за это время потерял почти половину своих доходов. Это налог за Крым и Донбасс.

Во-вторых, очевиден провал планов и расчетов Кремля в отношении Украины. Попытка силой вернуть ее под российский геополитический контроль с треском провалилась. Москва получила диаметрально противоположный результат. Четверть века после распада СССР Киев балансировал между Россией и Западом. Российская агрессия привела к тому, что это маневрирование закончилось, Украина твердо и окончательно разрывает с РФ и уходит в западную сторону. В лице своей большой славянской соседки Москва получила враждебное государство.

У российского руководства не хватило здравого смысла после захвата Крыма остановиться и не влезать в Донецкую и Луганскую области. Расчеты на то, что с помощью ДНР и ЛНР Москва будет оказывать влияние на Киев, не оправдались. В итоге в ходе реализации проекта «Новороссия» руководство России оказалось в тупике, из которого нет хорошего выхода. Выяснилось, что Украина может себе позволить жить в условиях полузамороженного конфликта в Донецкой и Луганской областях. А вот для России ситуация складывается так, что ей придется взять на содержание ДНР и ЛНР, которые на грани гуманитарной катастрофы. Что явно не входило в ее расчеты. Кремль стал заложником собственного авантюризма.

Но и «слить» проект «Новороссия», передать ДНР и ЛНР под контроль Киева Москва не может. Ибо слишком много пропагандистского капитала в него вложено. Отказ от контроля над этой территорией будет однозначно воспринято российским населением как грандиозное политическое поражение Кремля со всеми отрицательными последствиями для репутации В. Путина и его команды. В итоге получается, что для Москвы Новороссия — это чемодан без ручки: и нести тяжело, и бросить невозможно.

В-третьих, Россия оказалась в глухой международной изоляции, в отношении нее Запад ввел болезненные экономические санкции. Изоляция особенно ярко выявилась во время саммита G20 в Брисбене (Австралия). Мало того, что В. Путин был подвергнут там беспрецедентной обструкции со стороны лидеров западных стран. Расчеты Москвы на поддержку или хотя бы нейтралитет государств БРИКС (Бразилия, Индия, Китай, ЮАР) были тщетными. Оказавшись в роли изгоя, В. Путин панически бежал с саммита G20 до его завершения, нервы не выдержали.

Как это ни выглядит странным, но Москве срочно потребовалась политическая поддержка Беларуси, и министр иностранных дел РФ С. Лавров неожиданно приехал в Минск. Кто бы мог подумать совсем недавно, что Россия окажется еще в большей международной изоляции, чем наша страна и Москве понадобится солидарность своего союзника-изгоя.

Но парадокс ситуации в том, что если для РФ украинский кризис, который она сама спровоцировала, стал причиной ее международной изоляции, то для Беларуси именно этот конфликт становится фактором, позволяющим постепенно выйти из изоляции. Поэтому различия в позициях Москвы и Минска заложены изначально.

Как известно, риторика А. Лукашенко по украинскому вопросу зависит от ситуации и собеседника. Во время встречи с С. Лавровым президент Беларуси говорил в унисон с московским гостем. Дескать, «у нас расхождений практически нет», хотелось, чтобы мы пришли к «единой позиции», «чтобы мы могли вместе четко действовать в одном ключе», «ваши проблемы — это наши проблемы».

Думается, такая вроде бы пророссийская риторика А. Лукашенко теперь обусловлена не только статусом собеседника. Минску не нравится официальная позиция Киева по вопросу мирного урегулирования украинского кризиса.

Дело в том, что статус Беларуси как миротворца, который дает дополнительный политико-дипломатический капитал, нуждается в постоянном подтверждении. Вот недавно сепаратисты ДНР и ЛНР с подачи Москвы предложили провести в Минске новую встречу контактной группы по урегулированию конфликта на востоке Украины.

Но Киев отказывается от такой встречи. Во-первых, потому, что украинское руководство почувствовало международную конъюнктуру, которая сейчас в пользу Украины, а не России. Киев считает, что время работает на него, поэтому не стоит спешить. Во-вторых, лидеры сепаратистов заявили, что на новых переговорах необходимо поменять Минские соглашения от 5 сентября в части, признающей ДНР и ЛНР полноценной территорией Украины. Понятно, что такая повестка дня встречи для Киева совершенно неприемлема.

А белорусское руководство хотело бы, чтобы Минск оставался в центре миротворческого процесса. В итоге между Беларусью и Украиной возникло новое конфликтное поле. Отсюда и настойчивые призывы белорусских официальных лиц к продолжению мирных переговоров.

Валерий Карбалевич