TOP

«Хождение по мукам»

Согласен, заголовок не очень оригинальный, но тут другой и не подходит. Муки были, сколько угодно, и хождение по инстанциям тоже было, часто и почти бесплодно…

С Людмилой Евтихиевной Паульской автор познакомился еще в 90-х годах прошлого века. Я тогда работал в другой газете. С того времени прошло больше десятка лет. Но все стало только хуже…

Все начиналось на войне

Отец Людмилы Евтихиевны был коммунистом и принимал участие в коллективизации. Что это была за штука, надеюсь, объяснять не надо? У человека отбирали все имущество и предлагали: или идешь работать в колхоз, или едешь на восток СССР, в принудительном порядке. Ясно, что никто коллективизации, кроме бедняков, не хотел. Недовольные остались. Во время оккупации многие из них шли в полицаи. Вот они-то и убили отца Паульской. Пытали и расстреливали его на глазах собственной жены. Ночью она выкрала тело и похоронила. Две старшие сестры Людмилы Евтихиевны были угнаны в Германию, остальные находились в Польше. А мать от пережитого сошла с ума…

После войны семье жилось тоже невесело. Все налоги они платили, до копеечки. Им же платили «палочками-трудоднями», то есть по сути ничего не платили. Когда подобные семьи стали приравниваться к семьям погибших, семья Паульской такой льготы не получила. Из тогдашнего собеса ответили: отец «никого не убил». То, что его самого расстреляли полицаи за принадлежность к ВКП (б), не посчитали важным обстоятельством.

Людмила Евтихиевна страдала нарушением слуха с детства. Получала пенсию по причине утраты кормильца. Когда достигла совершеннолетия, пенсию отменили. А потом снова назначили. Прошло слишком много лет, чтобы пытаться разобраться в этой чехарде. Во всяком случае, в октябре 1965 года она опять была признана инвалидом 3-й группы по слуху, поэтому и пенсия появилась. Хотя самое «интересное» произошло в 1985 году.

«Улучшение» слуха

У нашей героини группа инвалидности была пожизненная. Но была надежда решить проблему слуха с помощью хирургического вмешательства. По рекомендации профессора П.А. Тимошенко в 1985 году Паульская была направлена в отоларингологическую больницу на операцию. Жаль, что профессор сам не взялся оперировать, а доверил это своим молодым коллегам, потому что они пробили и скривили Паульской носовую перегородку. А через три месяца вместо правого больного уха прооперировали левое. Слегка ошиблись… Паульская подала иск в суд. Выяснилось, что неудачная операция осложнилась мозговой инфекцией и воспалением мозговой оболочки. «У меня резко ухудшилось зрение, память, работать экономистом я уже не смогла, — пишет Людмила Евтихиевна. — Но в выдаче больничного отказывали. Подвергая многочисленным обследованиям, замалчивали последствия, осложнения после операций. Лечением вызывали рецидивы, а писали об улучшениях. В судебных заседаниях заявляли, что я слышу, но притворяюсь…»

После всего этого кошмара Паульская уволилась с должности экономиста. Поработала дворником, хотя тяжелый физический труд ей противопоказан с детства. Была экспедитором в банке, бухгалтером. Наконец, в 1990 году ей установили 2-ю (трудоспособную) группу инвалидности. Сроком на 1 год. Пришлось пройти еще один ВТЭК, женщину опять признали нетрудоспособной. До 30-летнего стажа женщина не доработала трех месяцев.

Дело выглядит еще хуже, если учесть, что операция 1985 г. привела к тому, что пенсия по возрасту могла бы быть гораздо выше. По жалобам Л. Паульской пенсию перерассчитывали много раз. Последний перерасчет был в 2007 г. Сколько денег на этом всем потеряно — одному Богу известно. Зато точно известно, что слуховые аппараты Людмила Евтихиевна покупала за полную стоимость, телефон с усилителем — тоже. Правда, нужные лекарства обходились в 10% их стоимости. Хотя они больше вредили, чем помогали.

В суде в 1996 г. Л. Паульская просила возместить ей 14 млн рублей. Тогда ее «пустили по кругу» — один суд признавал ее требования необоснованными, дело передавали в другой, а судебно-медицинскую экспертизу просили провести едва ли не тех же, кто делал неудачную операцию. В общем, на колу мочало, начинай сначала…

Квартирный вопрос

После операции 1985 г. остро встал вопрос жилищный. Семье не очень нравилось жить с матерью-инвалидом. О том, что оба сына имеют право стоять в очереди на жилье с 18 лет, они узнали только в начале нулевых. В 1991-м ни сына, ни его жену-детдомовку на очередь не поставили, хватало, объяснили, метража. Вот тогда Л. Паульская стала просить жилье по состоянию здоровья.

«Облагодетельствовали» ее в 1996 г., включили в ЖСК. В 1998-м однокомнатная квартира была построена, и Л. Паульская стала там жить. Кстати, в 1993 г. ее определили в дом-интернат, пришлось развестись с мужем. Но семья не отпустила. В трехкомнатной квартире продолжали жить 7 человек, 4 семьи, площадь — 46,3 кв. м. Всего семья Паульской, она подсчитала, за 40 лет построила 97 кв. метров жилья общей площадью и 61,3 — жилой.

«У кого-то по несколько приватизированных за бесценок квартир, а у моих внуков, у которых проблемы со здоровьем, нет нормального жилья», — писала когда-то Людмила Паульская в своих обращениях в различные инстанции. Кстати, цена вопроса выросла: теперь Людмила Евтихиевна считает, что ей причинен материальный ущерб в сумме 200 млн рублей. Хотя, на самом деле точную сумму назвать уже невозможно. Очередная девальвация, говорят, уже не за горами.

…Идем дальше, наша печальная повесть еще не окончена. В 2008 г. правительство выделило 25 млрд рублей на адресную помощь. Паульская решила попробовать попросить зубопротезирование, потому что льготное не получилось, а также на приобретение телефона с усилителем. Помощи ей не дали, формально отписались. Как всегда.

«Не заслужила, не заработала, не выстрадала» — так определила Людмила Евтихиевна свое теперешнее положение.

К вопросу о заработанном-незаработанном. После операции 1985 года пенсия по инвалидности была маленькая, а деньги уходили на лекарства, разнообразные консилиумы, поездки в Москву за свой счет. Что же получается? Медицина напортачила, умыла руки и заняла круговую оборону: мы, мол, сами решаем, как правильно лечить, а она не специалист. «Не специалист» стала инвалидом и влачила полунищенское существование. А кто же в этом виноват? Ау-у! Тишина в ответ. Никто не виноват…

P. S. В качестве постскриптума, вероятно, необходимо просто процитировать обращение Людмилы Евтихиевны Паульской. Вот оно: «Жизнь моя прожита, 71 год, и понимая всю безнадежность, я все-таки снова иду с иском в суд к власти, правительству. Я очень много пережила унижений от уполномоченных органов и прошу моральной поддержки, чтобы с обстоятельствами моей жизни ознакомились все, кому положено. Еще раз…

Что касается моей жизни в доме-интернате «Свитанак», то в материальном смысле она нормальна. Только очень дорого. Кому не нравится — ушли. А мне уйти некуда. Мне не сказали, что можно жить в доме-интернате и не выписываться из квартиры. Я прописана в Тресковщине постоянно, я теперь не минчанка. А чтобы сыновья не платили за меня в доме-интернате, подрабатываю. Отмечу, что администрация дома по-человечески отнеслась ко мне…»

Мне только осталось добавить, что Людмила Евтихиевна подрабатывает в доме-интернате уборщицей.

Сергей Шевцов

Читайте также:

И это все он сделал левой ногой…

Черно-белое кино

Остров Добруш-2

Остров Добруш