TOP

Леонид Дайнеко: «Все наши реки текут в Атлантический океан, в Европу. Даже природа подсказывает, в каком направлении двигаться…»

Исполнилось 75 лет Леониду Дайнеко, автору одиннадцати исторических романов, среди которых широко известные «Меч князя Вячки», «Назови сына Константином», «След оборотня» (в 1990 году отмечен Государственной премией имени Кастуся Калиновского). Поздравляем Леонида Мартыновича с юбилеем и предлагаем читателям его интервью Радио Свобода.

— Одиннадцать романов — для нашего времени много. А каково ваше отношение, например, к Бальзаку, чья «Человеческая комедия» состоит из девяноста шести томов?

— К плодовитым писателям я отношусь положительно. Если ты чувствуешь себя писателем, нужно писать много. И в наше время есть немало плодовитых литераторов — авторов преимущественно «женских» или «милицейских» романов. Хороший писатель, повторюсь, чтобы сполна отдать людям все свои знания, выложить свой темперамент, должен писать и писать. Как колосьев в поле, так и хороших произведений у писателя должно быть много. Правда, я считаю писателями только романистов, только роман, на мой взгляд, высшая концентрация литературы, ее высшее воплощение. Я на стороне тех, кто много написал, и сам стараюсь писать как можно чаще. Написал одиннадцать романов, в замыслах еще несколько. Стараюсь писать ежедневно, тем более я сейчас на пенсии. Я давно переключился на романы, изредка пишу стихи и прозаические вещи, которые называю геродотинками — в честь отца истории Геродота.

— Среди ваших героев — Всеслав Чародей, Константин Острожский, легендарный Вячка. Кто из них наиболее близок вам не как писателю, а как человеку, как белорусу?

— Как человеку, как литвино-белорусу (я так себя называю), мне наиболее близок гетман Великого княжества Литовского Константин Острожский, который с мечом в руке остановил нашествие с востока. Наше тогдашнее государство ВКЛ оказалось перед смертельной опасностью — на нас шла Москва, шли московиты, как они говорят, брать свои земли. Острожский разгромил их под Оршей на Кропивенском поле. В прошлом году мы отмечали 500-ю годовщину этой славной победы. «Битва под Оршей» и сегодня продолжается, и я не знаю, когда она остановится. Мы, белорусы, — народ европейский. Все наши реки текут в Атлантический океан, то есть — в Европу. Неман, Двина, Днепр… Даже природа подсказывает нашему народу, в каком направлении двигаться, а нас опять пытаются развернуть на восток. Для нашего народа сейчас самое главное — сохранить национальный оптимизм, уберечь национальную энергию. Не надо думать, что нас мало, что мы бедные и несчастные. Шотландцев, например, три миллиона. Мы, белорусы, имеем свое государство. Взгляните на европейскую карту — до сих пор не имеют своей государственности шотландцы, валлийцы, каталонцы, баски, корсиканцы, гагаузы и т.д. А мы создали свое государство, и наша задача — сохранить его. Мы ответственны за него перед памятью предков, перед будущими поколениями.

— На днях на сайте Министерства обороны появилась инструкция, с кого белорусские военные должны брать пример. Среди таких героев — Всеслав Чародей и Константин Острожский. Вы верите, что патриотическое воспитание в нашей армии станет наконец на белорусские рельсы?

— Я верю в это. Я тоже с большим удовольствием прочитал, что наконец, армия обратит внимание на Острожского, Всеслава Чародея и Тадеуша Костюшко. Жаль, там нет Кастуся Калиновского… Думаю, не за горами то время, когда белорусский язык воцарится и в нашей армии, и приказы будут отдаваться на белорусском языке.

— А на политзанятиях будут изучаться ваши романы «След оборотня» и «Назови сына Константином»…

— Дай Бог. Если я не доживу, то ко мне на небесах дойдут слухи, что где-то в казарме солдаты читали мой роман и хвалили (смеется). Это будет очень приятно. Я с небес загремлю громом и блесну молнией — подам сигнал.

— Новоназначенный министр образования Михаил Журавков заявил недавно о необходимости изучения географии и истории по-белорусски. Подобные заявления звучали и раньше, но воз и ныне там…

— Такие заявления звучат на потребу политического момента. Мы все знаем, к чему готовится наша страна — к выборам. Но историю и географию (и не только эти предметы) дети должны изучать на родном языке. Я сам изучал их на белорусском языке. Помню, как в учебнике истории описывалась битва с турками. Румянцев, командовавший российской армией, выскочил вперед со шпагой в руках и, обращаясь к солдатам, крикнул: «Хлопцы, за мной!». Меня тогда удивило, что екатерининский генерал кричал: «Хлопцы…». Это запомнилось.

— Вы сами себя называете литвино-белорусом. Сейчас в социальных сетях популярна идея переименования Беларуси в Литву. Как вы к этому относитесь?

— В романе «Назови сына Константином» я использую название «Литвиния». Я литвин — моя страна Литвиния, я румын — моя страна Румыния… Беларусь — это искусственное название. Но что касается переименования… Все же пусть пока остается Беларусь. Не «Белая Русь», не «Белоруссия», а Беларусь — одним словом, одним выдохом, одним криком. Как писал Янка Купала: «Гэта крык, што жыве Беларусь».

— Мы сегодня живем под ежедневным информационным обстрелом российских СМИ. Прибалтика и Украина полностью или частично отключают московские телеканалы. Не стоит ли то же самое сделать и Беларуси?

— Я считаю, что стоит. В связи с последними событиями в Украине, с войной в Донбассе я просто не могу смотреть российские телеканалы. Гонят свое — «бандеровцы, бандиты, фашисты»… Украинцы — братский народ, надо вспомнить об этом и не нагнетать вражду.

— Вы долгое время жили в одном доме с Василем Быковым. У многих в памяти его слова о том, что белорусы опоздали на свой исторический поезд. А по вашему мнению, наш поезд действительно стоит перед тупиком или еще выедет на свою магистраль?

— Я и сегодня живу в том самом доме, где жил Василь Владимирович, на улице Максима Танка. Я живу здесь, а он уже на небесах, во славе. По моему мнению, мы никуда не опоздали. Посмотрите, сколько поколений курды, сорокамиллионный народ, добиваются своей государственности. А мы ее имеем. Так почему мы опоздали? Каждый народ приходит и уходит в свое время. Как люди рождаются, так и народы рождаются. На руинах Римской империи возникли румыны, итальянцы, испанцы… Так что белорусы никоим образом не опоздали. У нас есть свое государство, своя государственная символика, свой язык. Уже двадцать четыре года мы не знаем, что такое Советский Союз. По нему у меня нет ностальгии, хотя я там прожил 51 год. Я всегда понимал, что СССР — это народы, собранные в один мешок. Империи умирают — народы живут, только так.

Михась Скобла, Радио Свобода