TOP

Год после Майдана

Только-только спокойно зажили в стране,Как страны показалось нам мало.И теперь я в г

В Киеве его отметили как «революцию достоинства». В Москве это событие оценивают как государственный переворот, в честь которого прошел Антимайдан, в нем участвовало больше людей, чем в торжествах в украинской столице. Праздновать антипраздник — это новая традиция в российском политическом дискурсе.

Очень символично и знаменательно, что резонанс от победы Майдана в России оказался едва ли не большим, чем в самой Украине. Казалось бы, невинное желание украинского народа интегрироваться в европейское сообщество (напомню, люди вышли на площадь в поддержку соглашения об ассоциации с ЕС) вызвало в Москве натуральную истерику. Были разбужены дремавшие с момента распада СССР имперские комплексы. И Россия дала силовой ответ. Был присоединен Крым, развязана война на востоке Украины.

Для мобилизации народа на борьбу с внешним врагом в России была приведена в действие мощная пропагандистская машина, с помощью которой запущена невиданная шовинистическая волна. Чтобы возбудить ненависть к украинцам, им прилепили клеймо «фашистов» и «бандеровцев». Заодно была объявлена идеологическая война Западу. Несмотря на примитивность и кондовость пропагандистских приемов, они дали в России (частично и в Беларуси) невиданный эффект, внедрили в общество необходимые власти политические галлюцинации, сформировали психологическую атмосферу ненависти к искусственно созданным врагам.

В итоге был спровоцирован острый международный кризис, который взорвал привычный миропорядок, породил тектонические сдвиги в мировой политике, вывел из равновесия всю систему европейской безопасности, геополитических балансов в регионе и мире. История резко ускорила свое движение, за этот год мы оказались в новой эпохе.

Застигнутый врасплох Запад среагировал с большим опозданием. Поставленные перед фактом разрушения прежней системы международных отношений, США и ЕС были вынуждены дать ответ. Запад выступил в защиту не только Украины, но и международного права, мирового порядка, вообще правил мирного сосуществования государств, на которые покусилась Россия. В итоге началась «холодная война» между РФ и западными государствами.

Если брать краткосрочную перспективу этого противостояния, то здесь преимущество на стороне России. Ибо Москва переводит соревнование в военную плоскость. А воевать с ядерной державой Запад не хочет, опасается. Президент США Б. Обама, пришедший к власти под лозунгами мира, с обещаниями вывести американские войска из Ирака и Афганистана, сократить вмешательство Соединенных Штатов в дела других стран, очень неохотно реагирует на международные кризисы. Во всяком случае, в сравнении с прежней администрацией президента Дж. Буша-младшего. Вашингтон так и не предоставил Украине летальное оружие, несмотря на отчаянные просьбы президента П. Порошенко.

Еще меньше готовы конфликтовать с Россией страны ЕС. Дело не только в их зависимости от российских энергоресурсов. Проблема скорее в психологии. Разомлевшие в своем потребительстве европейские народы с трудом адаптируются к мысли о необходимости с кем-то бороться. Из 28 стран-членов НАТО только 4-5 государств выполняют соглашение о ежегодном выделении на оборону 2% бюджета. Поэтому Европейский союз встал на путь умиротворения агрессора.

Вообще украинский кризис подталкивает ЕС к тому, чтобы стать полноценным субъектом мировой политики. Ведь до сих пор Евросоюз не решался в полной мере вступить в конкуренцию с Россией за контроль над регионом Восточной Европы. Программа «Восточное партнерство» стало робкой попыткой такой конкуренции. Но тактика «мягкой силы» со стороны ЕС в этом регионе работает очень плохо, потому что Россия готова тратить гораздо больше ресурсов, чем ЕС, чтобы удержать страны региона в своем геополитическом поле.

И вот теперь РФ применила в отношении Украины силу не мягкую, а грубую. Она повысила ставки. Это вызов ЕС. Это тест на то, готов ли Евросоюз становиться сильным игроком и в этом регионе, и в мире. Пока Европа находится в поисках ответа.

Несмотря на кажущуюся вялость, Запад, пусть с опозданием в несколько месяцев, все же принял экономические санкции против России. В основном они касаются запрета на сотрудничество с крупнейшими российскими государственными банками и компаниями. И этого в сочетании с падением цен на нефть оказалось достаточно, чтобы экономика РФ начала обваливаться.

Поэтому в долгосрочной перспективе у России в этой конфронтации с Западом нет шансов на победу. СССР, располагавший гораздо большими ресурсами, имевший много союзников, тем не менее проиграл «холодную войну» западному миру.

А Россия сегодня гораздо слабее. Она оказалась без союзников. Даже страны ОДКБ ни разу публично не поддержали Москву в этом конфликте.

Технологическое отставание России от Запада гораздо большее, чем в свое время у Советского Союза. РФ сегодня — классический сырьевой придаток развитых государств. Если в СССР доходы от нефти и газа формировали 10—15% бюджета, то у России сегодня этот показатель составляет свыше 50%. «Вставание с колен» России в 2000-е годы произошло исключительно за счет того, что выросли мировые цены на нефть. Сейчас же, когда стоимость этого товара резко упала, экономика России тут же «поплыла».

Но проблема здесь более глубокая. Россия не смогла вписаться в процесс глобализации. РФ, впрочем, как и Беларусь, Украина и другие постсоветские страны, не использовали свой шанс на модернизацию, который им предоставила история после распада СССР. Они, как и исламский мир, выпадают из процесса постиндустриальной революции. И реакция на эту ущербность в чем-то похожая. Исламисты отвечают Западу всплеском радикализма и терроризма, Россия — готовностью силой защищать «русский мир». РФ сегодня оказалась на «неправильной стороне истории», она напоминает «Титаник», сознательно несущийся на айсберг.

Как известно, любой кризис, в том числе и международный — это не только угроза, но и окно возможностей. Надо отдать должное, официальный Минск старается воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы улучшить свои международные позиции. У него пока получается виртуозное балансирование в отношении российско-украинского конфликта. Он воспользовался моментом и новым международным имиджем, чтобы разморозить отношения с Западом.

Однако ситуация требует более кардинальных решений. Если «Титаник» тонет, то у всех, кто оказался вблизи, есть опасность оказаться в воронке. И это уже не гипотеза, а реальность. Обвал российского рубля потянул за собой девальвацию и в Беларуси. И это только начало.

Наркотическая зависимость белорусской экономики от российской финансовой поддержки — это проклятие, от которого нашей стране надо быстрее избавляться путем глубоких рыночных реформ. Рано или поздно их все равно придется осуществлять. Сейчас как раз удобный исторический момент. Как известно, каменный век закончился не потому, что закончились камни…

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Дать миру шанс

Минск — город мирный

Заговорить кризис