TOP

Светлана Калинкина: зло победило

Когда такое случается, перестаешь верить в высшую справедливость, в Божий замысел существования этого мира, в обязательную победу добра над злом.

Тем, кто знал Немцова только по интервью, даже сложно представить, сколько людей могут сказать о нем исключительно добрые слова без пафоса и даже без политики. Тысячи! Это был человек-праздник, умница, феерический оптимист, в каком-то смысле политический Робин Гуд, в существование которых в наше время просто сложно поверить…

Image 4224

Фото Reuters

И вот теперь его нет. Убит четырьмя выстрелами в спину.

Зло сейчас победило.

Не буду говорить о политике, не буду говорить о тысячах, десятках тысяч, сотнях тысяч людей, которые благодарны Борису за то, что он был. Скажу о себе.

У меня на память от Немцова остались часы. Однажды так получилось, что прямо в день рождения мне надо было быть в Москве. И впопыхах, выезжая из дома, я забыла мобильник. Часов никогда не носила, а потому оказалась в Москве, абсолютно дезориентированная во времени.

Слово за слово и Борис говорит: «Лучше сама скажи, что тебе подарить на день рождения. Иначе повезешь в Минск полутораметровую матрешку».

Ну я и сказала: «Часы. Какие-нибудь самые простенькие». Хотя, честно говоря, сама я намеревалась купить новый мобильник. Но попросить телефон в качестве подарка посчитала неправильным, потому как слишком дорого. А часы ведь копейки стоят.

Через какое-то время мне были с добрыми пожеланиями вручены часы. Простенькие, как я и просила. Без наворотов и цыганщины.

Сколько лет после того прошло, я уже точно не скажу. Год, два, три… Но однажды часы остановились и были закинуты в какую-то шуфлядку. Потом, разбирая всякий хлам, я даже хотела их выбросить, но почему-то сама себя остановила: «А с чего это я все выбрасываю? Люди же как-то чинят поломавшиеся вещи…»

Зашла в Дом быта, показала часы.

На меня там посмотрели, как на идиотку: «Мы не поможем».

— Что, одноразовые?

— Женщина, это ваши часы?

— Мои…

— А вы на них смотрели?

— ???

— Ну, буковки не пробовали читать?

— Нет вообще-то, — растерялась я. — Это подарок.

И я, наверное, впервые посмотрела на эти часы не как на стрелки, показывающие время, а как на часы.

— Jean Perret, — подтвердил часовщик. — Номерные. C cапфирами. Вам не к нам, вам в магазин швейцарских часов надо. Батарейку поменяют.

Я была в шоке. Я никогда и никого не развожу на дорогие подарки. А тут даже толком не поблагодарила человека.

Вернее, потом уже поблагодарила, но сильно подозреваю, что он даже не очень понял, за что.

Он позвонил, когда стало известно, что в Минске на акции протеста после президентских выборов задержали россиян. И девушка среди них была. Он просил в первую очередь побеспокоиться именно о девушке — передать на Окрестина воду, вещи.

— Да у нас уже на конвейер такие передачи поставлены — всем передают, не только родственникам и знакомым. Не волнуйся.

— Нет, ты проследи. А то ваши там дурят, считая, что все русские — мудаки…

В этом был весь Немцов. Свой и среди олигархов, и среди пионеров-революционеров. Умеющий выпить водки с бастующими шахтерами и коллекционное вино на королевском приеме. Способный делать дорогие подарки без повода и нужды, и забывать об этом. Думать о тех, кого даже не знает.

Человек со стержнем, с понятиями о добре и зле. Большой оптимист и отчаянный фаталист, наверное…

Сегодня зло победило.

Бориса нет.

Часы идут.

Светлана Калинкина, «Народная воля»