• Погода
  • +10
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

«Разве что Александр Григорьевич приедет и поможет найти инвестиции»

13 января Александр Лукашенко дал чиновникам месяц на доработку декрета о введении налога на тунеядство. До сих пор документ не опубликован, но продолжает вызывать ажиотаж среди официально нетрудоустроенных. 

Мы расспросили главного редактора газеты «Ганцавіцкі час» Петра Гузаевского о том, как обстоят дела в регионе, который в последние годы находился в лидерах по официальной и скрытой безработице в области и стране.

— Как реагируют на сообщения о разрабатываемом декрете люди, которым грозит новый налог?

— Многие на самом деле обеспокоились. Прежде всего те, кто не мог найти себе здесь достойную работу и многие годы ездит на стройки в Россию. Некоторые трудятся там уже по 15—20 лет.

— Сколько примерно гастарбайтеров из Ганцевичского района зарабатывает в России?

— Официальной статистики на этот счет нет. По нашим приблизительным подсчетам из 28 тысяч живущих в Ганцевичском районе минимум одна тысяча человек работает в России.

Если представить, что эта тысяча человек работает по 10 месяцев в году (остальные два месяца отведем на отдых) и получает в месяц по тысяче долларов, то выходит, что ежегодно в Ганцевичский район гастарбайтеры привозят 10 миллионов долларов.

Еще раз подчеркну — это минимум. Тысячу долларов в месяц до недавнего времени получали на стройках подсобники. Есть примеры, когда люди зарабатывали по 3—5 тысяч долларов в месяц. Есть примеры, когда люди за счет своих доходов могли за год построить дом. Это касается строителей высокой квалификации.

10 миллионов долларов ганцевичские гастарбайтеры привозили сюда, в район. Содержали свои семьи, давали работу предприятиям торговли, способствовали развитию предпринимательства. У нас как на дрожжах росли новые магазины: и частные, и государственные. На маленькие Ганцевичи приходится пять мебельных магазинов, шесть-семь магазинов автозапчастей, около десяти магазинов стройматериалов и огромное количество ипэшников, торгующих одеждой, обувью и другими товарами. Фактически через различные покупки и акцизы гастарбайтеры косвенно уплачивали налог.

Благодаря этим людям многие земляки достаточно хорошо живут и в деревнях. В Хотыничах, самой большой деревне в районе с населением около 2500 человек, жители без помощи государства сами себя обеспечивают. Они покупают все, что нужно, у них все есть — и хорошие дома с современной техникой и мебелью, и автомобили, и ухоженные дворы. Одним словом — хозяева.

— Есть ли в Ганцевичском районе работа для тех, кто сегодня трудится в России?

— Если говорить о строителях (а это большинство уезжающих на заработки), то нужно обязательно отметить, что еще несколько лет назад у нас были две строительные организации — ПМК-7 и ПМК-14. А главное — тогда были заказы. Рабочим на то время предлагали зарплату по 8—10 млн рублей, и не все на это соглашались. Теперь же все изменилось. ПМК-7 — банкрот. В прошлом году людям выдали выходные пособия в связи с ликвидацией предприятия. Осталась одна строительная организация, но и ей не хватает объемов работ, возможности трудоустроить всех желающих нет. Если к лучшему не изменится ситуация в России, то гастарбайтерам придется выбирать между плохим вариантом и очень плохим.

— Что вы имеете в виду?

— То, что в любом случае они будут получать меньше денег, чем получали раньше. Что в России, что в Беларуси, где курсы национальных валют обвалились по отношению к доллару.

Приведу реальный пример. Мой знакомый занимается отделочными работами и год назад зарабатывал на стройке в России 1500 долларов в месяц. Перед Новым годом он привез домой всего около 500.

Российский кризис сильно ударил не только по семьям гастарбайтеров, он отразится еще и на экономике нашего района, которая сильно завязана на деньги, поступающие из соседней страны. Пусть не все 10 миллионов долларов от гастарбайтеров оседали здесь, но если мы недополучим 6 млн, то для района это будет сильным ударом. Сложно представить, чем можно восполнить такую сумму. Открытие новых предприятий в районе не планируется, каких-либо инвестиционных проектов также не предвидится… Разве что Александр Григорьевич, который последний раз был в Ганцевичах более 20 лет назад, приедет и поможет найти инвестиции для строительства перерабатывающего предприятия. Оно здесь необходимо, потому что район сельскохозяйственный, сырье возим в другие регионы, а потом продукцию — назад.

А ведь все было, и овощесушильный, и молочный комбинаты, все профукали. А так и строительная отрасль оживет, не будут люди искать, как спастись от охотников за тунеядцами.

— Планируется, что налог на тунеядство составит 20 базовых величин. На сегодня это 3 млн 600 тысяч рублей в год. Как считаете, люди готовы платить его?

— Далеко не все. Некоторые начали искать возможность официально трудоустроиться. Если раньше в нашем районе на учете в Центре занятости состояло более 100 человек, то на сегодня осталось около 15. Вакансии даже с низкооплачиваемой работой разобрали.

Для тех, кто работает в России, 20 базовых величин в год — это мизер. Но если с них будут требовать эти деньги, то справедливо было бы сделать так, чтобы к гастарбайтерам никакие налоговые больше не приставали, и дать им возможность брать в банке кредиты и выступать поручителем. Все понимают, что деньги у таких людей есть, но живут они на родине как бы на нелегальной основе.

А для человека из деревни, который не хочет идти в колхоз горбатиться за два миллиона и ждет, когда потеплеет, и он сможет заработать на сборе черники, клюквы, лисичек, 20 базовых — существенная сумма. Чернику у нас называют «черным золотом». Знаю женщин, которые за одну неделю летом зарабатывали больше, чем за два месяца в колхозе.

Есть в деревнях люди, которые вообще непонятно на что живут. Могут бабушкам дрова поколоть, по хозяйству подсобить. Работают за бутылку и за еду. Сколько таких по деревням — сложно судить. Понятно, что они 20 базовых не смогут заплатить. И что, такого будут принуждать к труду и водить под ручку с милицией? Но какой из него работник?!

Руслан Горбачев, Gazetaby.com