TOP

Петр Кузнецов: Винтик — не лучшая роль для человека

Петр Кузнецов — координатор Движения «За свободу» по Гомельской области, директор общественной организации «Центр регионального развития», гражданской инициативы «Гомельский Демократический Форум», учредитель сайта «Сильные новости». Правозащитник, блогер.

— Сегодня в обществе апатия, безразличие, полное отсутствие интереса у большинства граждан к политической жизни. А вы все что-то создаете, регистрируете — форумы, фонды, сайты… Кому это нужно и зачем?

— Я думаю, всем. Просто бывают такие периоды, такое настроение в обществе, когда востребовано многое, а затем — почти ничего… Вот сейчас последний вариант. Но в любом случае, cпад сменится подъемом. И если удастся создать сильную, хорошо развитую инфраструктуру, будет проще достигнуть результата. Банальное сравнение с тем, как лягушка сбивает масло… Усилия не пропадут даром, потому что все равно есть движение вперед. Это нужно активистам, чтобы не теряться, не раствориться, не опускать руки. Это нужно всему обществу — возможно, воспользуется оно наработанным не в сей момент, а завтра. Ведь все может произойти очень быстро.

— Действительно, сейчас какое-то затишье, «движуха» если и есть, то в пределах Минской кольцевой дороги. В регионах — тишина. Во втором по величине городе страны — Гомеле — тоже? В чем специфика вашего региона?

— И категорически не разделяю вашу мысль о гражданском упадке регионов! Наоборот: здесь сейчас потенциал больший, чем в столице, просто он не очень задействован. Самые активные люди из Гомеля уезжают учиться в Минск и там остаются, а им на смену в Гомель приезжают самые активные люди, к примеру, из Житковичей, а в Житковичах уже никого не остается. Поэтому когда вы говорите, что в Минске в пределах кольцевой есть какое-то шевеление, а в регионах гладь, мне это не очень приятно слышать. А вот втянувший в себя из регионов лучшие человеческие ресурсы Минск мог бы куда больше шевелиться.

В свою очередь в Гомеле нужно развивать две вещи, без которых невозможен нормальный общественный процесс: СМИ и такие общественные организации, которые смогут подтолкнуть в какой-то момент большое количество гомельчан к совместным действиям. Но этот процесс проблематичный — из-за острого кадрового голода, первопричина которого в извечном трафике активного люда в направлении больших городов. У нас недостает личностей, которые сочетали бы в себе несколько качеств: были достаточно грамотными и квалифицированными, достаточно патриотичными (в смысле, делать что-то не из-за карьеризма, прагматизма, а думая о стране) и достаточно ответственными. И если в Гомеле таких людей не хватает, то в маленьких городах их вообще нет…

— Вы себя причисляете к оппозиции?

— Давайте сначала определимся, что такое оппозиционер. Во всем мире это человек, который борется за то, чтобы заменить действующую власть собой. Это политическая фигура, которая считает нужным или возможным на сегодня теми или иными методами бороться за власть. Ленин был оппозиционером, потому что он устроил вооруженную революцию. Ющенко, Янукович были оппозиционерами, потому что они шли на выборы.

Ну, а в Беларуси… Сейчас у нас нет нормального политического процесса вообще. Поэтому трудно кого бы то ни было назвать оппозиционером в классическом смысле.

Что касается такой ипостаси, как фигура более или менее публичная, то да, я оппозиционер. Я никогда не стеснялся выражать свое мнение, выражать свой протест действиям власти, критиковать.

— На ваш взгляд, можно ли третьему сектору сотрудничать с властью?

— Можно и нужно сотрудничать со всеми, кто не убийца, не маньяк и не палач. Но условия в Беларуси сейчас такие, что если у тебя есть свой взгляд, как, к примеру, дворы обустраивать — ты уже оппонент. А власть ни на какое сотрудничество с оппонентами не идет. Разве что реагирование можно назвать сотрудничеством, если это реагирование позитивное.

Мы проводили кампании «Новая Белица», «Новый Гомель» — по решению локальных проблем. Если власть получает обращение, подписанное двумя-тремя тысячами граждан с просьбой, к примеру, обустроить цивилизованную площадку по выгулу собак, то власть не может это игнорировать. Если она не видит политического подтекста, она что-то делает. Но сотрудничество подразумевает что-то более системное. Я таких примеров не могу назвать.

— Начиная с времен, когда пел Виктор Цой, с конца 1980-х мы ждем перемен. Ждем их уже почти 30 лет. Какие перемены нам нужны?

— Трудно сказать. Потому что сейчас ситуацию в Беларуси нельзя рассматривать в отрыве от того, что происходит вокруг. А вокруг происходят действительно страшные события. Они оказывают огромное влияние на нашу Беларусь, нас может в воронку вслед за этим «Титаником» затянуть.

Я думаю, в первую очередь Беларуси нужно открываться для сотрудничества с Евросоюзом. Но тут палка о двух концах. Как на это будет реагировать Россия? Не будет ли она реагировать так, как в случае с Украиной?

В любом случае, я уверен, что Беларуси надо модернизировать всю политическую систему и экономику. Но начинать нужно не со станков, а с людей, менять систему управления, менеджмента. Однако нет уверенности, что это вообще реально в ближайшее время. Наша система сейчас имеет все признаки переходной: от тоталитарной советской до чего-то относительно нормального в будущем. Но в переходном периоде нельзя жить долго. Поэтому перемены нужны во всем.

Я мечтаю, что у нас когда-нибудь произойдет такая же эволюция, как, например, в Польше. Польша сделала огромный рывок в экономическом плане. Там совершенно нормальная, открыто функционирующая конкурентоспособная политическая система, здоровый микроклимат в обществе. А если вспомнить начало 1990-х, Польша была одной из самых проблемных стран. Но когда начался процесс реформ и люди увидели перспективу, возможность зарабатывать — а это стало уже следствием модернизации политической системы, — они начали много работать. И в итоге Польша стала одной из самых динамично развивающихся экономик Евросоюза, с достаточно зрелой демократией, здоровым обществом, которое сплочено вокруг общих ценностей. Все эти составляющие хотелось бы применить и для Беларуси.

Но здесь основной момент — раскрепощение политической системы, следом за этим — раскрепощение экономической системы. Наши люди ничем не хуже. Но пока они не видят личных перспектив. Все чувствуют себя винтиками в машине. А винтик — это не самая лучшая роль для живого человека.

Инна Морозцева