TOP

Квазиэлиты: интересы собственные или национальные?

Цвет нации, цвет государства принято называть элитой. Ею гордится вся страна. Но это не совсем про Беларусь…

До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты запрещена. Но подписка читателей возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс через Патреон (это безопасно!), вы помогаете распространению независимой информации, поддерживаете свободу слова.

Почему в стране, можно сказать, отсутствуют элиты и контрэлиты, кто занял их место? Способны ли те, кто сегодня причисляет себя к злите, реагировать на стремительно меняющийся мир? Почему трансформация общества начнется только после их самораспада?

На вопросы «Свободных новостей плюс» отвечает эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк.

— Элита и контрэлита — неотъемлемый признак современного общества. В том числе и белорусского?

— Проблема в том, что в Беларуси нет его, современного общества. Есть население, в какой-то степени связанное взаимными интересами и совместными целями. Нынешний белорусский социум, уж извините за прямоту и научные формулировки, представляет собой достаточно атомизированную массу.

На мой взгляд, у нас нет элит в классическом понимании (в переводе с французского элита означает «лучшее»). Нет по очень простой причине — лучшее рождается только в конкурентной среде. Например, когда таковой не наблюдается среди белорусских футболистов, откуда взяться национальной футбольной элите?

— Кстати, сборную формируют не игроки, а тренеры…

— Так ведь и в обществе: именно отобранная им группа людей выше среднего уровня выполняет функции элиты. Если же к власти приходит группа людей ниже среднего уровня, избранная самой властью, то это уже квазиэлита…

— Но сейчас цивилизованных механизмов подобного отбора в Беларуси практически нет, как нет, скажем, и борьбы кандидатских избирательных программ. Как отобрать лучших?

— Да, у власти с таким отбором проблемы. Однако и в оппозиции тоже нет конкурентной среды! Поэтому, хотя формально контрэлита (то есть оппозиция) существует, она также с приставкой квази.

— Способны ли белорусские аналоги элиты и контрэлиты приспосабливаться к стремительно меняющемуся миру?

— Конечно, приспосабливаются — жаль, что только в смысле личного выживания. Хотя насущная задача — не просто отвечать на вызовы, стоящие перед страной, но и формировать их самим! Чтобы идти впереди процесса, а не бежать за последним вагоном. Если элиты лишь вяло реагируют на кем-то запущенные процессы, это свидетельствует об их невысоком качестве.

— А пример можете привести?

— Приведу хотя бы высказывание Михаила Мясниковича на открытии весенней сессии Совета Республики: «2015 год — завершающий год пятилетки — начался для нашей страны в непростых экономических условиях, вызванных в первую очередь падением мировых цен на нефть и глубокой девальвацией национальных валют наших основных торговых партнеров, что крайне негативно повлияло на белорусскую экономику как малую открытую экономику». Вот и весь анализ причин кризиса, в который стремительно скатывается Беларусь.

Увы, требовать от квазиэлит формирования внутренних вызовов, поисков решений не приходится: эти люди заняты самосохранением, мыслят категориями личных интересов, выдавая их за интересы национальные.

— Чем грозит Беларуси отсутствие современных элит?

— Президент очень часто оперирует понятием «национальные интересы». Но в стране на самом деле нет механизма их определения! Беларусью правит вертикаль, которая не может артикулировать общие для народа и государства интересы.

Нынешняя власть не способна к анализу. Скажем, решили бороться с коррупцией — проанализируй сначала причины! Ведь у нас коррупция и есть основной способ согласования частных интересов как в обществе, так и в элите.

— Пока нынешняя квазиэлита находится у власти, перемен нам не видать?

— Надеяться на изменения не приходится. Двадцать с лишним лет НИСЭПИ фиксирует стабильность белорусского общества. Но это не та ситуация, которой надо гордиться. Определенные элементы изменений, безусловно, фиксируются: мы, например, стали обществом потребителей, массово освоили электронные прибамбасы и так далее. Но, как и в 1994-ом году, общество отказывается брать на себя ответственность за свою судьбу.

— Так где же все таки выход?

— В конце концов система заходит в тупик, и государство просто рассыпается (мы ведь помним, как рассыпался Советский Союз). И в этот момент происходит обновление.

Общий принцип архаичных систем: они должны оказаться в ситуации, когда или вынуждены измениться, или погибнуть… 

Юрась Дубина

Читайте также:

Спадабаўся матэрыял? Падзякуй рэдакцыі на Патрэоне (гэта бяспечна) і падтрымай публікацыю такіх матэрыялаў у будучыні.

Контрактная армия — звучит красиво, но нужно просчитать цену вопроса

Лилия Кобзик: Российских туристов теряем, а других не наработали

Быть ли выборам более демократичными?

Ледонид Спаткай: «Зеленые человечки» — вовсе не новация…

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.