• Погода
  • +10
  • EUR3,0596
  • USD2,5256
  • RUB (100)3,4142
TOP

Пять заветных желаний Михаила Пастухова

7 апреля 1958 года родился Михаил Пастухов. Чем не повод поговорить с интересным человеком, ученым, заслуженным юристом Республики Беларусь? Михаил Иванович вошел в историю Беларуси как судья Конституционного суда, который проявил позицию по делу «об импичменте» в ноябре 1996 года, за что был освобожден от должности. Почти 20 лет вне коридоров нынешней власти, борьбы за свои права и права других людей не сломили волю этого человека

— Сейчас вы могли бы возглавлять тот же Конституционный суд, руководить министерством, представлять страну в качестве посла в большой стране… Но вы сами выбрали когда-то другой путь. Что помогает вам жить, сохранять веру в будущее Беларуси?

— Что помогает жить? Прежде всего, вера в справедливость. Правда, с каждым годом чаще ловлю себя на мысли, что время ее торжества запаздывает (улыбается).

После освобождения от должности президентским указом в январе 1997 года мне пришлось обратиться в судебные инстанции страны. И наши судьи не захотели (точнее, побоялись) рассматривать жалобу на президента. Тогда я обратился в Комитет ООН по правам человека. Через пять лет Комитет ООН признал, что белорусские власти нарушили мое право на судебную защиту и право на гарантированное выполнение судебных функций. И что? А ничего: решение осталось неисполненным, как и десятки других решений по жалобам граждан Беларуси.

— Не все читатели, наверное, помнят, что же произошло тогда. Напомните, пожалуйста!

— После введения в действие новой редакции Конституции я написал заявление на имя Председателя Верховного Совета 13-го созыва С. Шарецкого с просьбой приостановить мои полномочия судьи Конституционного суда в связи с невозможностью их осуществления в условиях беззакония. Президиум Верховного Совета принял мое заявление к сведению, но сам Верховный Совет в то время был распущен. При этом 110 депутатов из его состава были «зачислены» в Палату представителей, а остальных депутатов, грубо говоря, вытолкали в шею. К этим отверженным властью депутатам во главе с Шарецким я и примкнул. Однако у этих депутатов, несмотря на их смелые сердца, не было перспектив. Они собирались на заседания, принимали заявления, но никто их не слышал и не слушал. Некоторые из них бесследно исчезли, некоторые умерли при загадочных обстоятельствах, кто-то уехал из страны, кого-то посадили по надуманным основаниям… Те, кто уцелели, продолжили свой тернистый путь.

— Михаил Иванович, а как вы примкнули к журналистскому сообществу?

— После небезопасного сотрудничества с опальными депутатами я пришел сотрудничать в правовой центр Белорусской ассоциации журналистов. Служению независимой прессе я отдал 15 лет. Это была напряженная работа: постоянные звонки, подготовка различных документов, участие в судебных процессах, поездки по редакциям региональных газет… Давно это было, но помнится, как вчера. Я стал членом журналистской семьи численностью свыше 1000 человек и заодно научился писать популярные статьи и даже говорить … па-беларуску (напомню читателям, что М. Пастухов родился и вырос в Брянской области. — А. Т.).

В настоящее время мое кредо — творчество. Я пытаюсь предлагать обществу пути реформирования нашей политической и правовой системы. Считаю себя ответственным за развитие нашей судебной системы, поскольку являюсь одним из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы 1992 года, которая так и не была реализована на практике.

— Можно вас спросить о самых заветных желаниях?

— Вопрос неожиданный… Ответить на него полностью едва ли возможно. Но попробую назвать хотя бы первые пять желаний, которые кажутся мне самыми важными.

Первое мое желание состоит в том, чтобы успеть осуществить свои планы-мечты. Честно говоря, за прошедшее время мне не удалось реализоваться. Приходилось заниматься полезной, но не масштабной работой. Не хватало простора для деятельности. Я состоялся как юрист, и без ложной скромности скажу, что, да, мог бы возглавить Конституционный суд.

Второе желание состоит в том, чтобы заняться подготовкой новых законов в соответствии с европейскими стандартами. Эти законы должны служить людям, обеспечивать их права и свободы. Я мог бы заняться снова реформой судов, органов следствия, милиции, прокуратуры, адвокатуры, нашей тюремной системы…

Третье? Жить свободно и радостно, проявляя себя во всех сферах жизни. Сейчас люди находятся в положении каких-то подневольных рабов, которых власть держит в ежовых рукавицах. Их постоянно запугивают и наказывают. Им некогда жить и радоваться. Приходится постоянно работать, чтобы хоть как-то выживать.

Четвертое желание — снять со многих белорусских мужчин камуфляж и вернуть их в общество. Хватит служить кому-то. Надо служить себе и приносить пользу людям. Все мы должны стать гражданами, равными в своем достоинстве и правах.

Теперь о пятом желании. Ничего, как говорят, личного, но мне как юристу понятно, что надо отменить должность президента страны. На мой взгляд, именно из-за введения этой должности мы имеем многие беды и трудности. Может быть, пора отказаться от этой должности?

На этой серьезной ноте я закончил беседу с Михаилом Ивановичем и от имени редакции и наших читателей поздравил его с днем рождения и пожелал всяческих успехов.

Александр Томкович