• Погода
  • +10
  • EUR3,0596
  • USD2,5256
  • RUB (100)3,4142
TOP

Долг платежом красен

Бери в долг только у тех людей, которые не помнят зла.Михаил Генин Наблюдая за драматическими перипетиями самых скандальных сегодня должников в мире — Греции и Украины, белорусское население не догадывается, что ситуация с возвращением долгов у родного государства тоже достаточно плачевная.

Сейчас, в момент острого экономического кризиса, государственный долг Беларуси вырос с начала года на 21,6%. На 1 марта наш внешний госдолг составил $12,4 млрд. Если пересчитать на количество населения, то каждый житель «должен» зарубежным кредиторам $1300.

Острота ситуации состоит в том, что в этом году Беларусь должна выплатить около $4 млрд долга. В белорусском бюджете на выплату задолженностей заложена лишь примерно половина этой суммы. Причем необходимые ресурсы планировалось получить за счет пошлин на экспорт нефтепродуктов, которые в этом году полностью остаются в Беларуси (в прошлые годы эти деньги мы должны были переводить в Россию). Предполагалось, что эта сумма составит свыше $2 миллиардов.

Однако в связи с падением мировых цен на нефть и «налоговым маневром» в России доходы от экспортных пошлин на нефтепродукты существенно уменьшатся. Независимые экономисты оценивают поступления от пошлин в размере $1,2 млрд. А россияне вообще считают, что РФ, согласившись на то, чтобы пошлины от экспорта нефтепродуктов оставались в белорусском бюджете, потеряет всего $700 млн.

В любом случае перед белорусским руководством во весь рост встал вопрос: где взять около $3 млрд, чтобы не оказаться в состоянии дефолта? Получить доходы за счет экспорта невозможно, поскольку за январь-февраль он сократился почти на 30%.

Теоретически можно попытаться продать «фамильное серебро», например, «Беларуськалий» или нефтеперерабатывающие заводы. Но А. Лукашенко приватизацию категорически отрицает. К тому же если продавать спешно, то только за бесценок.

Поэтому, собственно, единственный выход — это делать новые заимствования для возвращения старых долгов, т. е. формировать кредитную пирамиду.

Но и при реализации этого варианта возникают нелегкие проблемы. У кого одалживать, кто подаст на бедность?

Несколько сотен миллионов долларов можно одолжить у белорусских физических и юридических лиц, продавая гособлигации. Но этого мало.

Поэтому ничего другого не остается, как уповать на внешние займы. Самым натуральным было бы снова обратиться за помощью к МВФ. Такие попытки делаются. Но фонд выставляет жесткое условие: кредиты будут, но только под программу рыночных реформ, включая массовую приватизацию. На этом, фактически, серьезный разговор и заканчивается. Ибо теперь филькиной грамотой, как было во время выделения МВФ прошлого кредита, не отделаться. А от реформ А. Лукашенко всячески открещивается.

Есть вариант получения валюты за счет использования евробондов. Но их текущая доходность — 12—14% годовых. Это очень невыгодно. Под такие проценты делал займы режим В. Януковича в последний период его правления. Но это от полной безысходности.

И белорусские власти пошли по самому простому пути, обратились за помощью к России. По информации, которая просочилась в СМИ, Минск просил у Москвы $2,5 млрд. Однако такая сумма сегодня для России, оказавшейся в экономическом кризисе, слишком велика.

Поэтому, судя по всему, стороны нашли иной сценарий решения проблемы белорусских долгов. Он, насколько можно понять, состоит из трех частей. Во-первых, правительство России приняло решение выделить Беларуси государственный кредит в размере $110 млн в российских рублях.

Во-вторых, Минск настаивал на том, чтобы как-то договориться с РФ о своих прошлых долгах. Это МВФ Беларусь выплатила всю задолженность в срок, точно по графику. Ибо фонд — организация строгая. А Россия — другое дело. Многим странам она прощала долги по политическим соображениям. Например, в прошлом году РФ списала $10 млрд долгов Северной Корее за то, что Пхеньян поддержал Москву во время голосования в Генеральной Ассамблее ООН, став одной из 11 стран, одобривших решение о присоединении Крыма к России.

Но ведь Беларусь — более близкий союзник РФ, чем КНДР. Можно предполагать, что именно так аргументировал А. Лукашенко свои предложения во время встреч с В. Путиным.

В итоге сошлись на том, что Москва согласилась отложить выплаты белорусского долга за прошлые кредиты, которые наша страна должна была осуществить в этом году, на более поздний срок. Этот процесс официальные лица называют по-разному: пролонгация, рефинансирование, реструктуризация. Российское агентство РИА Новости приводит комментарий посла России в Беларуси А. Сурикова: «Беларусь в этом году почти 750 миллионов долларов долга России должна начать погашать, и мы сейчас договариваемся, реструктуризируем и переносим гашение на последующие годы».

В общем-то, когда страна просит о пролонгации, рефинансировании или реструктуризации своего долга, то это плохо. Поскольку означает, что государство перед всем миром выставляет себя как несостоятельного должника, ненадежного партнера. Напомню, что в экономических справочниках временная неспособность обслуживать свой долг называется техническим дефолтом. А. Лукашенко на пресс-конференции 29 января открыто заявил сначала о реструктуризации внешнего долга, потом поправился и уточнил, что речь идет о его рефинансировании. Это своеобразный индикатор экономической несостоятельности, признание того, что ситуация — ниже плинтуса. И в этом уже не стыдно признаваться. А еще восемь лет назад А. Лукашенко любил хвастаться, что в отличие от других стран, мы не залезли в долги, которые придется отдавать нашим детям и внукам.

Это плохой сигнал и инвесторам, и рейтинговым агентствам, и владельцам белорусских государственных ценных бумаг (евробондов и др.) и, главное, возможным будущим кредиторам. Ведь они придут к выводу, что нашей стране новые кредиты надо давать с большой осторожностью, так как есть большой риск не получить свои деньги обратно.

В-третьих, Москва предложила Минску снова обращаться в Антикризисный фонд (АКФ) ЕврАзЭС. Интересно, что совсем недавно руководство фонда отрицало возможность выделения белорусским властям нового кредита. Дескать, Беларусь исчерпала свою долю кредитования и за новыми займами обращаться не может. Но, как известно, в этой структуре все решает Россия. И вот появилась информация пресс-службы АКФ ЕврАзЭС, что Беларусь сделала заявку на новый кредит, и команда экспертов Евразийского банка развития посетила Минск с 23 по 27 марта для консультаций с белорусскими властями по этому вопросу. О сумме кредита ничего не сообщается.

Возможно, что с помощью этого фонда белорусскому руководству и удастся выкрутиться. Но есть проблема. Пример Греции и Украины показывает, что в таких тяжелых случаях кредиторы диктуют экономическую политику, страна теряет значительную часть своего суверенитета. В том же сообщении пресс-службы АКФ ЕврАзЭС говорится, что финансирование Беларуси будет выделено при условии проведения решительных структурных реформ через одновременную либерализацию цен и рынков и дальнейшую оптимизацию роли государства в экономике. Напомню, что почти то же самое требует и МВФ. Не исключены и политические условия, вроде плана перехода к единой валюте в рамках ЕАЭС.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Индульгенция на тунеядство

Гибридный союзник

Накопление негатива