• Погода
  • +13
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

В Островце оптимизм угасает

Политиков беспокоят заявления России о готовности применить ядерное оружие, экологов — угрозы для жителей региона от будущей АЭС в Островце. А что волнует местных жителей? И что произошло с гражданской инициативой «Астравецкая атамная — гэта злачынства»? 

Когда стало известно о строительстве Островецкой АЭС, чиновники среди прочих ее «несомненных» плюсов говорили о создании инфраструктуры, новых рабочих мест и прочих благах цивилизации. «Все для людей»…

И в этой связи далеко не все были против строительства. Ведь хотя и твердит статистика, что безработицы у нас нет, но у людей в регионах с зарплатой, позволяющей жить, — туго. А фраза «строительство АЭС» звучала громко, и ожидания были высокими.

Однако сегодня оптимизма у местных жителей сильно поубавилось.

— Да, увольняются многие, — говорит житель Островца пенсионер Петр Николаевич. — Потому что зарплаты стали совсем смешные. Зять сначала ринулся туда, долго перед тем без работы сидел. В Россию раньше ездил, строителем, а как двойня родилась, дочке стало тяжело одной совсем. Ну и пошел туда работать, хотя золотых гор не видал, но было нормально. А потом совсем худо стало, уже с полгода, как уволился. В Москву опять поехал. Говорят, кризис сказывается. Но мне кажется, платить меньше стали потому, что много к нам украинцев бежит от войны. А человек-беженец за любую работу возьмется, даже за копейки. И работодатели почувствовали себя хозяевами, кому не нравится — на все четыре стороны могут идти. Ну, наши и пошли, кому охота за 3 миллиона вкалывать?

А вот инициатор кампании «Астравецкая атамная — гэта злачынства» Николай Уласевич считает иначе: украинцы тут ни при чем. Он считает, что причина в экономическом кризисе:

— Насколько я знаю, на строительстве действительно много украинцев. Но я думаю, зарплаты упали не из-за их согласия трудиться за копейки. В первую очередь на это повлияла сложная ситуация в России и в Беларуси. Именно это привело к тому, что процесс падения зарплат стал очевидным. Например, на работах с бетоном люди поначалу зарабатывали 8—12 миллионов рублей, а теперь говорят о 4—5. Хотя работа очень тяжелая и очень вредная. И что такое 4—5 миллионов? Вот наши и стали увольняться.

Возникает вопрос: если обещания тысяч новых «хлебных» вакансий не сбылись, то, наверное, люди теперь начали думать о другой стороне медали — опасностях строящегося блока?

— Люди у нас, — рассуждает Николай, — малоинициативные в своем большинстве. Полагаются на кого-то, кто за них все сделает и решит. А решать за них готова власть. Народ относится к строительству АЭС как к погоде, которой можно быть довольным или недовольным, но она такая, как есть.

В то же время на общественные слушания в Островце, когда власти имитировали общение с местным населением, наши шли с желанием, будущее их очень волновало. Таких, кто понимал суть происходящего, видел опасности, заложенные в строительстве, и не хотел менять жизнь на созданные рабочие места, среди моих земляков очень много.

Image 4401

Неудивительно, что и кампания «Астравецкая атамная — гэта злачынства» была заметна тогда не только в интернете.

Юлия Рымашевская