TOP

Андрей Бастунец: у меня не было амбиций стать председателем БАЖ

В этом году Белорусская ассоциация журналистов отмечает свое 20-летие. Недавно председателем организации избрали Андрея Бастунца. Мы встретились с новым лидером БАЖ, чтобы узнать, почему, окончив юрфак БГУ с красным дипломом, он решил заняться общественной деятельностью, и стоит ли ожидать, что в руководстве БАЖ появятся новые лица. 

Андрей Бастунец родился в 1966 году в Минске. Выпускник юридического факультета БГУ. Журналистикой активно занимается с 1998 года, был заместителем главного редактора газеты «Фемида NOVA», позже стал работать в Белорусской ассоциации журналистов. Был избран председателем БАЖ в апреле 2015 года. Женат, имеет сына.

Андрей Бастунец

— 15 лет вы были заместителем председателя БАЖ. Когда вы решили, что хотите стать председателем организации?

— Вопрос моего выдвижения поднимался неоднократно, но раньше мне удавалось отбиться. Накануне нынешнего съезда Жанна Литвина заявила, что намерена покинуть пост руководителя. И после обсуждений с коллегами мне пришлось согласиться, чтобы выдвинули мою кандидатуру.

— То есть у вас не было личных амбиций?

— Не было. Я бы хотел, чтобы Жанна и дальше руководила организацией. Тем более, я все равно занимался правозащитным направлением деятельности. Сейчас и та работа остается, и новая появляется. Я хорошо понимаю, что быть председателем — это не только представительные функции. Это много другой работы, и не вся мне нравится.

— Можете конкретизировать?

— Я воспринимаю себя, скорее, как эксперта, который должен заниматься конкретной юридической деятельностью. Вопросы руководства, согласования позиции, переговоров — это не то, к чему я стремился. Надеюсь, в организации будут люди, которые мне помогут и в этой части.

— Насколько я понимаю, Жанна Литвина приняла оставить председательство, потому что была в этой должности 20 лет. Возникали невольные параллели: Лукашенко критикуют за то, что он у власти с 1994-го, но в партиях и общественных организациях лидеры тоже не меняются…

— Думаю, это один из факторов, который подтолкнул Жанну к такому решению. Но, на мой взгляд, это не совсем адекватное мнение. Я что-то не припомню, чтобы на предыдущих съездах БАЖ было много желающих занять место Литвиной. Кроме того, человек во власти и менеджер — это все-таки разное. В некоторых футбольных клубах менеджеры десятилетиями занимаются управлением, их опыт высоко ценится и никто не упрекает их в «долголетии». Так что Жанна могла продолжать работу, но она сама сказала, что устала — это был еще один аргумент, чтобы покинуть руководство.

— Вы говорите, не было желающих занять место Жанны Литвиной. Но откуда им взяться, если новых лидеров в организации нет? Ведь если посмотреть на переизбранный состав руководства — знакомые все лица: уважаемые, опытные люди, мэтры журналистики. Но почему нет новых имен?

— Мы проводили программу по обучению молодых лидеров. И нам удалось привлечь новых журналистов, но в основном в регионах. На определенном этапе активность снизилась. Большинство из них — практикующие журналисты. Они не готовы пожертвовать своим временем на общественную деятельность. При этом новые люди в руководстве все-таки появляются. К примеру, заместитель председателя Михаил Янчук, который координирует работу «Белсата» в Беларуси. В последнее время он активно включился в работу БАЖ. Или журналист «Региональной газеты» Зоя Хруцкая, которая вошла в правление ассоциации…

— Журналисты довольно придирчивый народ. Вы понимаете, что вас будут рассматривать чуть ли не под микроскопом? Готовы ли вы к критике со стороны коллег?

— Ну, во-первых, я работаю в БАЖ еще с минувшего тысячелетия :), поэтому моя деятельность уже давно под микроскопом. Во-вторых, критика звучала и после предыдущего съезда. Конструктивные замечания помогают двигаться вперед. Другой разговор, что иногда звучат необоснованные обвинения.

Андрей Бастунец

— Как вы восприняли «демарш» журналиста Сергея Дубовца, который заявил, что решил покинуть БАЖ вслед за Жанной Литвиной. Мол, вы не выиграли ни одного дела как юрист, а поэтому, по его мнению, не можете возглавлять организацию.

— Это как раз тот случай, когда обвинения не соответствуют действительности. На самом деле с моим участием были выиграны десятки дел в самых серьезных процессах. Последние годы я реже участвую в судебных процессах. Это связано с изменениями в законодательстве. Правозащитники не могут участвовать в административных, уголовных процессах. Даже в экономических судах наши возможности ограничены. Остаются, по сути, лишь дела по защите чести и достоинства. Кстати, в 2010 году БАЖ получала предупреждение от Минюста. Одно из оснований — активная деятельность «Центра правовой защиты СМИ».

Возвращаясь к заявлению Сергея Дубовца. Как член организации, он имеет право в любое время покинуть ее. Отмечу только, что в социальных сетях с юмором обсуждали, что после предыдущего съезда из БАЖ демонстративно вышел Виктор Малишевский, потому что Жанна осталась председателем. А в этом году БАЖ решил покинуть Дубовец, но уже потому, что Жанна ушла.

— Давайте поговорим о вызовах белорусской журналистике. Лукашенко, зачитывая послание к народу и парламенту, упрекнул TUT.by, мол, плохо написали про «декрет о тунеядцах». Приближаются президентские выборы. На ваш взгляд, будет ли власть еще больше зажимать независимые СМИ?

— В начале года внесены поправки в закон «О СМИ», сайты приравняли к средствам массовой информации, хотя вопрос с доступом к информации и аккредитации не решен. Министерство информации все чаще заявляет, что информация на интернет-ресурсах «не должна наносить вред национальным интересам». При этом непонятно, кто и как будет трактовать этот «вред». Как будут вести себя СМИ в этой ситуации? Не думаю, что серьезные игроки на медиарынке изменят свою редакционную политику. Последние 20 лет белорусские журналисты работают в непростых условиях. Думаю, морально все готовы к еще большим ограничениям. Хотя, надеюсь, власть не пойдет на это.

— Вы упомянули Мининформ. У БАЖ сложились непростые отношения с профильным министерством. Согласно последнему опросу, это самое закрытое ведомство для журналистов. На ваш взгляд, возможно ли потепление в этих отношениях? Стоит ли рассчитывать, что Лилия Ананич пойдет на диалог?

— Лет десять назад отношения с Министерством информации были значительно лучше. БАЖ приглашали на обсуждения, запрашивали нашу экспертную оценку. А сейчас поправки в закон «О СМИ» готовят без нашего участия. Не думаю, что в ближайшее время ситуация изменится. И дело не в Лилии Ананич. Она лишь исполняет те функции, которые ей спускают сверху.

— Вы более 20 лет занимаетесь общественной деятельностью. За это время было принято немало законов, которые разочаровали журналистов. Почему вы до сих пор в БАЖ?

— Наверное, меня держит ответственность за дело, которое я начал. И понимание, что могу помочь людям.

— Но вы окончили юрфак БГУ. Могли бы стать адвокатом, прокурором и даже судьей, и тоже помогать людям.

— Да, я получил красный диплом, но замечу, что ни дня не работал в государственных организациях. Это было моим принципиальным решением. Я занимался вопросами авторского права, это меня и занесло в журналистику. О своем выборе не жалею, хотя повторюсь, журналистом в Беларуси быть непросто, как и общественным активистом.

— А если ваш сын придет к вам и скажет, что решил стать журналистом. Вы станете его отговаривать?

— Нет, я буду рад такому решению. Надеюсь, к тому времени, когда он начнет самостоятельную жизнь, ситуация в Беларуси изменится. И быть журналистом будет хотя бы чуть проще и приятнее, как в остальных европейских странах.

Адарья Гуштын, Naviny.by