TOP

Белорусы хотят реформ, но не готовы терпеть их последствия

В 2015 году белорусская власть в очередной раз оказалась перед сложной дилеммой: искать анестезию в виде внешних ресурсов, которые помогли бы отложить необходимость в срочных реформах, или решаться на необходимые реформы (прежде всего, сокращение поддержки государственного сектора), но терять в популярности. Безусловно, выбирая второй вариант, требуется четко понимать потенциальную реакцию населения и общую установку белорусов к реформам. 

В рамках проекта «Рефорум» Белорусский институт стратегических исследований (BISS) провел ряд исследований общественного мнения в отношении реформ. Целью исследования стало выявление изменений в отношении белорусов к реформам с течением времени и под воздействием меняющейся экономической ситуации.

Основной вывод исследования состоит в том, что необходимость реформ в большей степени ощущается населением, однако, испытав на себе последствия очередного экономического кризиса в виде повышения уровня безработицы и снижения реальных доходов, люди в гораздо меньшей степени готовы терпеть негативные последствия реформирования.

Отвечая на вопрос, нужны ли в Беларуси реформы, в апреле 2014 г. 76% респондентов отвечали, что реформы точно нужны или скорее нужны, в 2015 г. количество таких ответов возросло до 84%. Точно «да» отвечают 44%, вместо 43%. Скорее да, чем нет — 40%, тогда как в прошлом году их доля составляла только 33%.

Рост популярности реформ заставляет задуматься над тем, за счет каких именно социальных групп это происходит. В наибольшей степени возрастает осознание необходимости реформ среди наименее защищенных, не занятых наемным трудом категорий граждан: домохозяек, безработных. Рост доли приверженцев реформ в этих группах составляет от +17% до +25%. Заметный рост также происходит в группах пенсионеров (+13%), учащихся (+12%).

Обостряется осознание необходимости реформ среди владельцев бизнеса (+11%), государственных служащих (+11%). Это можно объяснить более высокой компетентностью данных категорий граждан. Заметно растет потребность в реформах у работников бюджетного сектора (+9%), квалифицированных специалистов (+9%).

Снижение заинтересованности в реформах наблюдается только среди руководителей среднего звена. Это можно объяснить тем, что этой категории «есть что терять». Высокий уровень доходов позволяет им в меньшей степени ощущать последствия кризиса. При этом они в меньшей степени несут ответственность за бизнес и его будущее, чем руководители.

Важно отметить, что обострение потребности в проведении реформ не связано с воспринимаемым материальным положением. Для всех групп по уровню доходов потребность в проведении реформ становится более актуальной примерно в равной степени.

Вторым аспектом оценки отношения к реформам является то, готовы ли граждане испытывать на себе негативные последствия реформирования, когда после проведения структурных реформ в течение 5—7 лет они могут столкнуться со снижением уровня жизни, ростом безработицы и инфляции, сокращением социальной поддержки.

Парадокс отношения белорусов к реформам в ситуации экономического кризиса заключается в том, что необходимость реформ они осознают острее, однако еще меньше готовы терпеть их негативные последствия.

Если в 2014 г. о готовности испытывать последствия реформ говорили 51% граждан, то в 2015 г. их доля составляет только 39%.

В ситуации экономического кризиса люди более четко осознают, с чем им придется столкнуться, и оказываются не готовы к продолжительному снижению уровня жизни.

Также изменяется и структура того, ради чего граждане готовы терпеть негативные последствия реформирования. Среди всех предложенных вариантов оправдания негативных последствий реформ незначительно растет лишь популярность успешной евразийской интеграции и усиление Евразийского союза. Это может говорить о том, что граждане Беларуси объясняют кризис в стране экономическим кризисом в России.

Почти не теряет популярности такое оправдание негативных последствий реформ, как европейский путь развития. Поддержка его сокращается только на 1%. Таким образом, мнение той небольшой части населения, для которой успех интеграционных проектов является сильным мотивирующим фактором, не слишком зависит от экономической ситуации.

Таким образом, мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией. С одной стороны, население острее, чем в 2014 году, ощущает необходимость проведения реформ, с другой — переживая реальные кризисные явления в экономике и ощущая их последствия «здесь и сейчас», гораздо меньше белорусов выражает готовность терпеть негативные последствия реформ даже ради казавшихся столь привлекательными еще в прошлом году «лучшего будущего своих детей» и «сильной и процветающей Беларуси».

Елена Артеменко, БелаПАН