TOP

Страхование рисков

Ожидалось, что главное политическое событие этого года в Беларуси — президентские выборы — пройдет спокойно, без сюрпризов. Ибо это в других странах избрание главы государства является подлинным выбором направления развития общества. У нас же оно давно превратилось в рутинную бюрократическую процедуру. Но оказалось, что сюрприз решило преподнести само политическое руководство.

В отношении нынешней избирательной кампании власти определились еще прошлой осенью. В ноябре 2014 года председатель ЦИК Лидия Ермошина заявила, что президентские выборы пройдут 15 ноября 2015 года. И подробно обосновала эту дату, ссылаясь на законодательство. С тех пор власти ориентировались именно на нее. Государственные органы вдруг вспомнили про народ, стали проводить телефонные линии с руководителями регионов, приемы граждан в ЖЭСах и пр.

В независимых СМИ появлялись прогнозы, что политическое руководство может приблизить президентскую кампанию, провести досрочные выборы. Такую практику власти используют регулярно. В 2006 году президентские выборы прошли на четыре месяца раньше срока. В 2010 г. они были назначены на полтора месяца досрочно.

Но ныне А. Лукашенко с праведным гневом и негодованием отвергал измышления о возможности назначения досрочных выборов. В октябре прошлого года он заявил: «Подстраиваться под выборы, как мне предлагают (тут уже все пишут, начиная от некоторых оппозиционеров), давайте проведем не в ноябре будущего года, как положено, когда срок оканчивается, а в марте, мол, сейчас обстановка подходящая, рейтинг у действующего президента чуть ли не 90%, давайте проведем. Это будет обман наших избирателей и населения. Мы не должны этого делать, тем более подставляться там, где не нужно, под критику».

Во вторник, 9 июня, принимая Лидию Ермошину, Александр Лукашенко снова с негодованием отверг идею проведения досрочных выборов: «Писаний в конце прошлого года было много: Лукашенко проведет выборы в феврале, марте, пока тут не наступили худшие времена, воспользуется ситуацией в Украине и так далее, и тому подобное. Я тогда сказал, что мы честно проведем эти президентские выборы и в срок. Мы это слово держим».

Заявив так, А. Лукашенко тут же честно поддержал предложение Л. Ермошиной провести фактически досрочные выборы, перенеся их на 11 октября, то есть более чем на месяц. Он не испугался, что, говоря его же словами, «это будет обман наших избирателей и населения».

Решение о переносе выборов действительно является неожиданным. Вовсе не потому, что президент настойчиво отвергал любые грязные намеки на этот счет. К его политическим кульбитам все давно привыкли. Просто для этого вроде бы нет никаких серьезных причин. Независимые СМИ уже много времени твердят, что выборов в Беларуси нет, что результаты президентской кампании предопределены, что оппозиция в политической коме, что все предвыборное действо — это сплошной балаган, имитация и пр. Поэтому властям, казалось бы, остается только провести формальные процедуры и почивать на лаврах, ведь все под контролем.

Но вот выясняется, что само политическое руководство так совсем не думает. Лихорадочный перенос даты выборов свидетельствует о том, что там, наверху, нет такой уверенности. Если власти предержащие вдруг так засуетились, задергались, то это означает, что они сильно нервничают. Известно, что А. Лукашенко — большой перестраховщик. Но перестраховываться нужно тогда, когда что-то сильно тревожит.

Президент пошел на приближение срока выборов, несмотря на то, что тем самым нанес удар по своему имиджу сильного и уверенного в себе политика, который ничего не боится. Этим шагом, мелкой суетой он демонстрирует свою слабость, неуверенность тем политическим субъектам, которые умеют читать подтекст. Это белорусская номенклатура, Россия, Запад.

Объяснения Л. Ермошиной по поводу необходимости переноса выборов (дескать, не придется собирать внеочередную сессию парламента), вряд ли стоит обсуждать всерьез. На наш взгляд, существуют, по крайней мере, две причины такого решения.

Во-первых, власти поняли, что социально-экономическая ситуация в стране не просто плохая, но имеет тенденцию к ухудшению. В дополнение к сокращениям на предприятиях, переводу на неполную рабочую неделю, начались задержки в выплате зарплаты. Плюс происходит резкое движение вниз обменного курса белорусского рубля. Это означает снижение реальной зарплаты. И впереди никаких перспектив. Видимо, планы по хотя бы символическому повышению зарплат перед выборами оказались невыполнимыми.

Возможно, и с российской помощью не выходит так, как хотелось бы. Неизвестно, какую плату требует Москва за пролонгирование долга. И официальное заявление о поддержке А. Лукашенко хотел бы услышать не от посла России А. Сурикова, а от В. Путина.

В такой ситуации выборы следует провести раньше, пока ситуация не ухудшилась окончательно. Ибо при развитии экономического кризиса по пессимистическому сценарию в стране могут начаться социальные протесты и трудовые конфликты. Проводить на таком фоне президентскую кампанию — не самый лучший вариант.

Вторая причина. Проведение выборов на месяц раньше означает, что собирать подписи в поддержку кандидатов придется в основном в августе. И это создает дополнительные трудности для оппозиции. Ибо значительная часть оппозиционного электората, представители среднего класса в это время будут отдыхать где-то на теплом море. Кроме того, жители городов массово уедут на дачи. Поэтому вечером, после работы, когда в основном собираются подписи, большинство квартир будет закрыто. Пикеты на улицах в условиях общественной апатии и фатализма вряд ли дадут такой эффект, как в 2010 году. Поэтому собрать 100 тыс. подписей за месяц для оппонентов А. Лукашенко будет очень сложно. На это и сделан расчет властей.

Из этого вытекает, что по сравнению с выборами 2010 года тактика политического руководства в этот раз кардинально поменялась. Напомню, что тогда власти делали ставку на массовость в среде оппонентов, считали, что чем их больше, тем лучше для действующего бессменного президента. Ибо в большом количестве оппозиционных кандидатов размывалась идея альтернативы А. Лукашенко.

Сейчас власти решили, что, наоборот, для них выгодно, чтобы на финише избирательной кампании оппонентов действующего президента было как можно меньше. Видимо, не видят среди них ярких фигур, способных интегрировать протестный электорат. С другой стороны, в условиях социального напряжения, чем меньше оппозиционных кандидатов выступит по ТВ, тем лучше. Дескать, зачем будоражить народ. То есть выясняется, что какой бы оппозиция слабой ни была, но для власти она все равно представляет угрозу. Поэтому и решили на всякий случай подстраховаться.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Шок без терапии

Профсоюзный надсмотр

Геополитический раскол