TOP

Многополярный беспорядок

Драматические события международной жизни, происшедшие в последнее время, должны были бы послужить наглядным уроком государствам и народам. Но, к сожалению, история свидетельствует, что ее уроки никто не учит.

День 26 июня уже нарекли «кровавой пятницей». В течение короткого времени исламисты осуществили три теракта. Во Франции было совершено нападение на химический завод, во время которого террорист попытался взорвать контейнер с газом. Час спустя в Кувейте во время молитвы в мечети прогремел взрыв, погибли 25 человек. Еще через час террористы напали на отели в тунисском городе Сус, убито около 40 туристов. За все три теракта ответственность взяла на себя группировка «Исламское государство». В этот же день в Сомали исламисты напали на военную базу Африканского союза, убито не менее 30 военнослужащих. А в Сирии, не к ночи будь помянуто Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), продолжает наступление, в ходе которого в курдском городе Кабани погибло 146 человек. И, похоже, это только начало. Исламисты пытаются сорвать туристический сезон во всем регионе Ближнего Востока и юга Европы.

Как реагирует на все это мировое сообщество, великие державы? А, по большому счету, никак. И на то есть свои причины.

После распада СССР и советского блока единственной сверхдержавой в мире остались США. Политики и аналитики говорили о построении однополярного мира. Это вызвало сильную антиамериканскую волну на всех континентах. Наиболее последовательными критиками гегемонии США были и остаются Россия и Беларусь. Они видят в американском доминировании абсолютное зло. Дескать, все беды в мире от американского вмешательства.

И вот вроде бы «справедливость» восторжествовала. Под влиянием целого ряда факторов эпоха однополярного мира закончилась, американская гегемония разрушена. США практически вывели свои войска из Афганистана и Ирака.

И вскоре оказалось, что альтернативой однополярному порядку стал не многополярный порядок, как все думали, а многополярный беспорядок. Ведь если исчезает мировой полицейский, каким бы он ни был плохим, начинается хаос.

Вспомните, сколько лет беспредельничали сомалийские пираты. В XXI веке, на самом оживленном морском пути они долгое время безнаказанно грабили торговые корабли разных стран, почти вернув мир в средневековье.

Новой международной ситуацией тут же воспользовалась Россия, которая, нарушая международные нормы, начала захват территорий соседних государств.

ИГИЛ — новый вызов миру. Эти отморозки не признают никаких правил, захватывают заложников, режут горло «неверным» перед телекамерами, взрывают памятники мировой культуры, организуют теракты в разных регионах. Мир должен был бы вздрогнуть и быстро, решительно ликвидировать этот опасный очаг. Но где там. Совет Безопасности ООН проявляет полную беспомощность. Россия использует ситуацию, чтобы обвинять Запад. ЕС бездействует. США смогли организовать своих союзников только на бомбардировку территории ИГИЛ. Но всем понятно, что одними бомбардировками, без сухопутной операции эту напасть не сокрушить. Но воевать, «вмешиваться» никто не хочет. Ведь есть многополярный «порядок».

Мир вступил в серую зону. В итоге раковая опухоль исламского терроризма расползается по миру. В отрядах ИГИЛ воюют граждане стран ЕС, СНГ. Причем этот поток нарастает. Будем ждать новых взрывов и отрезанных голов «неверных». Все это напоминает молчание ягнят в канун Курбан-байрама.

А ЕС сейчас занят проблемой Греции, которая оказалась накануне выхода из еврозоны. Греческий казус интересен тем, что он показывает Беларуси наше близкое будущее. Ибо ситуация у нас развивается по похожему сценарию.

Греция — страна с неэффективной экономикой, жила не по средствам, набрала долгов, которые не может вернуть. И чтобы как-то рассчитываться с кредиторами, стала не просить, а требовать новые кредиты. Начала формироваться кредитная пирамида. За последние 2—3 года в Грецию вбухали больше 200 млрд евро. (Беларуси пока достаточно 2—3 млрд долларов в год, чтобы удержать статус-кво.) Но кредиторы стали диктовать Афинам социально-экономическую политику, требовать от греков затянуть пояса. В ответ Греция избрала руководство из леваков-популистов, которые пообещали, что больше сокращения расходов, снижения уровня жизни не будет, за все заплатит ЕС. И тут терпение европейцев закончилось, они твердо сказали грекам: в кассу очередь больше не занимать. Кредитная пирамида грозит обрушиться. А вся история может закончиться дефолтом и выходом Греции из зоны евро.

Вот сейчас и Беларусь ведет переговоры с МВФ и Евразийским фондом стабильности и развития (ранее известным как Антикризисный фонд ЕврАзЭС) о получении новых кредитов, дабы вернуть старые. Создается классическая кредитная пирамида. Кредиторы выставляют условия, требуют проведения рыночных реформ. Президент-популист обещает народу стабильность и уверяет, что как-нибудь договорится с Россией. Но проблема в том, что любая финансовая пирамида рано или поздно разваливается.

Между тем 29 июня в Минске прошел министерский диалог стран—участниц программы ЕС «Восточное партнерство». В нем участвовали министры иностранных дел и охраны окружающей среды всех шести государств, входящих в эту программу (Азербайджан, Армения, Грузия, Беларусь, Молдова, Украина), а также два еврокомиссара.

Для Беларуси этот форум несколько необычный. Мы привыкли, что здесь периодически собираются разного уровня руководители стран СНГ, ОДКБ, ЕАЭС. Т. е. встречи интеграционных союзов на постсоветском пространстве, созданных под эгидой России.

И вот впервые на достаточно высоком уровне прошла встреча структуры, созданной ЕС. Конечно, никакой особой сенсации здесь нет. Руководители внешнеполитических ведомств стран-участниц «Восточного партнерства» периодически проводят подобные неформальные форумы. Они уже прошли в Кишиневе, Тбилиси, Ереване, Баку. Теперь очередь дошла до Минска. Министры иностранных дел и еврокомиссары обсуждали вопрос, что дальше делать с «Восточным партнерством» после четвертого саммита этой организации, который проходил 21-22 мая в Риге.

Проведение этого форума в Минске — это новый, в какой-то мере символичный шаг Беларуси в попытке реализации политики балансирования между Россией и ЕС. Проблема в том, что такая тактика в условиях нарастания военно-политического противостояния между этими двумя центрами силы имеет свои пределы. Если Беларусь окажется в положении прифронтового государства, то поле для маневра станет сильно ограниченным.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Я буду долго гнать велосипед…

Страхование рисков

Шок без терапии