TOP

Барсик как символ

Мы в Беларуси живём, не на Марсе,Так что ловите высокий момент.Нету политика круче, чем Барсик.Барсик, товарищи, наш президент! Дмитрий Растаев

В последний день подачи документов на регистрацию инициативных групп претендентов на пост президента журналист В. Семашко принес в Центризбирком своего кота Барсика, чтобы зарегистрировать его в качестве кандидата. Но власти поступили очень недемократично, и ни домашнее животное, ни его хозяина в здание ЦИК не пустили.

Инцидент с котом Барсиком — наиболее яркое отражение всей фарсовости избирательной кампании в Беларуси. Как неузнаваемо изменилось за 21 год понятие «выборы» в нашей стране. У нас давно уже никто никого не избирает. Если еще до начала кампании абсолютно всем гражданам известен ее результат, то смысл выборов кардинально меняется. Игру, в которой правила сформулированы под одного из участников, за которого к тому же играет и судья, полноценными соревнованиями назвать невозможно. В ходе демократических выборов государственная власть должна занимать позицию нейтралитета. В Беларуси же государство является главным участником избирательного процесса. И оппоненты А. Лукашенко вынуждены бороться не с ним, а со всей государственной машиной. А победить ее невозможно. Разве что только с помощью революции, которой белорусы не хотят. В итоге имеем ситуацию тупика.

Это напоминает президентские выборы в России 2004 года, когда неизменный участник всех российских избирательных кампаний В. Жириновский, чтобы довести ситуацию до полного абсурда, определил на роль кандидата в президенты своего охранника. В Беларуси ныне эту роль исполняет кот Барсик.

Итак, 14 человек подали в Центризбирком документы на регистрацию своих инициативных групп. Причем большинство из них оказались никому не известными людьми. В СМИ, социальных сетях это вызвало весьма бурную реакцию: удивление, насмешку, издевательские комментарии. Дескать, из серьезного мероприятия устроили цирк.

Но хочу напомнить, что ничего нового, никакой сенсации в этом нет. Так было и на предыдущих выборах. В 1994 и в 2010 годах подавали заявки 19 инициативных групп. В 2001 г. 26 человек публично выразили желание стать президентом и пытались зарегистрировать в ЦИК свои команды. Во время президентской кампании 2006 года, когда репрессии против оппозиции были наиболее массовыми и выборы объявили на четыре месяца раньше срока, только восемь претендентов подали заявки на регистрацию своих инициативных групп. Так что на таком фоне 14 кандидатов на пост президента — это не так и много.

Другой вопрос, зачем люди ввязались в это, зачем участвуют в выборах, которых нет? На этот вопрос трудно ответить даже представителям, как принято говорить, титульной оппозиции. Имею в виду Анатолия Лебедько, Сергея Калякина, Татьяну Короткевич. В ходе предыдущих президентских выборов все оппозиционные кандидаты уверяли, что рассчитывают на победу, а в случае фальсификаций призывали людей выйти на Площадь, чтобы защитить народное волеизъявление. Но после трагических украинских событий, ставших результатом Майдана, оппозиция больше не говорит об акциях протеста. В таком случае смысл участия в выборах для обывателя остается не совсем ясным. Тезис об «увеличении числа сторонников» выглядит не очень убедительно. И в отсутствие в стране публичной политики рейтинг известных оппозиционных лидеров не сильно отличается от кандидатов-фриков. И это не только их личная беда, но драма для всего общества.

Если не считать статусных оппозиционеров и дежурных кандидатов Сергея Гайдукевича и Виктора Терещенко, то претендентов из категории «чудаков» можно разделить на две части. Во-первых, это способ коммерческой рекламы. Ряд претендентов являются владельцами небольших фирм, и участие в президентской кампании — это своего рода маркетинговый ход, придающий их структурам большую известность. Например, руководитель инициативной группы одной кандидатки объяснила ее участие в этом избирательном карнавале так: «Потому что Ирина просто исполнитель роли по договору продюсирования, она была отобрана по рыжему цвету волос»(!).

Во-вторых, участие в президентской кампании — это дешевый способ саморекламы, как писали в социальных сетях, самоорганизация шоу «Минута славы». В условиях отсутствия реальной политической жизни журналисты набрасываются на этих «чудаков», берут у них интервью. На политическом безрыбье и рак рыба. И те счастливы, ибо когда еще их поток подсознания может быть интересен широкой публике. Но тут уж не обессудьте, какая страна, такие и кандидаты.

Важно обратить внимание, что среди 14 претендентов — 4 женщины. Это, видимо, является свидетельством медленного избавления общества от патриархальных представлений, что политика — исключительно мужское дело.

Уже на вторых подряд президентских выборах в числе кандидатов нет представителей правящей номенклатуры, хотя бы бывших. Ибо они не видят смысла рисковать свободой без малейших шансов на победу.

Кстати, абсолютное большинство претендентов на президентский пост в 2010 году, даже среди тех, кто не собрал нужного количества подписей, подверглись репрессиям. Но, похоже, большинство нынешних кандидатов об этом не знает, несмотря на то, что Николай Статкевич все еще сидит в тюрьме.

Еще один любопытный момент. Среди претендентов на высший пост обращает на себя внимание Николай Улахович, председатель Белорусской патриотической партии, верховный атаман «Белорусского казачества». Причем его инициативная группа составляет более 1000 человек, что выглядит достаточно солидно. Дело в том, что он презентует себя как активный сторонник А. Лукашенко. Кажется, впервые за время правления действующего президента в выборах участвует человек, поддерживающий главу государства. Что за этим стоит, пока непонятно.

Чтобы получить статус кандидата в президенты, нужно собрать сто тысяч подписей. У кого есть перспективы?

В инициативную группу А. Лукашенко вошло 10577 членов. В сравнении с прежними президентскими кампаниями, она значительно выросла. В 2001 году она насчитывала 3830 человек, в 2006 г. — 6212, в 2010 г. — 8403 человека. «Всё выше, выше и выше стремим мы полёт наших птиц». Надо полагать, и число проголосовавших за лидера с каждыми выборами будет увеличиваться. Ибо в стране со счастливым народом и мудрым руководством по-другому быть не может.

Инициативные группы оппозиционных кандидатов не очень большие. В команде лидера Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергея Калякина — 1511 человек. В группе Татьяны Короткевич — около 1700 членов, у Анатолия Лебедько — чуть больше 1000 человек.

Опыт кампаний 2001 и 2006 годов свидетельствует, что только инициативные группы, насчитывающие свыше 3 тыс. членов, собрали 100 тыс. подписей. Президентскую кампанию 2010г. не будем оценивать, ибо сам А. Лукашенко признавался, что дал поручение регистрировать как можно больше кандидатов.

На момент сдачи статьи в номер итоги регистрации инициативных групп были неизвестны.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Многополярный беспорядок

Тихие выборы