TOP

Страна победившего оптимизма

Интерес к интервью А. Лукашенко независимым СМИ подогревался тем, что в ходе идущей избирательной кампании президент так и не объявил своим благомыслящим подданным о своей программе, не рассказал, как он собирается выводить страну из глубокого кризиса, в который сам же и завел.

Кстати, глава государства дал интервью журналистам негосударственных медиа впервые с 2001 г. А. Лукашенко логично рассудил, что не нужно терять возможность апеллировать и к тем электоральным группам, которые читают независимые СМИ. Тем более что под влиянием украинского кризиса часть людей с демократическими взглядами готова голосовать за него. Также он посчитал, что не стоит уклоняться от острых вопросов, так как во время избирательной кампании их все равно поднимут его оппоненты.

Но большие надежды на эту встречу не оправдались. Ничего нового президент не сказал. Так и осталось непонятным, что он будет делать после выборов. Скорее всего, А. Лукашенко этого и сам не знает. Будет просто управлять.

Понятное дело, глава государства использовал интервью для предвыборного пиара. Поэтому все ответы следует рассматривать с учетом избирательной кампании. На вопрос о зарплатах он отвечал так, как и нужно говорить во время выборов: «Я уверен, что в течение года-двух мы вернемся на тот уровень зарплат, который был вчера. Даже если ситуация на наших традиционно рынках будет такой же, как сейчас». Сразу же возникает вопрос: если тяжелая для белорусских производителей ситуация на внешних рынках не изменится, то за счет чего повысятся зарплаты? Ответа нет. Вполне возможно, что он сам верит в то, что говорит. Ведь сказал же на прошлой неделе — дескать, не верю, что у нас нет больших запасов нефти и газа. Вера — великая вещь.

Следующий сюжет интервью еще более интересный и с точки зрения веры в чудеса, и с позиции полного отрыва от реальности. «В Уфе мы дали себе клятву, что за пять лет решим проблему долгов. Мы будем проводить модернизацию более спокойно и не заимствовать такие большие деньги. В этих долгах много средств, которые пошли только под модернизацию. Эти деньги не проедаются, мы их потратили на модернизацию предприятий», Ї отметил Лукашенко, отвечая на вопрос о внешних кредитах.

Свежо предание, а верится с трудом. Ибо на самом деле долги растут ускоренными темпами прямо на глазах. Строится кредитная пирамида по греческому образцу. К тому же все новые кредиты берутся для рефинансирования, то есть чтобы вернуть старые долги. Говоря по-другому, проедаются.

Главный месседж, который посылает А. Лукашенко белорусскому населению: верьте мне, люди, усё будзе добра. На вопрос журналистки М. Золотовой, как же мы будем жить в следующие пять лет, президент ответил очень убедительно, аргументированно и исчерпывающе: «Будем нормально жить». Помните, как пела Верка Сердючка: «Хорошо, все будет хорошо, я это знаю». Или как когда-то говорил экстрасенс-психотерапевт Анатолий Кашпировский. «Даю установку!» Только проголосуйте. На фоне неработающих предприятий фабрика грез по производству счастливых снов или божественной благодати, которая должна сойти на Беларусь, запущена на полную мощность.

Если попытаться сформулировать содержательный смысл послания президента, то оно звучит примерно так: ничего не меняется, будем продолжать прежнюю политику. Если бы страна была на подъеме, экономика успешно развивалась, росли зарплаты и пенсии, то, возможно, такой ответ и удовлетворил бы народ. Но экономика Беларуси в глубоком кризисе. Как сказал сам А. Лукашенко, принимая премьер-министра А. Кобякова 6 августа, «в экономике у нас война, военное положение». И в такой ситуации тезис о том, что ничего не будем менять, по меньшей мере вызывает вопросы.

В последнее время некоторые независимые эксперты высказывают гипотезу, что после выборов А. Лукашенко пойдет на рыночные реформы — дескать, никуда не денется, экономика заставит. Например, недавно об этом говорил бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич.

На подобные предположения президент дал категорический ответ. В этом смысле очень показательным был упомянутый выше диалог А. Лукашенко с А. Кобяковым. Из высказываний президента можно понять, что премьер-министр пришел с предложением рыночных реформ. Но Лукашенко его отверг: «И самое главное, если уж говорить о концептуальных ваших предложениях, — я не хочу создать такое буржуазное или буржуазно-демократическое общество, где будет пропасть между богатыми, читай, нашими бизнесменами, предпринимателями, может, какими-то чинушами и так далее, и обычным народом… Многие государства это переживали, и вижу последствия подобных реформ. У нас тоже у некоторых зуд, у части нашего общества: вот не получается, нужны некие перемены». При этом он пугал, что рыночные реформы вызовут дестабилизацию, революцию. «Повторим украинский вариант», — предостерег глава государства.

Большинство стран мира живут в условиях рыночной экономики и очень хорошо себя чувствуют. Причем, без всяких революций и потрясений. Пугая народ рыночными реформами, А, Лукашенко скрывает свой собственный страх. Ибо нынешняя белорусская социальная модель является оптимальной для удержания власти. А реформы эту модель разрушили бы. Что, по его представлению, стало бы угрозой для единоличной власти. Он не представляет себе властвование над страной без ручного управления экономикой. Именно в этом главная причина отрицания им любых предложений о реформах.

Между тем на внешних рынках продолжаются негативные тенденции для белорусской экономики. Цены на нефть падают, российский рубль валится. Вслед за этим продолжается заметное ослабление и белорусского рубля. Значит, будем загнивать.

Оптимистические заявления президента, премьер-министра, главы Нацбанка и реальность все больше расходятся в разные стороны. И этот разрыв становится разительным и пугающим. Кстати, это подспудно, мимоходом признает и сам А. Лукашенко. Принимая того же А. Кобякова, он констатировал, что правительство, директорат прячут, скрывают реальное положение дел. Президент заявил: «И первая задача — это продавать то, что мы производим. И ни в коем случае не на склад, ни в коем случае не вывозить куда-то под ответственное хранение. Я это контролирую сейчас даже с помощью спецслужб. Я вынужден это делать, потому что у нашего правительства, отдельных его членов, и у чиновников появилось такое, знаете, желание что-то спрятать. И потом доложить: вот смотрите, мы произвели. Хорошо. Но главное, куда продали? И даже не это главное, продавайте, куда хотите. Деньги, где деньги?» Как говорится, только начали хорошо жить, как закончились деньги. Вот это и есть реальный главный лейтмотив президентской кампании.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Вера как стратегический резерв

Массовая мутация

Барсик как символ