TOP

Игра политзаключенными

Политические заключенные и узники совести должны остаться лишь напоминанием в истории Европейского континента. Сегодня Европа должна перевернуть эту позорную страницу в Беларуси и других местах.Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд 

Хотя в Беларуси в самом разгаре избирательная кампания по выборам президента, закончился этап сбора подписей, но не это событие стало главным. Здесь как раз мало интересного. Главным для людей, мало-мальски интересующихся политикой, является вопрос: кого посадили, кого освободили. Какое государство, такие и новости. Поэтому политической сенсацией стало освобождение политзаключенных.

То, что прогнозировалось и что было фактически анонсировано А. Лукашенко во время интервью независимым СМИ, наконец случилось. 22 августа шестеро политзаключенных, в том числе экс-кандидат в президенты Микола Статкевич, были освобождены. Это фактически все, кто был признан политзаключенными международными правозащитными организациями.

Раньше А. Лукашенко твердо заявлял, что пока они не напишут прошение о помиловании, то освобождены не будут. Но когда прижала политическая необходимость, об этом условии забыли. В итоге Микола Статкевич и другие узники, так и не попросившие о помиловании, одержали моральную победу.

Безусловно, это решение следует рассматривать в контексте отношений официального Минска с Западом. Известно, что наличие политзаключенных было главным препятствием для нормализации отношений с ЕС и США. Сейчас белорусскому руководству нужен коридор для маневрирования и балансирования между двумя геополитическими центрами. Агрессия России против Украины не могла не вызвать у белорусского руководства ощущение опасности. И А. Лукашенко неоднократно проговаривал вслух свои опасения в отношении угрозы от РФ. Например, посещая недавно завод колесных тягачей, он заявил: «За этой дракой по одну, и по другую сторону стоят сильные мира сего». То есть, по его мнению, угроза исходит не только с Запада, но и с Востока.

Еще один момент. Доселе Россия была главным экономическим спонсором Беларуси. Но последние события, особенно падение мировых цен на нефть, показывают, что в настоящее время РФ становится главным источником проблем для белорусской экономики. Поэтому нужно искать какие-то новые точки опоры. А для этого необходима нормализация отношений с Западом.

Были ожидания, что политзаключенные будут освобождены еще весной, что открывало А. Лукашенко путь на Рижский саммит «Восточного партнерства» в мае. Но глава Беларуси решил не ехать в латвийскую столицу. И потому, что практических дивидендов от такого визита, кроме телекартинки пожимания рук европейским лидерам, он не получил бы. И потому, что это вызвало бы сильное раздражение Москвы. В результате, наоборот, у политзаключенных ухудшился режим содержания. Что означало повышение ставок в игре с Западом.

И только 22 августа наконец политзаключенные были освобождены. Амнистия была объявлена в субботу, на выходные, чтобы уменьшить информационный резонанс от этого события.

Почему сейчас? Во-первых, таким образом Лукашенко стремится легитимизировать свое переизбрание на новый президентский срок. Освобождение шести политузников создает более позитивную атмосферу избирательной кампании. Если прошлые выборы закончились брутальным разгоном оппозиционной акции и появлением четырех десятков политзаключенных, среди которых были и кандидаты в президенты, то после этих выборов ничего такого произойти не должно. Что дает повод наблюдателям ОБСЕ констатировать, что «есть прогресс». За этот пункт и зацепятся западные политики, чтобы по геополитическим мотивам продолжать политику размораживания отношений с официальным Минском.

Кстати, освобождение политзаключенных выбивает аргумент у сторонников бойкота выборов. Радикальная часть оппозиции говорила, мол, как можно участвовать в этой кампании, когда политические заключенные сидят в тюрьме. Вот сейчас они вышли.

Во-вторых, начались конкретные, предметные переговоры с МВФ о выделении Беларуси очередного кредита. Пока обсуждаются чисто экономические аспекты. Но если эту стадию переговоров удастся успешно завершить, то на финише вопрос неизбежно упрется в политические проблемы. Ибо МВФ контролируют США и страны Европы. И ход политзаключенными — весомый аргумент в торге по этому вопросу. Во всяком случае, так думают в белорусском руководстве, потому что исходят из предыдущего опыта сотрудничества с фондом. Напомню, что освобождение из заключения экс-кандидата в президенты Александра Козулина в августе 2008 года сняло последнее препятствие к выделению МВФ кредита Беларуси.

В-третьих, ходят слухи, что в сентябре запланирован визит А. Лукашенко в Ватикан к римскому папе. Такая поездка не должна вызывать негативную реакцию Москвы. Вот и В. Путин недавно встречался с понтификом. Но дело в том, что президенту Беларуси запрещен въезд на территорию ЕС. А попасть в Ватикан, минуя члена Евросоюза Италию, невозможно. И чтобы такой визит состоялся, необходимо снятие с белорусского руководителя визовых санкций. Амнистия политзаключенных и стала заявкой, предложением ЕС объявить амнистию самому А. Лукашенко, отменить санкции и позволить такую поездку.

Но тут перед ЕС возникает одна юридическая и политическая проблема. Когда Евросоюз вводил санкции против А. Лукашенко и других белорусских чиновников, виновных в политических репрессиях, то в официальных документах выдвигалось требование не только освобождения политзаключенных, но и их реабилитации. И кстати, глава дипломатии ЕС Федерика Могерини и комиссар Еврокомиссии по политике соседства Йоханнес Хан в совместном заявлении по поводу освобождения шести политзаключенных отмечают: ЕС ожидает, что власти Беларуси снимут все ограничения на полное осуществление гражданских и политических прав освобожденных. Иначе говоря, Брюссель напоминает, что требование о реабилитации политзаключенных (т. е. отмену всех судебных приговоров в отношении их) не выполнено.

То же самое заявили и США. Пресс-секретарь Госдепартамента Джон Кирби, приветствуя освобождение узников, отметил: «Мы призываем правительство Беларуси восстановить политические права этих шестерых человек и других бывших политзаключенных».

Понятно, что на это белорусские власти не пойдут. И перед ЕС возникает сложная дилемма. Нужно ли твердо придерживаться своих условий, зафиксированных в официальных документах, или стоит поступиться принципами и пойти на компромисс? Прогнозирую, что возьмет верх прагматизм.

Кстати, уже появились новые кандидаты на статус политзаключенных. Это «граффитисты» Максим Пекарский и Вадим Жеромский. Их обвиняют по статье «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся повреждением чужого имущества». Неуважение к обществу, по мнению следствия, проявилось в надписи на стене «Беларусь мае быць беларускай». Все идет по новому кругу?

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Территория выживания

Страна победившего оптимизма

Вера как стратегический резерв