TOP

Один против всех

Избирательная кампания несколько отвлекла и власти, и общество от суровой реальности. Теперь она закончилась, и можно спокойно оглядеться и оценить, где же мы оказались. Реальность оказалась весьма гнетущей. Мы словно в длинном и темном тоннеле, и впереди никакого просвета. 

Белстат сообщает, что за восемь месяцев этого года из 16 отраслей промышленности 13 — убыточные. Средняя зарплата сокращается второй месяц подряд. В сентябре она составила $389. В 2016 году страна должна будет направить на погашение и обслуживание внешнего долга 3,3 миллиарда долларов.

Вопрос о том, что делать дальше, встал во весь рост. Страна в очередной раз оказалась в точке бифуркации.

Все большему числу людей становится очевидным, что в рамках существующей социальной модели развитие невозможно. Поэтому в последнее время ведется много разговоров о реформах. Об этом давно твердит оппозиция, упоминали кандидаты в президенты.

Более того, о реформах дружно заговорили во властных структурах. Правительство для переговоров с МВФ подготовило программу экономических преобразований, которую собирается обнародовать в ближайшие дни. Председатель Совета Республики М. Мясникович заявил: «Если не проводить реформ, а форсировать интеграционные процессы на базе того, что есть, то результаты могут оказаться даже отрицательными». Помощник президента по экономическим вопросам К. Рудый констатировал: «Структурные экономические реформы означают смену экономической стратегии. Но это невозможно без смены ручного управления, которое притупляет необходимость реформ».

Иначе говоря, идея реформ носится в воздухе. Сложился уникальный консенсус элит и контрэлит по вопросу необходимости структурных преобразований в стране.

Почему же они не идут, кто против? А против, оказывается, один человек, от которого все и зависит — Александр Лукашенко. На совещании 20 октября он дал четкий и определенный ответ всем реформаторам. Президент заявил, что в настоящее время много говорится об изменениях и реформах в стране, но в Беларуси не будет реформ, направленных на ломку существующего порядка. «Хотел бы, чтобы мне объяснили, что мы будем структурно ломать или менять. Но реформ, которые будут направлены на ломку существующего, не будет… Некоторые говорят: есть кредит доверия и надо провести непопулярные меры, причем очень быстро, читай — надо быстренько резать по живому. Когда будете президентами, тогда будете резать. Я никого и ничего резать не намерен… Обманывать людей я не собираюсь, тем самым преподнося подарок своим врагам и как минимум противникам», — сказал А. Лукашенко.

Итак, по мнению президента, проведение реформ — это подарок врагам. Он подверг критике «кабинетные проекты», предлагаемые на следующий год, надо понимать, правительством. А. Лукашенко отверг предложения по сокращению численности работающих на крупных предприятиях, пригрозив за такие действия уголовной ответственностью.

Любопытно, что его указания на этом совещании кардинально расходятся с содержанием той программы, которую правительство подготовило для переговоров с МВФ. Правительственная программа предусматривает разделение функций государства как собственника и регулятора. Речь идет о том, чтобы дать государственным предприятиям большую самостоятельность, чтобы министерства, которые выступают от имени государства-собственника, не контролировали директоров по мелочам, а оценивали работу по конечному результату, например, по объему прибыли.

А вот что потребовал А. Лукашенко на совещании: «Очень важным является вопрос роста производства и в связи с этим — экспорта выпускаемой продукции. Требую от вас в это кризисное время расписать буквально «поштучно», если хотите, каждый трактор, автомобиль, килограмм мяса и молока и определить, куда мы их будем поставлять, кто ответственный. Контроль — ежеквартальный, по некоторым позициям — ежемесячный… В банках надо снять всякий жир вплоть до доведения конкретных показателей по зарплате и оплате труда в зависимости от того, сколько они привезли в страну». И, кстати, это ответ помощнику президента К. Рудому, предлагавшему отказаться от системы ручного управления экономикой.

В программе правительства говорится об отказе государства от административного регулирования цен. А президент на совещании заявил, что властям необходимо уделять самое серьезное внимание вопросам ценообразования.

Логика А. Лукашенко в общем-то понятна. Существующая социальная модель патерналистского государства является оптимальной для режима личной власти. И ее смена несет угрозу его властвованию, но расширяет возможности для номенклатуры. Президент готов лишь на косметические изменения системы, которые он назвал «совершенствованием». Становится все более очевидным, что задача развития страны и задача удержания власти А. Лукашенко не только не совпадают, а все более расходятся в разные стороны, становятся противоположными, взаимоисключающими и даже антагонистичными.

Поэтому никогда раньше не было так заметно политическое одиночество А. Лукашенко. Что странно для человека, вроде бы только что получившего поддержку 83,5% избирателей.

И это одиночество для него психологически очень дискомфортно. Что выявилось в его полемике со Светланой Алексиевич. С момента присуждения ей Нобелевской премии по литературе А. Лукашенко всячески уверял всех, а скорее самого себя, что никакой опасности для белорусского режима это событие не несет. В пятницу 23 октября во время мероприятия по посадке в Лошицком парке дерева мира, посол Швеции поздравил президента Беларуси с Нобелевской премией (заметьте, не с победой на президентских выборах). Немного обиженный А. Лукашенко тут же стал уверять, что С. Алексиевич никакая не оппозиционерка, у нее есть свое мнение, но у нас же свобода слова. Чувствовалось, что это болезненная для него тема.

И вот назавтра, 24 октября, награждая в Минске орденом Франциска Скорины композитора Виктора Дробыша, Александр Лукашенко неожиданно повернулся на 180 градусов: «Скажу, опять же, о наших отдельных «творцах», творческих личностях, даже лауреатах Нобелевской премии, которые не успели еще ее получить, выехали за пределы страны и постарались ушат грязи вылить на свою страну… Если ты плохо говоришь о Родине, стыдишься ее, значит, ты прежде всего плохой сын».

Здесь интересен сам факт, что российский композитор, автор простеньких песенок для попсы, удостаивается высокой награды лично от президента. А всемирно известная белорусская писательница, удостоившаяся высшей в мире оценки и признания, подвергается обструкции. А. Лукашенко не выдержал испытания политкорректностью и сорвался. Этот как раз тот случай, когда политическая природа берет верх над политической целесообразностью.

С. Алексиевич ответила президенту: «Я никогда не критиковала белорусский народ. Я критиковала Лукашенко… И я надеюсь, что Лукашенко не думает, как французский монарх: «Государство — это я». Если критикуешь его, значит, критикуешь народ. Это совсем не так». Как писал М. Салтыков-Щедрин, «нельзя смешивать выражение «Отечество» с выражением «ваше превосходительство».

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Голый вассер

Лукашенко forever

Молитва за Лукашенко