• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Коррупция как основа белорусской «стабильности»

Большинство простых жителей Беларуси уже воспринимают коррупцию во всех сферах жизнедеятельности общества как нечто само собой разумеющееся.

Ее измерили, ее взвесили и… к ней приспособились. Она стала основой нашей хваленой стабильности.

Уровень проникновения в общество коррупции довольно сложно оценить. Этому не помогут ни официальная статистика, ни ежегодный отчет Transparency International. Но когда сталкиваешься с фактами постоянно, то какие бы законы ни принимали парламентарии, какими бы сводками с фронта ни делился Следственный комитет, что бы ни говорил президент, восприятие формируется однозначное.

В последние полгода я пребываю в растерянности, так как постоянно натыкаюсь на факты коррупции. Натыкаюсь не потому, что сам их ищу как журналист, что было бы вполне понятно, а по причине их повсеместного проникновения в нашу жизнь.

Началось все с того, что в апреле, когда мне исполнилось 47, я решил наконец обзавестись собственным жильем. Уж как-то стыдно было и перед внуком, и перед дочерью, что до сих пор живу на съемной квартире. Благо незадолго до ключевого решения мне удалось удачно продать свой земельный участок возле Кургана Славы и завестись долгожданной наличностью. На полученные деньги я купил в Минском районе незаконченное законсервированное строение и окунулся с головой в стройку.

В принципе, будучи журналистом, я уже более 15 лет занимаюсь вопросом коррупции и хорошо знаю, куда и насколько глубоко проникла эта болезнь. Но даже я не ожидал, что, занимаясь частным строительством, буду сталкиваться с ней на каждом шагу. Больше всего меня поразило то, что обычные люди, которые во всем этом крутятся — воспринимают происходящее как само собой разумеющееся. Никто не жалуется, никто не возмущается, никто даже не помышляет о том, чтобы сообщить о коррупции куда следует. С коррупцией всем стало удобно и стабильно. Ни один человек, с которым я лично сталкивался в ходе строительства и который рассказывал о фактах коррупции, даже понятия не имеет, о чем сказано в новом законе «О борьбе с коррупцией», многие о нем даже не слышали, несмотря на большую пропагандистскую кампанию во всех без исключения государственных СМИ. Объясняется сей феномен достаточно просто: к обществу за стенами Администрации президента этот закон имеет такое же отношение, как свод монастырских правил — может, все и правильно написано, но без привязки к реальной жизни.

Я не хочу здесь рассказывать обо всех фактах — слишком долго и неконструктивно. Кроме того, подумываю покопаться в некоторых из них более глубоко. Приведу лишь несколько, которые меня особо возмутили.

…Заказывал щебень у одного индивидуального предпринимателя. Созвонились, договорились о цене и времени доставки. Приезжаю к дому в назначенное время — машин нет. Проходит полчаса, не выдерживаю и звоню предпринимателю. Он мне с тоской такой в голосе отвечает, что скоро будет, что его просто транспортная инспекция на весовой остановила. Через полчаса машины приезжают. Спрашиваю: «Что случилось?»

«На карьере две тонны лишнего щебня загрузили, там весов нет, все на глаз, а тут транспортники остановили и установили перевес. Пришлось по 100 долларов с машины им заплатить», — отвечает предприниматель.

—Взятка? — спрашиваю.

— А чего же еще?

— А почему не сдадите уродов?

— А смысл? Штраф в несколько раз дороже, тогда вообще работать невозможно будет. Там все платят. Вы постойте у весовой, когда введут ограничения веса на ось, потому что тогда в такой вот 20-тонный самосвал больше 4 тонн не загрузишь. Тогда у всех будет перевес и все будут платить. Представляете, сколько они за день собирают?! А что делать, работать же как-то надо».

Я дождался жары и введения ограничений по весу на ось. По трассе как ходили груженные под завязку самосвалы, так и продолжали ходить. Я позвонил одному предпринимателю и попробовал заказать 20 тонн песка. Стоило лишь назвать адрес доставки, как услышал в ответ: «Нет, туда не повезу. Это же через весовую ехать. Значит, еще транспортникам придется 100 долларов отдать. Вам песок в два раза дороже станет».

— Но я видел, что самосвалы ездят груженые…

— Ездят, если заказчик готов платить в два раза дороже. Если важный, крупный объект, стройку ведь не остановишь. Вот и ездят, и платят. Но вы же вместо 1,4 миллиона рублей 2,8 миллиона не заплатите? И не заплатите 1,4 миллиона, если вам привезу всего 4 тонны, с которыми можно спокойно весовую пройти.

— Нет, не заплачу, — согласился я.

— Ну вот. Звоните, как жара спадет и ограничения снимут, — ответил предприниматель и повесил трубку.

Еще один факт. Подыскивал себе подрядчика на монтаж системы отопления. Приезжает мастер с одной фирмы, осматривает все и говорит, что стоимость работ будет около тысячи долларов. Я морщусь и говорю, что дорого, на что с улыбкой получаю следующий ответ: «Дорого? Мы сейчас в Щучине ко Дню письменности монтируем систему отопления на похожем объекте. Там только работа 10 тысяч долларов потянула».

— С откатом? — спрашиваю.

— Ну а как же иначе, — удивляется мастер. — Сейчас без отката ни на один государственный объект не сунешься. Все хотят заработать.

— И не боитесь, ведь все гособъекты тщательно контролируются? Такая борьба с коррупцией идет… Закон новый недавно приняли…

— Про закон ничего не знаю, а бояться тут нечего. При желании любую сумму обосновать можно. Там работы, как и у вас, — на 3—4 дня. А мы уже 3 недели туда ездим, — откровенно признался мастер.

Я промолчал. Стало как-то неприятно, и от услуг данной организации я отказался. Но потом, поразмыслив, я понял, что работяги эти ни в чем не виноваты. Они работают по правилам, которые им диктует система. Уверен, что госзаказчик, который получил от них солидный откат, напишет красивый отчет о том, как он соблюдает закон «О борьбе с коррупцией». Его наверняка похвалят за то, что успел сдать объект ко Дню письменности, потом проверят и наверняка не найдут ничего, так как на бумаге все будет в порядке, несмотря на то, что реально работы стоили бюджету в десять раз дороже рыночной цены. Нет сомнений и в том, что в транспортной инспекции также вовремя сдают красивые отчеты о том, как они противодействуют коррупции внутри ведомства. Все прекрасно понимают, что верхи хотят, но вот низы не могут. Им работать как-то нужно. Это система. Она выстраивалась не год и не два. Она прошла жесткий эволюционный отбор и сегодня устраивает абсолютное большинство жителей страны. Это и есть основа нашей стабильности, которую мы укрепляем из года в год.

Сергей Сацук, «Ежедневник»