• Погода
  • +15
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062
TOP

С 1 июля 2016 года нынешний Br-рубль будет «кастрирован»

Деноминация нам в дом или будет ли уважение к Br-копейке?

Деноминация. Дождались. Ждали победы над инфляцией. Ждали стабильного Br-рубля. Ждали макроэкономической стабилизации. Ждали снижения налогов. Ждали ликвидации убыточных и разорительных госпрограмм. Дождались ДЕНОМОНАЦИИ.

Деноминация сама по себе — это техническая мера. На крепость Br-рубля, равно как и на его ослабление, она влияние не оказывает. Да, бухгалтерам и счетоводам будет проще считать, а то без такой меры белорусский ВВП был бы уже в совсем неприличных квадриллионах. А тут как бы создается иллюзия начала с нового листа.

Кто сегодня помнит деноминации 1994-го и 1999-го годов? Если бы их не было, то, возможно, люди бы ужаснулись тому, что цены у нас за время независимости выросли в миллионы раз. Примерно на такой же порядок девальвации белорусской валюты. Деноминация скрывает кредитную историю государственного управления экономикой в целом и денежной системой в частности.

С 1 июля 2016 года нынешний Br-рубль будет «кастрирован». Так решил А. Лукашенко своим указом № 450 от 4.11.2015г. Замена старых денег на новые будет проходить шесть месяцев. Br10 тысяч превратится в Br1 рубль. Появятся белорусские копейки. К сожалению, деноминацию в нынешней ситуации, в рамках текущей экономической политики нельзя считать прощанием с аморальной, порочной историей белорусского «зайца» и превращением его в полноценные деньги. Очень бы хотелось, но есть несколько обоснованных опасений.

Первое. А. Лукашенко уже заявил, что новых лиц, новой экономической политики не будет. Значит, будет старая, инфляционная, которая быстро превратит первые белорусские копейки в материал для заклепок, потому что дешевле будет их использовать именно по этому назначению.

Второе. Государство сохраняет жёсткую хватку на горле экономики и Национального банка. «Красные директора», «красные помещики» и АПК, финансовые бароны и другие распорядители чужого блокируют рыночные реформы, а также механизмы очищения источников инвестиционных шлаков, неликвидов и «мертвого» капитала. Это значит, что они будут добиваться мягкой денежной и бюджетной политике себе — за счёт всех остальных.

Третье. В стране нет свободного финансового рынка, нет полноценной свободы цен. В этих условиях доверие к новому-старому Br-рублю не сформируешь. Обрезание четырёх нолей едва ли превратит его в полноценную валюту. Для этого нужна радикально иная экономическая политика. Как известно, на ней поставлен крест. По крайней мере, так сказал А. Лукашенко.

Четвёртое. В стране нет золотовалютных резервов, чтобы создать запас прочности к новым деньгам. Наши власти набрали долгов, потеряли значительный ресурс доверия кредиторов, потеряли конкурентоспособность тысяч предприятий, и продолжают говорить о том, что у нас оптимальная налоговая и регуляторная среда.

Таким образом, заявленная деноминация грозит стать отвлекающим маневром для властей от реальных проблем экономики. Распорядители чужого попытаются использоваться её для снижения процентных ставок, пересмотра политики выдачи льготных кредитов, а также для ужесточения политики выплаты социальных пособий и льгот. Деноминация может использоваться, чтобы под прикрытием отрезания нолей повысит тарифы ЖКУ.

В руках старых начальников номенклатуры даже самый благодатный инструмент излечения выглядит, как гильотина сбережениям народа и оборотного капитала бизнеса.

А ведь есть же прекрасный шанс, как мечта. С 1 июля 2016 года начать кардинально новую экономическую политику. С жёстким требованием к Нацбанку обеспечить инфляцию не более 2% в год, с жёстким требованием к Совмину ликвидировать государственные программы, сбалансировать бюджет, ликвидировать квазибюджетные расходы и заставить все министерства, ведомства, исполкомы выйти из состава учредителей коммерческих организаций.

Вот такие меры могли бы укрепить доверие к белорусской копейке, чтобы она и через пять — десять лет сохранила свою ценность.

Ярослав Романчук, Facebook.com