TOP

Парижская трагедия

Террористическая атака на Париж стала вызовом не только Франции, но и всей Европе. Французский президент Франсуа Олланд назвал нападение «актом войны», организованным боевиками экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГ). В стране объявлено чрезвычайное положение, на всей границе ЕС усилены меры контроля. 

И сразу же проводится параллель с гибелью российского самолета с туристами над Синайским полуостровом, который, вероятнее всего, был взорван исламскими террористами.

Предсказание американского политолога Самюэля Хантингтона о том, что на место конфликта двух политико-идеологических систем (социализма и капитализма) главной мировой проблемой будет столкновение цивилизаций, становится явью. Процесс глобализации привел к тому, что цивилизации начали близко соприкасаться. Вот, например, оказалось, что с начала года в Египте отдыхало около 2 млн российских граждан.

А близкое соприкосновение цивилизаций привело к росту взаимозависимости. В итоге некие локальные действия в одном регионе мира ведут к непредсказуемым, неожиданным последствиям совсем в другом месте. Например, поддержка Западом демократических процессов в арабском мире привела к усилению исламского экстремизма, косвенным следствием чего стало возникновение Исламского государства, возрастание потоков беженцев с Ближнего Востока в Европу. А вмешательство России в сирийскую войну вылилось в теракт против самолета РФ. Что в свою очередь превратилось в коллапс российской туристической отрасли.

Коль зашла речь о цивилизациях, то важно отметить, что глобализация усилила неравномерность развития между различными регионами мира. А это привело к тому, что проигравшие пытаются взять реванш силовым способом. В отличие от прежних эпох, сегодня успешные цивилизации неагрессивны. Они заинтересованы в порядке, стабильности, ибо только в таких условиях выявляется их преимущество. Примером может служить Китай.

И наоборот, лузеры становятся агрессивными. Например, видимо, есть закономерность в том, что Россия резко усилила свой экспансионизм в Украине, вступила в острый конфликт с Западом как раз в момент, когда ее экономика начала падать.

Очевидно, что арабский мир, если шире — исламская цивилизация плохо адаптируется к современным процессам и тенденциям глобализации, модернизации, технологической революции, переходу к информационному обществу. Страны Ближнего Востока, у которых нет нефти, очень бедные, а население там растет быстро. Характерно, что даже те граждане этих государств, которые эмигрировали в Европу, очень плохо, если не сказать жестче, интегрируются в европейское общество. И реакцией на это становится агрессивное отношение к Западу.

Безусловно, нельзя отождествлять исламских террористов с мусульманами вообще. От действий экстремистов страдают и единоверцы. Но нельзя отрицать большие симпатии к радикальным исламистам граждан стран Ближнего Востока. Часто на свободных выборах побеждали именно организации экстремистского толка. Это мы наблюдали и в Палестине, и в Египте, и в других странах. Когда возникло ИГ, туда устремились тысячи мусульман со всего мира.

Ведь почему США не решаются начать сухопутную военную операцию против ИГ? Не только из-за слабости и нерешительности Барака Обамы или из-за нежелания жертвовать американскими военнослужащими. Дело в том, что появление в регионе экспедиционного корпуса США для войны с ИГ вызовет всплеск антиамериканских настроений на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты вступят в конфликт со всем суннитским миром (экстремисты Исламского государства — сунниты). Для простых мусульман американцы станут гораздо большими врагами, чем головорезы ИГ, ибо последние, как бы то ни было, единоверцы.

В целом можно сказать, что европейская цивилизация оказалась не готова к тем вызовам, которые несут в себе нынешние цивилизационные конфликты. Много говорилось о том, что реакция ЕС на действия России в Украине была слабой. Евросоюз оказался бессильным остановить поток беженцев с Ближнего Востока. Полтора года ИГ бесчинствует в Ираке и Сирии. Трагедия в Париже показала, что теперь исламисты начали свою атаку на Европу. И западные спецслужбы оказались не готовы предотвращать подобные массовые убийства.

Каковы последствия парижского теракта? Прежде всего, следует ожидать активизации усилий коалиции западных и арабских стран во главе с США против ИГ. Пока трудно прогнозировать, в каком виде будет проведена военная операция. Но убеждение в том, что с этой раковой опухолью на теле человечества надо что-то делать, стало доминировать в среде европейской политической элиты. Франция уже провела интенсивную бомбардировку территории ИГ.

В этой связи возможно примирение Запада с Россией. Может повториться ситуация, возникшая после 11 сентября 2001 года. Тогда после теракта исламистов на башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке США и Россия стали союзниками в борьбе с исламскими экстремистами, Москва активно поддержала американскую военную операцию в Афганистане.

Поэтому можно ожидать, что после Нового года Запад отменит экономические санкции в отношении РФ. Тем более, что конфликт в Восточной Украине фактически заморожен.

Скорее всего, позиция стран ЕС в отношении ближневосточных беженцев станет более жесткой. Возрастет влияние правых партий, которые попытаются использовать антиэмигрантскую волну.

Сложно говорить о прямых последствиях парижских терактов для Беларуси. Но косвенное, опосредованное влияние на нашу страну, безусловно, будет.

Прежде всего, трагедия в Париже может усилить доверие к власти. Политическое руководство Беларуси будет делать акцент на то, что на фоне мирового хаоса оно обеспечивает в стране мир и безопасность. И, таким образом, попытается продлить предвыборный тренд и нейтрализовать негатив от социально-экономической ситуации, от президентского декрета о банковских депозитах и пр.

Нарастание угрозы терроризма, вызов ИГ еще больше выдвинут на первый план в повестке дня политики Запада вопросы безопасности, геополитики, а тема демократии и прав человека в Беларуси для ЕС и США отодвинется в сторону. В этой связи можно ожидать, что через четыре месяца решение Евросоюза по поводу санкций окажется для официального Минска благоприятным.

В связи с тем, что можно ожидать резкого ужесточения миграционной политики ЕС, соглашение об упрощении визового режима между Беларусью и Евросоюзом подвиснет на неопределенное время. Благоприятный момент для его подписания, который был весной-летом этого года, упущен. Надежды белорусов на более дешевую шенгенскую визу пока не оправдываются.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Кризис верхов

Очередная внешне-политическая развилка

Один против всех

Голый вассер