• Погода
  • +19
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Нация без героев

Вы знаете, уважаемые читатели, чем отличаются белорусские деньги? В отличие от денежных купюр других государств, на них нет портретов знаменитых исторических деятелей. Только архитектурные памятники. И на новых деньгах, которые появятся в следующем году после деноминации, тоже не будет портретов. Мы — нация, у которой нет героев. Что само по себе уникально. 

Казалось бы, вручение белорусской писательнице Светлане Алексиевич Нобелевской премии по литературе должно было исправить это недоразумение. Всемирное признание, выше которого не бывает в мире, досталось белоруске. Для нации формирующейся, к тому же страдающей большим комплексом национальной и государственной неполноценности, такое событие должно было стать бальзамом на душу, триумфом в квадрате, кубе. Литературный Нобель — это способ самоутверждения, самореализации, самоопределения, самолегитимации белорусского социума перед всем миром.

Творчество С. Алексиевич сейчас как никогда актуально. Именно теперь стало очевидно, что постсоветские государства плохо вписываются в современные мировые процессы. Они оказались не способны осуществить модернизацию. Время, отпущенное историей после распада СССР и советской системы, было потрачено бездарно. Чтобы понять это, надо посмотреть, как развивается Китай. В экономическом смысле постсоветское пространство сегодня — самый депрессивный регион в мире. Здесь доминируют авторитарные режимы. В России взяла верх идеология имперского реванша, реанимируется концепт великодержавия вместо развития.

С. Алексиевич как раз и объясняет эти процессы на ментальном, мировоззренческом уровне. Просто она говорит об этом другим, не политологическим языком. Писательница обращается к природе постсоветского социума, говорит о «красном человеке» с его тоталитарным сознанием, который никуда не делся после краха советской системы. Именно качество человеческого материала и лежит в основе этого антидемократического реванша, который мы наблюдаем в России и Беларуси. Нобелевская лауреатка обнажила его духовную суть, выявила, вытащила на поверхность, раскрыла психологию, изучила феномен постсоветского человека.

Многие белорусские критики С. Алексиевич недоумевали, почему она в своей Нобелевской лекции говорила больше не о Беларуси, а о «русском мире». Однако проблема в том, что большинство людей нашего общества ментально живет в этом мире. Кто не верит, пусть вспомнит, как реагировали белорусы на российско-украинский конфликт. Фактически две трети белорусского населения поддержало Россию. Феномен Лукашенко есть тоже порождение этого мира. У европейской нации 20-летнее единоличное правление авторитарного властителя было бы невозможно. Так что, исследуя «красного» человека, С. Алексиевич говорила и о нас.

С самого начала присуждение Нобелевской премии по литературе Светлане Алексиевич создало для Александра Лукашенко очень неприятную, неудобную ситуацию. Дело в том, что в стране, где есть один герой, других героев быть не может. Поэтому на белорусских деньгах нет портретов знаменитых исторических деятелей. Переименовали проспекты Скорины и Машерова. Власти упорно противятся требованиям общественности присвоить имя Василя Быкова одной из улиц в центре Минска.

Но проблема усугубляется еще и тем, что С. Алексиевич давно является принципиальным идейным оппонентом А. Лукашенко. А сейчас она стала моральным авторитетом мирового масштаба. И любая критика белорусской действительности из ее уст будет иметь совсем другой вес и заметный международный резонанс.

Политическая линия, которую решил проводить А. Лукашенко в этом вопросе, была сформулирована им 9 октября, на следующий день после присуждения С. Алексиевич Нобелевской премии. Она состояла из трех частей. Во-первых, он попытался повернуть это событие в свою пользу. «Я рад за нее, потому что это гражданка Беларуси. Это говорит о том, что какую бы ты позицию ни занимал, все-таки в Беларуси возможно работать и творить, писать, высказывать свою точку зрения, позицию и так далее», — заявил глава государства. То есть какая там диктатура? Благодаря мудрому руководству, в стране созданы такие условия для творчества, что можно даже натворить на Нобелевскую премию.

Во-вторых, попытался если не ангажировать, не повернуть С. Алексиевич на путь истины, то хотя бы принять превентивные меры, предупредить писательницу, поставить перед ней какие-то моральные препоны, флажки, за которые нельзя переходить. «Главное сейчас — как ты распорядишься этим багажом. Если ты гражданка Беларуси, это твоя земля, твоя держава, нравится тебе или не нравится, но ты уже сегодня человек, который поднялся высоко, посмотрим, как же ты этот имидж, этот багаж, который у тебя появился, используешь в пользу своего народа», — говорил тогда же глава Беларуси.

И наконец, в-третьих, А. Лукашенко всячески уверял всех, а скорее самого себя, что никакой опасности для белорусского режима это событие не несет. Возможно, здесь мы наблюдаем феномен некоего самозаклинания, самогипноза, вера в то, что если чего-то сильно хочешь и об этом вслух говоришь, то оно так и будет. В том же заявлении президент утверждал: «Это хорошо, что человек имеет свою позицию, может, где-то и оппозиционную… Да, это ее точка зрения, и никакой я здесь не вижу особой оппозиционности. Она же не зовет людей на площадь. Она против мятежа». Но чувствовалось, что это болезненная для него тема.

Но уже 24 октября, награждая орденом Франциска Скорины российского композитора Виктора Дробыша, Александр Лукашенко неожиданно повернул свою позицию на 180 градусов: «Скажу опять же о наших отдельных «творцах», творческих личностях, даже лауреатах Нобелевской премии, которые не успели еще ее получить, выехали за пределы страны и постарались ушат грязи вылить на свою страну. Это неправильно, это не оппозиционность. Это абсолютно неправильно, потому что Родину, свою землю, как и своих родителей, свою мать не выбирают. Она такая, какая она есть. Если ты плохо говоришь о Родине, стыдишься ее, значит, ты прежде всего плохой сын».

Здесь интересен сам факт, что российский композитор, автор простеньких песенок для попсы, удостаивается высокой награды лично от президента. А всемирно известная белорусская писательница, удостоенная высшей в мире оценки и признания, подвергается обструкции. А. Лукашенко не выдержал испытания на политкорректность и сорвался, сказал, наконец, то, что на самом деле думал все это время, но скрывал. Не вынесла душа поэта. Натура прорвалась наружу сквозь тонкий слой толерантности. Это как раз тот случай, когда политическая природа берет верх над политической целесообразностью. Поэтому БТ и отказалось транслировать церемонию награждения С. Алексиевич Нобелевской премией.

Тогда писательница с достоинством ответила главе Беларуси: «Я никогда не критиковала белорусский народ. Я критиковала Лукашенко … И я надеюсь, что Лукашенко не думает, как французский монарх: «Государство — это я». Если критикуешь его, значит, критикуешь народ. Это совсем не так». Как писал М. Салтыков-Щедрин, «нельзя смешивать выражение «Отечество» с выражением «ваше превосходительство».

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Турецкий гамбит

Финт ушами

Парижская трагедия

Кризис верхов