TOP

Союзный детектив

Все перипетии, связанные с состоявшимся на позапрошлой неделе визитом А. Лукашенко в Россию, тянут почти на детективный сюжет. Ему сопутствовали такие замысловатые дипломатические зигзаги, что их хватило бы на целый сериал. 

В международной практике принято, что первая поездка за границу нового или вновь избранного старого главы государства или правительства является символической, она должна продемонстрировать приоритеты внешней политики страны. Первый визит является определенным маркером, обозначающим наиболее важного иностранного партнера, союзника, друга.

Казалось бы, не могло быть никакой интриги насчет первой поездки А. Лукашенко после президентских выборов. Еще 16 октября на саммите СНГ в Казахстане белорусский лидер заявил В. Путину о своем желании приехать в Москву, чтобы определиться и окончательно принять решения по вопросам, которые назрели. 16 ноября он встретился с послом РФ в Беларуси А. Суриковым для обсуждения своего первого после инаугурации официального визита в российскую столицу. И при этом заявил: «Это правильно будет, что после президентских выборов в Беларуси, как обычно, я посещаю не чужую мне Россию, как бы кому-то не нравилось. Думаю, это будет правильно, и это ответ на многие вопросы».

Как обычно, у А. Лукашенко был интерес к российскому президенту. Он рассчитывал на получение кредита от Евразийского фонда стабилизации и развития, еще более льготные условия поставок нефти и газа. В свою очередь, РФ хотела продавить вопрос о создании на белорусской территории своей авиабазы.

Для А. Лукашенко этот визит был настолько важен, что до поездки в Москву он откладывал утверждение состава правительства, принятие бюджета и основных экономических параметров на 2016 год. Со своей стороны, Кремль, прекрасно осознавая трудности белорусского руководства, отодвигал дату двухсторонних переговоров, пытаясь взять союзника на измор, ожидая, когда «клиент созреет».

В конце концов визит был намечен на 25—26 ноября. Однако накануне случился инцидент со сбитым Турцией российским самолетом. И поездка президента Беларуси в Москву была перенесена. И это, кстати, было в интересах А. Лукашенко. Ибо, во-первых, в период высшего напряжения российско-турецкого конфликта у В. Путина не было бы много времени на переговоры с А. Лукашенко. А за один час не решить накопившиеся проблемы в отношениях Беларуси и России.

Во-вторых, попав в Москву на пике российско-турецкого конфликта, А. Лукашенко был бы вынужден как-то комментировать эту тему. Причем высказаться ему пришлось бы именно в пользу Москвы, другого варианта сам формат визита просто не допускал. А этого белорусскому лидеру явно не хотелось. Не только потому, что Беларусь имеет тесные экономические связи с Турцией, здесь большие турецкие инвестиции. Но поддержка России в момент, когда ее никто больше не поддерживает, поставило бы А. Лукашенко и официальный Минск в статус российского сателлита.

Но тут оказалось, что в графике А. Лукашенко стоят визиты во Вьетнам и Туркменистан. И возникла дилемма. Или отменить поездки в азиатские страны, чтобы не создавать неправильное впечатление относительно приоритетности внешней политики, не раздражать Москву. К тому же, эти страны не имеют важного значения для Беларуси… Или все же действовать согласно графику, тем более что новая дата визита в Москву не была определена.

В итоге первый визит А. Лукашенко после инаугурации состоялся во Вьетнам. И это можно было рассматривать как определенный дипломатический демарш в сторону России. Этим визитом президент Беларуси словно говорил Москве, что для Минска свет клином на РФ не сошелся.

Россия заметила этот жест. Вряд ли можно считать случайным, что в тот же день, когда А. Лукашенко полетел во Вьетнам, министр финансов России А. Силуанов сделал специальное заявление. Он отметил, что решение о выделении Беларуси нового кредита Евразийского фонда стабилизации и развития пока не принято. Причем его аргументация была немного странная и даже искусственная. Создавалось впечатление, что Россия повышает ставки перед переговорами руководителей двух государств.

Но это были еще цветочки. А. Лукашенко на этом не остановился и совершил еще один «грех» перед Россией. Президент Беларуси приехал в Туркменистан и выступил на международной конференции, посвященной 20-летию провозглашения политики нейтралитета этого государства. И сделал ряд заявлений, которые никак не могли понравиться Москве. Его выступление стало гимном политике нейтралитета, которую проводит Туркменистан. Он назвал такую внешнеполитическую линию идеалом. Такие заявления стали немного неожиданными из уст главы государства, входящего в военно-политический союз ОДКБ.

Но Лукашенко пошел дальше. Он заявил: «Ведущие мировые игроки практикуются в воинственной риторике и бряцании оружием… Малые и средние государства часто искусственно сталкиваются с альтернативой выбора, снова замаячил призрак новых блоковых противостояний». Это были очевидные шпильки в адрес России. И чтобы окончательно расставить точки над «i» без всяких двусмысленностей, далее Лукашенко перешел в формат открытого текста: «И если мы допустили где-то ошибки, надо их уметь признавать… Это касается и последнего конфликта между нашей Россией и дружеской нам Турцией». Иначе говоря, политика России названа «ошибкой». И не случайно, что спикер российского Совета Федерации В. Матвиенко, которая присутствовала на конференции, фактически вступила в полемику с А. Лукашенко. Кажется, еще никогда на международном форуме не происходил спор между высшими официальными лицами России и Беларуси.

И еще один пикантный штрих. В тот день, 14 декабря, когда А. Лукашенко поехал в Москву, министр иностранных дел Беларуси В. Макей совершал рабочий визит в Брюссель. Он встретился с министрами иностранных дел стран — членов ЕС, с двумя еврокомиссарами Евросоюза, с заместителем генерального секретаря НАТО.

Вот с таким политическим багажом А. Лукашенко поехал на встречу с В. Путиным. Перед ним стояла трудноразрешимая задача: уклониться от жестких объятий старшего брата и при этом ухитриться получить от него очередную и обильную порцию экономической помощи.

Из многолетнего опыта белорусско-российских отношений можно уже вывести определенные закономерности, правила, традиции. Одна из них заключается в том, что если после переговоров главы государств ограничиваются общими фразами, то можно сделать вывод, что они ни о чем серьезном не договорились. Обмена кредита на базу пока не состоялось. Известно лишь, что Россия согласилась увеличить в следующем году поставки нефти в Беларусь с 23 до 24 млн т. по трубопроводной системе. Это пока все, что удалось выторговать. Чуда не произошло, манна небесная из России не посыпалась.

Поэтому сразу же после возвращения из Москвы 16 декабря А. Лукашенко провел совещание, на котором заявил: «Прежде всего, речь пойдет о составе будущего правительства и некоторых актуальных вопросах в экономике, особенно в плане вчерашних переговоров в Москве». Ведь больше не на что надеяться, и нет смысла больше затягивать процедуру формирования правительства, принятия бюджета и других экономических документов на следующий год. В тот же день был подписан соответствующий указ. Детективная история закончилась довольно пресно и банально. Но сериал о братской дружбе ближайших союзников продолжается.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Нация без героев

Турецкий гамбит

Финт ушами

Парижская трагедия