TOP

Год парадоксов

2015 год был во многих отношениях уникальным. Он войдет в историю сразу по нескольким причинам.

Формально главным политическим событием года должна была стать президентская избирательная кампания. Уже 20 лет в Беларуси нет нормальных выборов. Однако, наверное, впервые они напоминали такой технический ритуал, фарс, облеченный в избирательную процедуру. Первый раз А. Лукашенко не имел реальной альтернативы. В обществе доминировали апатия, фатализм, обреченность и безнадега. В том, что ничего изменить нельзя, были уверены все: общество, власть, оппозиция, внешние субъекты. Парадокс ситуации состоит в том, что избирательная кампания проходила на фоне экономического кризиса, падения доходов населения, что, казалось бы, должно было способствовать мобилизации против властей. Но весь негатив был нейтрализован событиями в Украине, которые нанесли тяжелую психологическую травму белорусскому социуму.

Наверное, многие забыли, что с 1 января 2015 года начал функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Вы помните, какие надежды возлагали на него лидеры государств-учредителей. В. Путин, А. Лукашенко, Н. Назарбаев долго и настойчиво убеждали свои народы, что, объединив экономические усилия, сняв торговые барьеры, мы обеспечим прогресс каждой стране, расширим объем взаимного экспорта. Пропагандисты разных мастей обещали с телеэкранов сделать такой рывок вперед, что разные там китайцы будут с завистью смотреть нам вслед. И вскоре, дескать, ЕС будет вынужден согласиться на какую-то форму объединения с ЕАЭС, и осуществится мечта президента Беларуси — «интеграция интеграций». Собственно говоря, стремление Москвы втянуть Украину в ЕАЭС лежало в основе российско-украинского конфликта.

Но надо же было такому случиться, что год начала существования ЕАЭС совпал с глубоким кризисом в каждой из стран—участниц союза. Падение мировых цен на нефть сильно ударило по нефтедобывающим государствам — России и Казахстану, им пришлось сильно девальвировать свои национальные валюты. Как итог, постсоветское пространство оказалось самым депрессивным регионом в мире. Резко сократился взаимный товарооборот. Например, за первые три квартала 2015 года экспорт товаров и услуг Беларуси в Россию уменьшился на 33,6%.

Можно признать, что во внешней политике Беларуси были достигнуты определенные успехи. Минск продолжал оставаться центром урегулирования украинского кризиса. 11 февраля на саммит в белорусскую столицу приехали не только президенты России и Украины Владимир Путин, Петр Порошенко, но и канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд. В мае с трехдневным визитом Беларусь посетил председатель КНР Си Цзиньпин. Можно также отметить приезд в Минск в июне президента Индии Пранабха Мукерджи.

Полным ходом шел процесс размораживания отношений Беларуси с ЕС и США. Ради улучшения отношений с Западом произошла определенная либерализация политического режима. Были освобождены все политзаключенные, и впервые за многие годы в стране оппоненты режима не сидят за решеткой. Также впервые итогом президентских выборов не стали аресты и посадки активистов, кандидатов в президенты. В качестве ответной меры были приостановлены или ослаблены западные санкции в отношении Беларуси.

Однако, и это важно подчеркнуть, дипломатическая активность белорусского руководства, успехи во внешней политике никак не конвертировались в экономические достижения. Наоборот, и это один из парадоксов этого года, чем большие были внешнеполитические победы, тем хуже становилась ситуация в экономике.

Впервые за полтора десятка лет в Беларуси случился классический экономический кризис, зафиксированный официальной статистикой. ВВП страны сократился на 3,9%. Но эта цифра не отражает всей глубины падения промышленности. Например, за январь—октябрь 2015 года производство тракторов уменьшилось на 38%, карьерных самосвалов — на 45%, зерноуборочных комбайнов — на 78,5%. В октябре вообще прекращен выпуск телевизоров. Телевизионная отрасль, бывшая когда-то гордостью белорусской промышленности, погибла смертью храбрых. Эксперты считают, что и ряд других промышленных гигантов Беларуси уже вряд ли удастся спасти. Процесс деиндустриализации страны запущен, ждать результатов осталось недолго.

К этому стоит добавить, что за 2015 год белорусский рубль девальвировался на 54%. По этому показателю Беларусь — одна из мировых лидеров. Напомню, что в июле 2014 года средняя зарплата в стране составляла $629. А сейчас этот показатель равен $370. По уровню зарплаты в долларах Беларусь отброшена в 2009 год.

Важно подчеркнуть, что это не просто временный экономический спад, вызванный внешними обстоятельствами, как пытаются уверить общество власти. Это кризис самой белорусской социальной модели. Долгое время А. Лукашенко и обслуживающие его пропагандисты уверяли население, что мы не пойдем по пути, по которому идет весь мир, что мы создали свою, уникальную систему, которая уже превратила Беларусь в «экономического тигра», что нам завидует весь мир, все перенимают наш передовой опыт. И вот теперь оказалось, что мы пришли в тупик. Выяснилось, что белорусская социальная модель по самой своей природе не способна обеспечить развитие страны. Еще какое-то время Беларусь держалась на внешних кредитах. А теперь пришло время возвращать долги, но нечем. Нужно брать новые кредиты, чтобы вернуть старые. Процесс разложения старой системы происходит достаточно болезненно. Страна входит в режим медленного гниения и деградации всех сфер жизни общества.

И здесь мы сталкиваемся еще с одним парадоксом, на которые был богат этот год. Экономическая система страны достигла своего дна. А политический режим оказался на пике своего могущества. Угрозы его существованию исчезли. Экономический кризис не перерос в социальный и политический. Хотя уровень жизни резко упал, но никаких публичных протестов на этой почве в стране почти не происходило. Как показали президентские выборы, серьезных противников у А. Лукашенко не оказалось. Зияющий разрыв между экономической деградацией и политической стабильностью может тянуться достаточно долго.

Впервые в политических верхах возникла серьезная дискуссия о реформах, которые могли бы запустить процесс развития. Причем она вышла в публичную плоскость. Но А. Лукашенко отверг необходимость системных или, как сейчас принято говорить в экономической среде, «структурных реформ». Ибо они ставят под угрозу его власть. Он готов лишь на косметические изменения. Задача развития страны и задача удержания власти действующим президентом вступили в антагонистическое противоречие. Социальная модель и политический режим находятся в тесной взаимозависимости. Демонтаж первой неизбежно приведет к изменению другого и, как итог, к смене власти.

Но был в этом году и действительный триумф Беларуси. В первый, и беру на себя смелость утверждать, пожалуй, и в последний раз в нашей стране появился Нобелевский лауреат — Светлана Алексиевич. Единственная оптимистическая нота на депрессивном фоне.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Союзный детектив

Нация без героев

Турецкий гамбит

Финт ушами