TOP

Коммунальная склока

Берегитесь, господа! Как только мужик поймет, что такое внутренняя политика, все, конец этой политике. Михаил Салтыков-Щедрин В трагикомической истории с коммунальными тарифами сплелись воедино все пороки белорусской экономики, социальной сферы, политики, идеологии. Она сфокусировала в себе во всей своей первозданной сути все прелести созданной в стране социальной модели. 

Краткое содержание предыдущих серий. В «жировках» за январь коммунальные тарифы выросли на 40—70%. Причем в президентском указе № 78, принятом 23 февраля, Совету Министров поручается принять меры по внедрению безналичных жилищных субсидий для частичной оплаты услуг ЖКХ малообеспеченным гражданам и пенсионерам с 1 октября 2016 года. Обратите внимание, тарифы повысили в феврале, а адресную социальную помощь самому бедному населению в этой связи окажут только с октября. Таково в действии многократно разрекламированное белорусское социальное государство.

И вот здесь началось самое интересное. Хотя уже второй год в стране кризис, падают реальные зарплаты, растет безработица, людей облагают все новыми поборами, девальвируется рубль, ухудшились условия хранения банковских вкладов, но до сих пор народ молчал, «безмолвствовал». Если вынести за скобку протесты ИП (это особый случай), то в стране был полный социальный штиль, никаких протестов не было. Реакцию социальных сетей за протест принимать не будем. Было впечатление, что народа в стране нет. Поэтому власти имели определенную свободу действий. Споры во властных структурах относительно реформ шли в комфортных условиях, были академическими, теоретическими.

И только повышение коммунальных тарифов показало, что народ в стране есть. И не потребовалось ему выходить на Площадь, устраивать марши пустых кастрюль, перекрывать улицы или проводить забастовки, вступать в конфликты с начальством на заводах и учреждениях. Достаточно оказалось начать атаку на ЖЭСы и информационно-расчетные центры, чтобы власти услышали голос населения. Голос глухой, еле слышный, разрозненный. Но А. Лукашенко принял его за слабый подземный гул приближающегося землетрясения.

Как известно, конструкт социального государства — одна из важных идеологических опор существующего режима. Согласно официальному пропагандистскому клише, в других странах руководство бросило свои народы в дикий капитализм, там люди вынуждены выживать, как могут. И только в белорусском социальном государстве, государстве для народа, правительство заботится о населении, особенно, как говорит А. Лукашенко, о стариках и детях.

Но в реальности до сих пор из элементов социального государства фактически оставались только низкие коммунальные тарифы и низкие цены на общественный транспорт. Плюс бюджетная поддержка государственного сектора в промышленности и сельском хозяйстве, которая частично выполняет и социальную функцию.

Поэтому в рамках белорусской социальной модели низкие коммунальные тарифы — это базовый институт социального доверия, якорь общественной стабильности. И значительное повышение коммунальных тарифов является не просто вопросом политическим, это покушение на основы. Оно затрагивает не какие-то отдельные слои населения. Это удар, фактически, по всем гражданам страны. В сегодняшних условиях повышение стоимости услуг ЖКХ является главным фактором, который может ударить по престижу власти, имиджу А. Лукашенко. Кстати, в 2002 году, после резкого повышения коммунальных тарифов рейтинг президента сразу упал до 26%.

Поэтому теперь глава государства так быстро среагировал на недовольство людей и 22 февраля перед телекамерами устроил умилительную популистскую буффонаду. Он сделал вид, будто не знал, как злые чиновники обижают его добрый народ, накручивая коммунальные тарифы «от балды». И приказал: «Значит, наденьте наручники тем, кто не выполнил доведенные по моему распоряжению тарифы. Наденьте и публично посадите десяток-другой человек. Все станет на свои места. Тут должен быть список, кто эту «балду» придумал. Хватит с ними шутить. Мы тут что-то считаем, планируем, а они делают все по-своему».

И тут же Комитет госконтроля поспешил доложить, что возбуждено 22 уголовных дела в отношении чиновников ЖКХ. Хотя на самом деле их сделали крайними, ибо тарифы на газ и электричество (+20%), отопление и горячее водоснабжение (+33%) с 1 января 2016 года были увеличены постановлением правительства. Такие документы не принимаются без согласования с Администрацией президента.

А чиновники ЖКХ сядут в тюрьму. Но — такая их доля. Социальная функция номенклатуры — быть козлами отпущения. И чем сильнее кризис, тем больше понадобится жертв.

Вероятно, коммунальные счета действительно немного подешевеют в следующем месяце. Февраль — месяц короткий, он был относительно теплым, значит, меньше расходовалось теплоэнергии. А там и весна скоро, не надо будет платить за отопление. Понятно, что дальше тарифы будут расти, но медленнее. Однако люди почувствуют облегчение. А государственные СМИ, как и положено, устроят из этого события мощную пиар-кампанию, подсказывая населению, кого надо благодарить за счастливую жизнь. Игра нехитрая, но эффективная. 20 лет на белорусской политической сцене мы смотрим этот старый спектакль одного актера под названием «Хороший царь и плохие бояре». Почему бы и нет, если есть благодарные зрители.

Однако, наблюдая за этой коммунальной историей, похожей на склоку, можно сделать один неутешительный вывод. С самого начала своего президентского правления А. Лукашенко выдвинул идею «сильного государства», способного навести «железный порядок». Вопрос о «сильной власти» стал главным элементом его политической философии. Политический имидж белорусского лидера в значительной мере основывается на идее жесткой властной вертикали, порядка, дисциплины, что противопоставляется хаосу в некоторых соседних государствах.

И вот теперь выясняется, что в стране нет твердого порядка, такой важный для всего населения вопрос, как стоимость коммунальных услуг, решается «от балды». Ранее А. Лукашенко постоянно подчеркивал, что политика в Беларуси строится не на основе каких-то теорий, а идет «от жизни», «от земли». А вот теперь оказывается, что «от балды». Эволюция закономерна. Куда шли, туда и пришли.

Выяснилось, что до сих пор никто не знает, какая на самом деле цена услуг ЖКХ. С апреля 2013 года президент пять раз (!) давал поручение провести калькуляцию, чтобы увидеть, каковы же на самом деле коммунальные тарифы. Но результата нет. 22 февраля глава государства в очередной раз поручил, чтобы до 1 марта председатель КГК, глава Администрации президента, премьер-министр представили ему расчеты цен жилищно-коммунальных услуг. Я пишу статью 4 марта, но о выполнении поручения президента ничего не слышно. Руководители министерства ЖКХ не пришли на заявленную 2 марта пресс-конференцию по коммунальным вопросам. Журналисты ждали полчаса, но в зале так никто и не появился.

Полагаю, что настоящую цену коммунальных услуг мы так и не узнаем. Ведь в условиях государственной монополии в ЖКХ сделать реальную калькуляцию просто невозможно. Это такой своеобразный «черный ящик». Монополист объективно заинтересован в накручивании цены на свой товар. И вообще, как известно из учебников, стоимость товара определяет рынок. Так вот, рынок жилья в Беларуси есть, а рыночных отношений в системе ЖКХ нет, поэтому все рассуждения об истинной цене услуг просто бессмысленны.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Цена отказа от реформ

Бубновый интерес

Акробатический этюд

Сигнал SOS не услышан?