TOP

Интеграционный церемониал

Помпезное мероприятие под названием «III форум регионов Беларуси и России» прошло в разгар нагнетания военного противостояния между НАТО и РФ у западных и восточных границ нашей страны. 

В Польше проводятся самые крупные учения за последние 17 лет. Одновременно на территории стран Балтии с 27 мая по 13 июня также проходят маневры НАТО. Причем, легенда этих учений очень показательна. Согласно ей, «одна страна» по соседству аннексирует «другую страну» и потом пытается захватить одно из государств Балтии. В ответ подразделения НАТО из Германии приходят на помощь.

И словно в подтверждение этой версии почти в то же время пришло сообщение, что из Урала в Клинцы (Брянская область, 40 км до границы с Беларусью) переброшена российская 28-я отдельная мотострелковая бригада.

Еще в начале года министр обороны России С. Шойгу сообщал о планах размещения в Смоленской и Брянской областях двух новых дивизий. И вот эти намерения стали реализовываться. Правда, все это не сопровождается какими-либо разъяснениями российских официальных лиц, что вызывает дополнительную нервозность у соседей. Неуклюжие комментарии посла РФ в Беларуси А. Сурикова лишь подливают масла в огонь недоверия.

Создается впечатление, что появление новых войск у восточной границы Беларуси было несколько неожиданным для официального Минска. Позиция белорусского руководства состоит в том, что лучшим способом укрепления обороноспособности РФ на западном направлении была бы передача своему союзнику новейшего вооружения: самолетов, ракетных комплексов типа «Искандер». Но вместо этого Россия вводит на границу с Беларусью свои новые бригады и дивизии. Видимо, не совсем доверяет союзнику.

И А. Лукашенко отреагировал. 7 июня он принял руководителей высших органов финансового контроля стран СНГ, которые проводили в Минске совещание. По логике, казалось, он должен был бы говорить на тему финансов, сотрудничестве постсоветских стран в этой сфере. Но президент Беларуси вдруг неожиданно заговорил о военных проблемах. Это свидетельствует о том, что данная тема сейчас его сильно волнует.

Стоит обратить внимание, что президентская риторика относительно НАТО была сдержанной. Это уже не «страшный монстр», как он говорил раньше, а наши западные не то коллеги, не то партнеры, не то соперники.

А. Лукашенко, комментируя рост военного напряжения вокруг нашей страны, вроде бы не сказал ничего нового и неожиданного. Но с самого начала вступил в несколько завуалированную полемику с Москвой. «Россияне часто говорят о том, что у границ России разворачиваются новые контингенты НАТО. Надо подчеркнуть, что прежде всего — у наших границ, белорусских границ», — заявил он. И продолжил: «У нас совместная группировка вооруженных сил на западе, которая обеспечивает безопасность нашего отечества — Беларуси и России. И в основе этой группировки — части белорусской армии. В случае конфликта они первыми вступают в бой и в течение короткого времени сюда подтягиваются части, сосредоточенные на западе Российской Федерации». Можно согласиться с аналитиком Юрием Дракохрустом, который расшифровал эту реплику таким образом: российские вооруженные силы вступят на территорию Беларуси только после вторжения сюда войск НАТО с запада, но никак не раньше. По принципу, избавь нас Бог от слишком навязчивых союзников, во всяком случае, до появления тут весьма гипотетических врагов.

Как и положено, согласно интеграционному ритуалу, все содержание этого неприятного послания союзнику закамуфлировано риторикой о младших и старших братьях, общем отечестве и прочими сладкими для имперского уха заверениями в верности.

Что касается собственно III форума регионов Беларуси и России, то он прошел бы совсем незаметно и рутинно, если бы его не «освятил» своим присутствием Владимир Путин. Хотя в мероприятии участвовало около 500-600 чиновников с двух сторон, среди которых было 13 российских губернаторов, трудно было уловить какой-то практический смысл такой большой тусовки.

Стоит напомнить, что первый форум регионов Беларуси и России прошел в Минске в 2014 году. Тогда президенты в нем не участвовали. Второй форум состоялся в 2015 году в Сочи — уже с участием А. Лукашенко и В. Путина. Там также были громкие выступления, заявления, обещания. Даже объявили, что заключено 67 экспортных коммерческих контрактов.

И какие результаты всех этих титанических усилий? Их прекрасно проиллюстрировал А. Лукашенко, выступая на форуме в Минске: «Но, что отрадно, благодаря нашим скоординированным усилиям в преодолении последствий экономической нестабильности в мире, темпы падения товарооборота значительно замедлились. Если по итогам четырех месяцев прошлого года взаимный товарооборот упал на 30%, то в этом году снижение составило около 12%».

Надеюсь, вы по достоинству оценили этот выдающийся интеллектуальный перл белорусского руководителя. Союзники доинтегрировались до того, что достижением, которое радует, считается уже не рост, а замедление темпов падения! Причем нынешнее сокращение торговли происходит на фоне низкой прошлогодней базы. Только при чем здесь «экономическая нестабильность в мире»? Как раз в мире наблюдается экономический рост. И это есть весьма закономерный результат многолетней белорусско-российской интеграции.

Тогда зачем нужны такие помпезные форумы? Ведь никаких реальных результатов они не дают. Так, одна пропагандистская туфта.

Даже конфликт вокруг цен на газ во время переговоров А. Лукашенко и В. Путина не решен. А между тем сумма белорусского долга «Газпрому» быстро растет, достигнув $200 млн. Но важно заметить, что оба президента пока никак его не комментируют. Обычно белорусский лидер вытаскивает конфликтную тему в публичную плоскость, инициируя скандал. Но теперь пока и он молчит, полемику ведут чиновники уровня министров.

Тогда зачем собирались? Дело в том, что в белорусско-российских отношениях за много лет интеграции создана большая, так сказать, политическая инфраструктура. Существует Постоянный комитет Союзного государства, Высший госсовет, Союзный Совмин, Парламентское собрание Союза Беларуси и России, постоянно проводятся совместные заседания коллегий министерств двух государств. Также функционируют совместный телеканал, газеты и др. И если структуры существуют, они должны что-то делать, осваивать выделенные для них ресурсы. Вот и проводятся многочисленные мероприятия, подписываются все новые соглашения, которые никто не собирается выполнять. Это такой интеграционный церемониал, симуляция активной деятельности, буффонада, обставленная красивыми декорациями.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Скандал в благородном семействе

Запрограммированнное отставание

С черного хода

Праздник как вызов