TOP

Купи дом у самого себя

ОАО «Калинковичский мясокомбинат» предлагает людям купить дома, в которых многие из них прожили 30 лет. Стоимость для сельчан неподъемная — 60—70 млн рублей. Местные жители уверены — ОАО пытается нажиться за их счет и вообще не имеет права продавать людям жилье.

В 1987 году в Зеленочах шла большая стройка. Возводили домики для переселенцев из Чернобыльской зоны. Но желающих приехать в деревню набралось негусто — семьи три-четыре. А домов, между тем, построили с полсотни. Чтобы жилье не пустовало, местные власти приняли решение отдать его нуждающимся работникам хозяйства. Очень скоро те получили ордера и въехали в новые домики. Шли годы, люди обживались, делали ремонты и даже не задумывались, что когда-то кто-то может у них все это отнять. Ведь в глухой деревне за десятки километров от районного центра жилищный вопрос обычно не проблема.

Но в 2004 году полуразваленное хозяйство в Зеленочах присоединили к более сильному — ОАО «Калинковичский мясокомбинат». Под крыло ОАО перешел и жилфонд бывшего колхоза. Три года назад людям предложили его выкупить. На первый взгляд требование предприятия кажется вполне логичным, ведь дома по сути не являются собственностью жильцов, проживающих в них. Однако у людей другое мнение.

— Колхозу 30 лет назад эти домики были переданы не в собственность, а в пользование, а мясокомбинат вообще ОАО, на каком основании государство отдает частнику наши домики, а тот еще с нас и деньги берет? — недоумевает местный житель Владимир Рэберт.

Новый хозяин в лице Калинковичского мясокомбината предлагает жителям купить дома за 60—70 млн рублей (такую сумму выставили оценщики агентства по государственной регистрации и земельному кадастру). Она колеблется в зависимости от состояния самого дома. Люди утверждают, что жилища разваливаются, и тех денег, которые за них просят, не стоят.

Image 5113

— Посмотрите, за что здесь 70 млн отдавать? За это? — указывает на обвалившуюся стену своего дома Наталья. Несколько лет назад она сюда заселилась, сделала ремонт, поменяла окна. Теперь за фанерой, укутанной клеенкой, ее спальня.

— Я тогда работала поваром, кормила этих рабочих и видела, как все строилось. Они до обеда работают, после обеда — пьяные. Неудивительно, что теперь все так, — рассказывает ее соседка Елена. — Дома строили без фундамента, теперь вон все стены в трещинах. Если бы мы их сами не ремонтировали, домики бы уже давно рухнули. Несколько домов здесь уже сровняли с землей, так как они просто развалились: в них никто не жил, и никто за ними не смотрел. Хоть бы постыдились за это такие деньги просить!

Местные жители рассказывают, что дома состояли на балансе у хозяйства только на бумаге. За 30 лет ни одного текущего ремонта балансодержатель не провел.

— Мы построили гараж, крыльцо, поставили забор из металлопласта, поменяли двери, окна, котел — все за свои кровные, а теперь пришли оценщики, все это включили в общую стоимость и получается, что мы должны сами у себя же все это покупать? — недоумевает Елена Салук.

Валентина — одна из немногих, кто решился оформить сделку купли-продажи с ОАО. Говорит, сдали нервы — ведь жить в своем-чужом доме врагу не пожелаешь.

— А что делать? На старости лет оставаться без жилья? Муж ничего делать много лет не хотел здесь, говорил — не мой дом, зачем? — рассказывает Валентина. — Когда стали заниматься, оказалось, что никаких документов на домики нет. Нам отвечали, что они уже давно списаны. Потом первый раз приехал оценщик из Мозыря, постоял-покурил, спросил, на каком расстоянии дом от железнодорожной станции, и уехал. А потом вынес сумму оценки — 230 млн рублей. Мы вообще не поняли, откуда такая цена, три раза оспаривали. В результате стоимость снизили до 69 млн, и мы согласились.

В юротделе ОАО «Калинковичский мясокомбинат» уверяют, что действуют в рамках закона, более того — пошли навстречу жильцам и даже разрешили рассрочку на внесение платежей сроком на 20 лет.

— Учитывая, что большинство из нас уже успели отметить свой полувековой юбилей, получается, что окончательно за дома расплатимся к 70 годам. Только доживут ли до этой поры сами постройки? — задаются вопросом жители Зеленочей.

tut.by