TOP

Геополитические качели

Принцип «око за око» может сделать слепым весь мир.Махатма Ганди В последнее время ситуация вокруг Беларуси складывается так, что официальному Минску приходится осуществлять сложное дипломатическое и геополитическое маневрирование.

Прежде всего, обостряются экономические конфликты с Россией. До сих пор не урегулированы противоречия по вопросу цены на газ. В качестве убойного аргумента в торге российская сторона сократила поставки нефти в Беларусь в июле на 40%. Это удар под дых белорусскому бюджету, который сильно зависит от нефтяной отрасли. Москва не скрывает, что это способ давления на неуступчивого союзника. Глава Минэнерго России Александр Новак заявляет: «Если белорусская сторона выполнит свои обязательства по контракту по поставкам газа, возможно, объемы поставок нефти будут увеличены».

Одновременно началась и молочная война. Россельхознадзор вдруг обнаружил, что продукция сразу нескольких белорусских предприятий по производству молока стала не соответствовать нужному качеству, и запретил ее поставки.

Возможно, что возникновение одновременно газовой, нефтяной и молочной войн — просто случайное совпадение. А может, и нет.

Вот, например, агентство Reuters ссылается на высокопоставленный источник в российском энергетическом секторе, который заявил, что сокращением поставок нефти А. Лукашенко «наказывают за разворот к Западу и критические высказывания в адрес России». С одной стороны, информация достаточно сомнительная. Потому что не энергетическое ведомство РФ определяет внешнюю политику России и отношения с Беларусью. И к тому же это противоречит процитированному выше заявлению министра энергетики России А. Новака, который называет совсем иные мотивы сокращения поставок нефти в нашу страну. Но, с другой стороны, это решение было принято на политическом уровне. А там, возможно, учитывались все нюансы поведения официального Минска.

Да и размещение мотострелковой бригады в городе Клинцы Брянской области, на границе с Беларусью, объективно, вне зависимости от реальных мотивов российского руководства, является инструментом политического и психологического давления на официальный Минск.

Опять же, случайно ли в это самое время белорусские официальные лица делают жесты в сторону Запада. 6 июля Александр Лукашенко принял Временного Поверенного в делах США в Беларуси Скотта Роланда в связи с окончанием его дипломатической миссии в Минске. Белорусский президент не часто принимает иностранных послов в связи с их отъездом из страны. На этот раз он лично встретился даже не с послом, а только с временным поверенным. В дипломатической практике иностранного представителя с таким статусом не всегда принимает даже министр иностранных дел. А тут снизошел сам президент.

Еще интереснее, что говорил А. Лукашенко на этой встрече. «Мы никогда не согласимся с тем, чтобы быть не суверенным государством, быть зависимым от кого-то», — заявил президент. И тут же, будто спохватившись и сам себя опровергая, добавил: «Даже россияне нам всегда говорят о том, что иметь нормальные отношения с Западной Европой и США — это абсолютно приемлемо и нужно». Весьма двусмысленная реплика. Дескать, не беспокойтесь, Россия нам разрешила нормализовать отношения с США. Но тогда тезис о том, что мы никогда не согласимся быть зависимым от кого-то, это стремление выдавать желаемое за действительное?

Не менее интересным представляется и выступление министра иностранных дел Беларуси В. Макея во время визита в Латвию 7 июля. Говоря о перспективах размещения новых контингентов войск НАТО в странах Балтии и Польше, он заявил: «Мы можем понять логику наших партнеров, почему они это предпринимают, хотя не поддерживаем эти шаги. Мы не рассматриваем это как прямую угрозу нашей безопасности». Такая позиция сильно расходится с официальной линией России.

Большое влияние на геополитические процессы в нашем регионе окажут решения саммита НАТО, который проходил в Варшаве 8 и 9 июля. Основным вопросом этого форума был ответ Североатлантического альянса на действия России по отношению к Украине. НАТО рассматривает это как угрозу всему региону и провозгласила политику сдерживания РФ. По словам генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга, решения саммита стали самым значительным усилением коллективной обороны со времен окончания «холодной войны».

На самом деле главы государств и правительств Североатлантического альянса в Варшаве не предприняли ничего такого, что принципиально изменило бы стратегический баланс сил в нашем регионе. Было заявлено, что НАТО берет под контроль противоракетную систему в Европе. Напомню, что строительство ПРО вначале осуществлялось как только американский проект.

На саммите НАТО принято решение о размещении четырех батальонов в странах Балтии и Польше численностью до 1000 военнослужащих каждый с 2017 года. Вряд ли эти маленькие контингенты напугают Россию или будут ей реально угрожать. Это скорее символический политический жест, призванный продемонстрировать Москве, что НАТО приняла вызова и готов защищать своих членов.

А Россия в ответ планирует разместить в Брянской и Смоленской областях две новые дивизии. Как пелось в советской песне: «И за око выбьем мы два ока, а за зуб всю челюсть разобьем».

На саммите НАТО в Варшаве присутствовали лидеры многих государств, не являющихся членами альянса, например, президенты Украины, Молдовы, Армении, Азербайджана. Лишь Беларусь сияла своим отсутствием. Тем не менее в кулуарах саммита наша страна упоминалась несколько раз.

Так, министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс, отвечая на вопросы журналистов, заявил, что из-за тесной «интеграции военных сил» Беларуси и России две страны воспринимаются как «одно целое». Он высказал официальную позицию НАТО. Таким образом, несмотря на все усилия официального Минска демонстрировать нейтралитет и дистанцироваться от конфликтов России с другими странами, стратегическое планирование Североатлантического альянса рассматривает Беларусь в качестве безусловного военно-политического союзника России, руководствуясь институциональными факторами. Т. е. тем, что Беларусь является членом ОДКБ, связана военными соглашениями с РФ в рамках Союзного государства. Легко представить, что это будет означать на практике в случае военного конфликта между Россией и НАТО.

И еще один сюжет. Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский на пресс-конференции перед началом саммита заявил: «Польша хочет играть роль посредника, который поможет сближению Беларуси с НАТО». На что тут же негативно отреагировал МИД Беларуси. Начальник отдела пресс-службы министерства Мария Ваньшина заявила: «Беларусь всегда выступала и выступает за прямой, без посредников, диалог со всеми партнерами, включая НАТО».

Это означает, что Минск не заинтересован в том, чтобы какая-то страна монополизировала процесс развития отношений Беларуси с Западом. Ему выгодна дипломатическая диверсификация. Когда партнеров много, можно предлагать эксклюзивные проекты, учитывая их особые интересы, играть на противоречиях.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Деноминированная независимость

Бутафорская буффонада

Призрак нефтегазовой войны

Интеграционный церемониал