TOP

Рабы нашего времени

Данную публикацию хочу посвятить самой бесправной прослойке нашего общества — лицам, проводящим свои дни и ночи в местах лишения свободы. Поговорим об их правовом статусе и проблемах.

В этой жизни мы все в какой-то степени рабы, мы зависим от других людей, от власти, от обстоятельств. Даже те люди, которые находятся на вершине власти, в моменты откровения заявляют, что они — как рабы на галерах.

Сколько их и за что сидят?

Интернет знает все, в том числе количество заключенных по странам: как в абсолютных цифрах, так и по индексу на 100 тыс. населения. По этим показателям первенство устойчиво держат США. Там за решеткой находится свыше 2 млн человек, что составляет около 700 человек на 100 тыс. населения.

Второе место удерживает Россия, где сидит свыше 670 тыс. человек, или 460 человек на 100 тысяч населения. В России имеется 728 исправительных колоний, 8 тюрем, 129 колоний-поселений, а также 6 колоний для осужденных к пожизненному лишению свободы (там пребывает почти 2 тыс. человек).

Что касается Беларуси, то официальных данных о количестве «сидельцев» в тюрьмах и колониях нет. На одном из сайтов можно прочитать, что на начало этого года общее число осужденных и содержащихся под стражей составляло 38410 человек. Это держит нашу страну в тридцатке государств по уровню «тюремного населения».

Среди осужденных в Беларуси преобладают лица, получившие сроки за умышленные убийства, кражи и незаконный оборот наркотических средств. Увеличилось число женщин (2185 чел.). 145 человек отбывают пожизненное заключение, свыше 500 человек находится на тюремном режиме.

Особенную обеспокоенность вызывает резкий рост осужденных по ст.328 УК («Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров»). Только за 2015 год по этой статье было осуждено около четырех тысяч человек. В основном это молодые люди от 15 до 25 лет. Санкции по делам «о наркотиках» жестокие — от пяти и выше лет. При отбывании наказаний для таких лиц нет никаких послаблений, условно-досрочное освобождение практически не применяется.

Раньше в «Снплюс» сообщалось, что матери ребят, осужденных по этой статье УК, стали бить тревогу по поводу фактов произвола, который нередко творится при проведении расследования и судебного разбирательства по этим делам, а потом — при отбывании наказания. Они объединились и написали много писем в различные инстанции с целью обеспечения законности и справедливости в отношении их сыновей. Однако власти пока не реагируют на их обращения, а также отказываются зарегистрировать их организацию.

«Не верь, не бойся, не проси»

Это известная тюремная поговорка, в которой сосредоточены главные заповеди выживания в неволе: не доверять другим, не проявлять страха перед угрозами, не просить чего-то у заключенных и администрации, чтобы не попасть от них в зависимость.

Конечно, жизнь в местах лишения свободы не из легких. Там действуют не только официальные законы, но и негласные тюремные правила («понятия»). По сути это жизнь в преисподней: жесточайший распорядок с шести часов утра и до отбоя, чрезмерные ограничения, минимум потребностей и прав. Тем не менее и там люди как-то живут.

Порядок и условия исполнения и отбывания наказания в Республике Беларусь регулируются в Уголовно-исполнительном кодексе 1999 г. В нем имеется специальная глава 2, посвященная правовому статусу осужденных. Здесь перечисляются основные обязанности и основные права осужденных. Естественно, обязанностей много (ст.9). Но вот интересно, какие есть права у осужденных. Оказывается, они имеют право на вежливое обращение со стороны работников «учреждения», могут обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами и не только к администрации, но и в суд, прокуратуру и другие государственные органы, общественные объединения по защите прав и свобод человека. Осужденные имеют также право на охрану здоровья, на социальное обеспечение, в том числе на получение пенсий. Еще осужденные вправе пользоваться услугами адвокатов или иных лиц, «имеющих право на оказание юридической помощи» (ст.10). В местах лишения свободы осужденные могут также рассчитывать на личную безопасность (с.11). Кроме того, им гарантируется свобода вероисповедания (ст.12).

Для усиления воспитательного эффекта наказания исправительные колонии подразделяются на виды: общего, усиленного и особого режима. А еще есть тюрьмы, в которых установлены два режима: общий и строгий. Для несовершеннолетних в Беларуси имеется воспитательная колония. Для тех, кто почти «отмотал» срок или заслужил «полёгку», есть колонии-поселения. Но всюду осужденные находятся под постоянным контролем администрации и должны выполнять установленные требования.

Труд освобождает?

В соответствии со ст. 98 УИК лица, осужденные к лишению свободы, обязаны трудиться «…в местах и на работах, определяемых администрацией исправительного учреждения». При этом должны учитываться пол, возраст, трудоспособность, состояние здоровья и, по возможности, специальность.

Работа для осужденных организуется на предприятиях и в производственных мастерских на территории исправительных учреждений, а также на иных предприятиях при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных.

Отказ от работы или самовольное прекращение работы считаются злостным нарушением порядка отбывания наказания и влекут за собой применение мер взыскания.

Основываясь на имеющихся данных, в учреждениях уголовно-исполнительной системы Беларуси к оплачиваемым работам привлекаются почти две трети осужденных. При этом продолжительность рабочего времени, условия и оплата труда, требования по охране труда определяются как общими нормами законодательства, так и правовыми актами, принятыми департаментом исполнения наказания МВД.

Как вспоминает бывший зэк Алесь Беляцкий, его зарплата при шестидневной рабочей неделе в мае 2014 г. составляла чуть больше трех долларов, из которых два отчислялись на счет колонии.

Ситуация с оплатой труда осужденных не улучшилась и в последующие годы. Со слов осужденных, те, кто работает не по специальности, получают ровно столько, чтобы можно было вычесть за содержание и оставить несколько рублей на лицевом счете.

Осужденные формально имеют право на отпуск, однако он ограничивается нормами внутренних правил трудового распорядка. Другими словами, есть какой-то перерыв в работе с выплатой какого-то минимума.

Получается, что граждане, попавшие в «места не столь отдаленные», вместе со свободой утрачивают почти все свои права: и личные, и политические, а также частично экономические, социальные и культурные. По сути, они становятся рабами, так как обречены на бесправие и полную зависимость от администрации. Лишь в случае, если они будут безропотно выполнять все требования, сотрудничать с администрацией, то могут рассчитывать на условно-досрочное освобождение от наказания.

Понятное дело, что администрация мест лишения свободы держит осужденных в ежовых рукавицах. В результате достоянием гласности становятся факты жестокого обращения с осужденными (смотрите, например, «Отчет по результатам мониторинга мест принудительного содержания в Беларуси в 2015 году», подготовленный правозащитным центром «Весна»).

Это — только фрагменты суровой жизни в колониях и тюрьмах. В таких же примерно условиях (если не худших) находятся около десяти тысяч заключенных на период предварительного следствия и судебного разбирательства. Не будем также забывать о примерно пяти тысячах алкоголиков, проходящих «лечение» трудотерапией в лечебно-профилактических профилакториях.

Я считаю, что этим людям надо вернуть человеческий облик и право на достоинство. Они ведь граждане нашей страны. В международных документах ООН еще с середины 50-х годов прошлого века прописаны их права, а в Беларуси этими правами им не разрешают пользоваться. Так, может быть, пора восстановить заключенных в их неотъемлемых правах?

(Продолжение темы в следующем номере.)

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

О легитимности и пользе собрания

Снова о пенсионном возрасте

Надо ли бояться деноминации?

Почему мы такие бедные?