• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Трудности перевода

Нынешняя избирательная кампания имеет ряд особенностей. Прежде всего, она проходит в условиях глубокого социально-экономического кризиса, падения благосостояния населения. Власти приняли ряд непопулярных мер, которые сильно ударили по их имиджу. Это и рост коммунальных тарифов, и повышение пенсионного возраста.

Последние социологические опросы НИСЭПИ (Вильнюс) зафиксировали сильное падение доверия к власти, снижение рейтинга А. Лукашенко. В таких неблагоприятных для существующего режима условиях парламентские выборы еще не проводились. Поэтому нельзя исключать, что общественное недовольство может вылиться в какие-то неожиданные формы протестного голосования.

Впервые выборы проводятся по новому законодательству. Это будут классические мажоритарные выборы в один тур. Т. е. теперь для победы не нужно набирать более 50% голосов избирателей, а достаточно получить больше голосов, чем у конкурентов. И это новшество требовало объединения оппозиции и выдвижения одного оппозиционного кандидата в каждом округе. Однако этого не произошло, оппоненты режима идут на выборы разными колоннами.

Есть еще одна законодательная новация не в пользу оппозиции, которая впервые будет действовать во время парламентской кампании. Сейчас государство никак не финансирует агитационную кампанию кандидатов. Им придется самим искать деньги, причем, легальные.

Важной особенностью нынешней кампании является и то, что она проводится в условиях процесса нормализации отношений с Западом. Влияние этого фактора проявляется в том, что мы наблюдаем какие-то слабо заметные формы политической «оттепели», начавшейся еще в период прошлогодних президентских выборов. Власти говорят об определенной либерализации избирательных процедур. Официальные лица намекали на возможность появления в Палате представителей оппозиции.

И это создало у части политизированной публики иллюзии, что нынешние выборы могут пройти по-другому, приблизившись к демократическим стандартам. Однако формирование участковых избирательных комиссий быстро развеяло эти надежды. Обещанная Центризбиркомом прозрачность процедуры отбора членов этих комиссий вылилась в кондовую имитацию.

Общее количество представителей оппозиционных партий в участковых комиссиях составило 53 человека, или 0,08% от общего состава членов участковых комиссий, что даже меньше, чем на парламентских выборах 2012 года (61 человек, или 0,1%), когда ни о какой политической либерализации даже речи не было.

Обратим внимание, что эти 53 человека в участковых комиссиях были отобраны из 514 граждан, предложенных оппозиционными партиями, что составило 10,3% от числа выдвинутых. В то время как из представителей, выдвинутых проправительственными партиями, в состав комиссий включено 89%. От пяти крупнейших проправительственных общественных объединений (Федерация профсоюзов Беларуси, БРСМ, «Белая Русь», Белорусский союз женщин, Белорусское общественное объединение ветеранов) в состав комиссий вошло 94% из числа выдвинутых ими людей.

Т. е. видеть оппозицию в избирательных комиссиях власти почему-то не хотят. Угадайте с трех раз, почему? Председатель ЦИК Л. Ермошина объяснила минимальное попадание туда оппозиционеров очень просто: «Зачастую в оппозиционные партии идут люди, у которых жизнь не сложилась». Хоть глава Центризбиркома говорит на русском языке, тем не менее, ее слова нуждаются в переводе. На языке официальной пропаганды это нужно понимать так: какой же нормальный человек пойдет в оппозицию, ведь все белорусы обожают власть, поэтому в оппозиционные структуры идут только ненормальные люди, законченные неудачники. Одним словом, как говорил А. Лукашенко, «отморозки».

Л. Ермошина еще немножко приоткрыла методологию отбора кандидатов, которые будут считать голоса: «Люди, включенные в состав избирательных комиссий, — это граждане, которые давно работают на выборах, известны… Человек надежный — значит, он… включается в избирательную комиссию». Снова перевожу на русский язык: люди, давно работающие в комиссиях, надежные, они умеют «считать» так, как нужно власти. Напомню, что все предыдущие выборы в Беларуси были оценены независимыми внутренними наблюдателями и БДИПЧ ОБСЕ как не соответствующие демократическим стандартам. Так вот, сейчас именно этим людям, много раз участвовавшим в проведении таких недемократических выборов, снова доверили эту высокую миссию. Что гарантирует тот же результат.

Таким образом, парламентские выборы проходят по обычному белорусскому сценарию, в виде потешной кампании. Это, собственно, не выборы, а техническая, бюрократическая процедура. От граждан требуется лишь прийти к урнам и «выполнить свой гражданский долг». Т. е. исполнить ритуал, в рамках которого не народ избирает себе власть, а власть избирает сама себя, используя народ в качестве необходимого декора. В рамках этой парадигмы государственные СМИ внушают населению, что главными субъектами кампании являются не кандидаты в депутаты или организации, которые они представляют, а избирательные комиссии, ЦИК и главная телезвезда политического сезона, героиня всех наших электоральных побед Лидия Ермошина.

И совсем не случайно власти начали кампанию дискредитации независимой социологической структуры — НИСЭПИ. Создается впечатление, что сегодня, в рамках теперешней избирательной кампании независимая социология для властей является большей опасностью, чем оппозиция. Ибо контраст между отношением населения к властям и объявленными результатами выборов будет уж очень большим и заметным. Поэтому нужно убрать прибор, которым измеряют общественные настроения: индикатор, или дозиметр, или термометр, или зеркало, в которое смотрит население. И пусть общество живет в социологических потемках или питается только той информацией, которую предоставит сама власть.

Коммуникация с населением во время сбора подписей показала, что интерес людей к парламентским выборам низкий. Ведь обыватель понимает, что депутат в Беларуси не является носителем власти. К тому же вера в выборы, по опросам того же НИСЭПИ, невелика.

В то же время происходит радикализация настроений в обществе, недоверие к власти выросло. Роль украинского фактора резко уменьшилась по сравнению с прошлогодней президентской кампанией. Оппозиция уже не вызывает аллергии как раньше, даже в провинции. Люди нормально реагируют на бело-красно-белый флаг. То есть возникла ситуация, когда люди готовы слушать альтернативу.

Еще один любопытный момент. Сейчас, до регистрации кандидатов в депутаты, на 110 мест в парламенте претендуют 630 человек. Шесть претендентов на место. Судя по всему, происходит конкуренция номенклатурных кланов, а в Администрации президента еще не решили окончательно, на кого ставить.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Воспоминание о будущем

Невольник чести

Нефть пахнет жареным

Геополитические качели