• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Всепогодная дружба

Завершился девятый визит Александра Лукашенко в Китай. Он сопровождался таким масштабом пафосной риторики и барабанного пропагандистского боя, будто открыли золотой источник процветания Беларуси на столетия вперед. 

«Будет мощный и сильный Китай — будет суверенная и независимая Беларусь», — констатировал А. Лукашенко, выступая в Пекинском университете. Государственные СМИ уверяют, что белорусско-китайские отношения подняты на новый, особый, высочайший уровень. «Наша страна вошла в немногочисленный круг ближайших друзей и соратников Китая», — пишет «Советская Белоруссия».

Белорусский президент наградил председателя КНР Си Цзиньпина неизвестным до сих пор белорусским орденом «За укрепление мира и дружбы». Во всяком случае, в перечне наград, перечисленных на президентском сайте, даже после визита его нет. Создается впечатление, что этот орден был придуман и учрежден на ходу специально для награждения китайского лидера.

Хотелось бы немножко спуститься с китайских небес на белорусскую землю и попытаться разобраться, что это нам дает в реале, а не в мечтах.

В 2013 году было зафиксировано «всестороннее стратегическое партнерство» в отношениях Беларуси и Китая. Тогда белорусские государственные СМИ тоже радостно вещали об огромном прорыве белорусской дипломатии, об особых отношениях Минска и Пекина. Но вскоре оказалось, что Китай имеет такой уровень партнерства еще с 24 странами, кстати, с нашими соседями, что само по себе девальвирует этот статус. Китайцам не жалко, если партнерам это важно.

В практическом смысле этот статус мало что дает. Пока Беларусь и Китай не были стратегическими партнерами, взаимный товарооборот уверенно рос. А теперь подняли статус. Что в итоге?

За первые семь месяцев нынешнего года товарооборот между странами сократился на треть в сравнении с таким же периодом прошлого года, а белорусский экспорт в Китай составил только 21,5%, т. е. уменьшился почти в пять раз. В основном за счет того, что китайцы, упорно торгуясь, сбили цену на наш калий на 30%. Такое вот партнерство.

И вот теперь стороны объявили в совместной декларации «об установлении отношений доверительного всестороннего стратегического партнерства и взаимовыгодного сотрудничества», намерении «развивать «всепогодную дружбу» (?!). Зимой и летом — одним цветом. Как заявил А. Лукашенко, выступая перед студентами Пекинского университета, Китай только с четырьмя государствами имеет такой высокий уровень сотрудничества.

Пекину не жалко, почему бы не записать, чем бы дети (белорусы) ни тешились… Только у меня вопрос: насколько упадет белорусский экспорт в эпоху «всепогодной дружбы»?

Вообще, если посмотреть на отношения Беларуси и Китая в ретроспективе, то можно констатировать, что с белорусской стороны их можно назвать историей иллюзий и несбывшихся надежд. Интерес официального Минска к КНР понятен. На глазах набирающий вес мировой гигант имеет много лишних денег и ищет, куда их вложить. Причем не задает вопросов о правах человека. Дружить с такой страной выгодно и почетно. Однако эти иллюзии мало-помалу рассеялись.

Прежде всего, в самом начале сотрудничества с Китаем Беларусь хотела повторить модель белорусско-российских отношений. То есть в обмен на политическую лояльность и всяческую демонстрацию дружбы получить халявные экономические дивиденды. Однако оказалось, что Китай — не Россия. Китайцы — весьма прагматичные люди и за поцелуи деньги не дают. Выделяют только связанные кредиты с очень жесткими условиями.

Вторая несбывшаяся надежда. У А. Лукашенко было представление, что достаточно договориться с руководством, ударить по рукам, и экономическое сотрудничество будет быстро развиваться. На такой почве строились отношения Беларуси с Россией, Венесуэлой во времена Уго Чавеса. Однако с Китаем так не получается. Ведь китайские фирмы, даже государственные, руководствуются принципом коммерческой выгоды. А в Беларуси очень мало окупаемых проектов.

А. Лукашенко постоянно твердит: Беларусь — площадка, ворота для продвижения КНР, проникновения китайского капитала в ЕС и ЕАЭС. Но Китай давно уже и в Европе, и в ЕАЭС, куда, кстати, китайцам ближе продвигаться через Россию и Казахстан.

Белорусских высоких чиновников, возможно, вводят в заблуждение особенности восточной дипломатии, в традиции которых не принято говорить «нет», китайская манера соглашаться, но на самом деле выполнять только то, что выгодно Китаю. В качестве примера возьмем тот же широко известный китайско-белорусский индустриальный парк «Великий камень». Было столько пиара, восторженных уверений о чудесных перспективах. Китайцы всячески поддерживают этот пафос. А. Лукашенко, выступая перед студентами Пекинского университета, рассказывал, что председатель КНР Си Цзяньпин, посетив этот парк, был от него в восторге: «Он назвал это место жемчужиной великого Шелкового пути. А по дороге в Минск, когда мы возвращались, он мне сказал, что таких условий и таких мест нам никто в мире не предлагал».

Но свои инвестиции в инфраструктуру парка китайцы вкладывать не захотели. Дали кредит, за счет которого все коммуникации подводит белорусская сторона. Правда, с привлечением китайских рабочих.

В парке зарегистрировано восемь резидентов, в основном китайских компаний, с которыми заключены договоры и которые взяли на себя определенные обязательства. Что в сухом остатке? Сегодня реализуется только один проект, строится всего лишь логистический центр. А ведь нам обещали, что туда придут новейшие технологии, производства пятого, шестого, седьмого технологических укладов. А на самом деле возводится только логистический центр, грубо говоря, большой склад. Увы, прямые китайские инвестиции идут в Беларусь в мизерных количествах.

И вот теперь по итогам визита А. Лукашенко в Китай сообщается, что белорусской стороне предоставлена технико-экономическая помощь от партнеров в размере более $230 млн. Как замечательно, наконец-то безвозмездная поддержка, а не одни кредиты. Но не спешите радоваться. Выясняется, что эти средства планируется направить на строительство социального жилья и развитие территорий, расположенных рядом и в пределах китайско-белорусского индустриального парка. Т.е. там, где будут жить китайские рабочие.

Посол Беларуси в Китае Кирилл Рудый заявил, что в ходе визита президента достигнуты важные договоренности: «Общая сумма контрактов — потенциальных, возможных и реальных, которые нам сейчас предстоит реализовать и обеспечить, — это порядка $11 млрд». Посол не случайно в одну кучу объединил «потенциальные, возможные и реальные» контракты. Ибо в белорусско-китайских отношениях между возможностью и реальностью существует большая разница.

Выступая в Пекинском университете, Александр Лукашенко отметил, что его личное знакомство с Си Цзиньпином состоялось еще тогда, когда тот в должности заместителя председателя КНР посетил с визитом Беларусь. «Мы пять часов у меня в кабинете стояли перед глобусом и рассуждали о мировых проблемах», — заявил белорусский лидер. Что стало еще одной иллюстрацией к знакомой теме «Я и Великие». Вы только представьте себе картину: будущий лидер мировой державы специально приехал в Минск для того, чтобы почти целый рабочий день простоять у глобуса и послушать, что думает о мировых проблемах президент сравнительно небольшого и бедного государства. В тексте выступления А. Лукашенко, опубликованном «Советской Белоруссией» (01.10), этот сюжет стыдливо убрали. А вы говорите, что у нас нет цензуры.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Глас вопиющего

Период полураспада

Тараканьи бега

Сюрреалистическая трагедия