• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Мерить сегодня шагами в завтра

Сегодня иные, критикуя молодежь, говорят: ай, что они могут, эти хипстеры! Действительно, что? Пробую ответить с помощью Андрея Архипенко из Бобруйска — 24-летнего историка по образованию с вызывающе модной хипстерской бородкой… Мы давно с ним знакомы, но вот сегодня решили побеседовать, что называется, под запись. 

— …Кстати, Андрей, раздражало твое хипстерство избирателей на только что минувших выборах? Тем более, они у тебя главным образом сельчане — народ простой и прямой…

— Это вы насчет встречи по одежке? Да по-разному относились. Один водитель открыл дверь, услышал, что я кандидат — сразу послал подальше. Но не на того напал: начали дискутировать. И закончилось все тем, что он минимум десятка два знакомых сагитировал отдать подпись за меня… Это не просто радует, а рождает другую эмоцию: чувство ответственности перед теми людьми, которые решили поддержать не просто тебя лично, а в твоем лице альтернативу нынешней политике.

Андрей Архипенко

— Но разве в деревнях ее не «приземляют» на уровень бесконечных местных проблем? И что, чем ты можешь помочь людям, которых изводит бездорожье, плохая вода, отсутствие автобусов…

— Кстати, горожанам также достается. Меня затронула, например, реставрация уникальной Бобруйской крепости. И что я могу сделать там, где требуются просто огромные финансовые вливания? Никому золотых гор не обещал, но задействовал в качестве экспертов местных знатоков и архитекторов, строителей, не единожды встретился с разными чиновниками… И пусть реконструкция того же третьего полигона пока еще не началась, все равно нам удалось сфокусировать на проблеме внимание горожан и властей, Министерства культуры. Я верю: если упорно бить в одном направлении — в конце концов дело сдвинется с мертвой точки.

— Ты ловко ушел с сельской темы — там сложнее? Во всяком случае, тебе, горожанину…

— Ну почему — я неплохо знаком и с деревенским бытом: чтобы оплачивать учебу, поработал в сельской школе. Мрак: только заканчивают ее — и сразу пулей в город… Оно и понятно: за счастье считается, если на несколько окрестных деревень один старенький холодный клуб… Ну, и так далее. Едут молодые часто учиться не потому, что душа того требует, а лишь бы на пять лет вырваться, нащупать где-то свое место, зацепиться за город… В общем, подальше от безнадеги, которую они связывают с жизнью в своих деревнях, местечках… Но смотрите, что происходит дальше: и сами ребята упираются, и родители отдают ради их учебы очень большие для себя деньги, а на выходе? По статистике 80 процентов вчерашних студентов не работают по специальности. Большинству никогда не влиться в ряды «белых воротничков» — хорошо, если найдут хоть какое-то место на заводе… Ну полностью неприемлемая ситуация! Чтобы как-то изменить ее, например, активно сотрудничаю сейчас с общенациональной «Студенческой радой» — занимаюсь альтернативной реформой высшего образования. Кстати, многие молодые именно в университетах почувствовали необходимость участия в политике — я это ощутил лично.

— И как выглядит политика в будничной белорусской жизни?

— Как везде — это просто продолжение жизни. Будней. Но однажды подворачивается момент либо ситуация, когда люди начинают подниматься над привычным. А еще важно наличие человека, который оказывается в эпицентре ситуации. И разумно ведет себя.

— ?!

— Нет-нет, я не о себе любимом… Смотрите, одним из моих соперников на выборах была председатель Глушского сельсовета Мария Глущенко. Выяснилось, она всей душой за то, чтобы небольшой местный музей Адамовича стал центром культурной жизни. И не только местной! Хотя мы боролись с ней за симпатии сельчан, отношение к памяти классика новейшей белорусской литературы Алеся Адамовича объединило и примирило. Как обновить дом писателя? Задача не из простых, хотя со стороны может показаться иначе. И дело здесь не только в вечной закавыке: «На это денег нет — гляньте, водопровод вон на ладан дышит!» Тут уже начинается и наша горе-«политика»: еще тяжелее материального преодолеваются идеологические стереотипы, ведь Адамович — друг Быкова, оба не питали иллюзий о том, в современном, демократическом ли ключе пошло развитие Беларуси… Но вот Глущенко начала зажигать земляков, я подключился. Как? Она по своей линии ищет союзников, атакует власть, а я по своей: создаю специальный сайт, чтобы рассказывать через него, какая именно помощь требуется, на что пойдут деньги, где сгодятся руки волонтеров… Работаю над созданием крауфандинговой платформы — интернет-площадки по сбору средств со всей страны ради музея Адамовича. Сейчас вот встречаюсь с его дочерью, не забыл и об ученице — Светлане Алексиевич! С такой подмогой можно смело идти и в прессу, и в облисполком, и в министерства…

— Получается — ты человек команды?

— А что под силу одиночке? Я, например, одержим переводом популярных мировых сериалов на белорусский язык. И как в этом без подмоги? Нашел единомышленников, и вот уже «обелорушены» 7 серий «Игры престолов»! Исключительно на волонтерских началах, замечу…

…Глядя на него — молодого, красивого, интеллигентного и уверенного в будущем, вспоминается одна дискуссия. Тогда в запале кто-то воинственный бросил реплику Андрею: «О каких мирных переменах ты твердишь?! Нигде худшее не сдавалось миром!» А он спокойно возразил: «Вот я восхищаюсь Махатмой Ганди: независимости для великой Индии он добился, казалось бы, невозможным — без крови, мирным путем… Так что успокойтесь, примеров хватает»…

Все правильно сказал. Кроме одного: тебе еще рано успокаиваться! Впрочем, кому это говорится?

Он ведь из тех, кто никогда не успокаивается, кто мерит сегодняшнюю жизнь шагами в будущее…

Татьяна Короткевич